«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 24 — Истинная сущность лицемеров

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1195

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку. Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 24. Раскрывает истинную сущность лицемеров

Год: 1837

Место действия: городок Вольштайн

Генрих Герц пребывал в ужасном настроении. Все его попытки найти работу окончились неудачей. Генрих был способным молодым человеком, и считал себя образованным и современным евреем. Он пытался улучшить свое положение – как в обществе, так и в финансовой сфере, но в последнее время был разочарован и подавлен. Кроме того, его все больше терзали сомнения, касающиеся веры и еврейства вообще, и постепенно, понемногу, он начал сбрасывать с себя бремя Торы.

Генрих бесцельно бродил по улицам городка. Вдруг взгляд его упал на вывеску книжного магазина. Генрих зашел туда. Хозяин магазина спросил, что ему угодно, и молодой человек пробормотал в ответ, что он хочет сам поискать себе какую-нибудь книгу. Он достал с полки несколько книг и начал перелистывать одну за другой.

Хозяин магазина следил за ним взглядом, и неожиданно предложил:

– Недавно мы получили новую книгу. Молодые люди, вроде Вас, буквально хватают ее. Может быть, Вам тоже будет интересно?

Юноша поднял глаза, вопросительно взглянув на хозяина магазина. Тот поспешил достать с ближайшей полки тонкую книгу и протянул ее странному молодому человеку.

Герц пробежался глазами по названию: «Игрот Цафун. Девятнадцать писем об иудаизме». Имя автора – Бен-Узиель. Он открыл книгу и начал просматривать ее:

«Дорогой мой Нафтоли!.. Я представил тебе целый список обвинений против иудаизма…»

Что-то необычное! Заинтересованный юноша продолжил читать:

«Итак, друг мой, ты подвергаешь иудаизм проверке… Но народ Израиля – это историческое явление… а в чем смысл истории?…Что такое человек? Каково его жизненное предназначение?»

Герц закрыл книгу, решив купить ее.

– Сколько она стоит? – нетерпеливо спросил он.

Хозяин магазина довольно улыбнулся и назвал цену.

Генрих заплатил, и, выйдя из магазина, поспешил домой.

Книгу он буквально проглотил на одном дыхании, и сказанное в ней оживило его удрученную душу. Юноша почувствовал сильное желание познакомиться с автором книги, чтобы иметь возможность пить из живительного источника напрямую. Довольно быстро он выяснил, что автор книги – никто иной, как рав Шимшон Рафаэль Гирш, который в то время был раввином герцогства Ольденбург. Герц написал раву Гиршу полное восхищения письмо, в котором просил автора «Игрот Цафун» стать его учителем и руководителем по жизни.

Юноша получил великодушный ответ рава Гирша: «Если ты принимаешь решение учить Тору ради Небес, я приму тебя с радостью»!

Молодой Герц был радушно принят в доме раввина Ольденбурга. Там он стал своим человеком, приближенным к раву Гиршу. Каждый день рав Гирш занимался с ним изучением Торы, алахи и даже общеобразовательных предметов. Рав Гирш относился к Герцу с уважением, видя в нем ученика-друга. В те годы рав Гирш предавался изучению Торы с невероятным усердием и постоянством, начиная день еще до рассвета, и заканчивая поздней ночью. Герц, поначалу относившийся к своему учителю с великим уважением и восторгом, постепенно стал разочаровываться в своих ожиданиях. Он все еще был очень далек от выполнения условия, которое поставил ему рав Гирш перед приездом. Вот, что он писал в своем дневнике:

«Я докажу моим родителям и друзьям – несмотря на то, что столько времени я провел в безделье, не могу не тешиться надеждой на то, что совершу нечто великое в мире»! Герц надеялся, что сможет выйти в «большой мир» и получить какую-то серьезную должность, благодаря знакомству с равом Гиршем. Он стремился к материальному успеху, и как можно быстрее, а личность серьезного, глубокого и педантичного в алахе рава Гирша никак не соответствовала образу «современного» раввина, который Герц нарисовал в своем воображении. В своем дневнике Герц писал о раве Гирше, что он, мол, человек мрачный, с ограниченным кругозором и мировоззрением фанатика. И добавлял с насмешкой: «Кроме книг его гениальнейших законоучителей, у него практически нет знакомых…» Все это было, разумеется, самой настоящей клеветой.

Рав Гирш, со своей стороны, начал ощущать, что Герц изучает Тору, с целью найти в ней изъяны, чтобы оспаривать ее, и отношения между ними стали охлаждаться. Рав Гирш посоветовал Герцу направить свои способности в другую сторону и приобрести профессию врача. Тогда, через три года после своего приезда в Ольденбург, Герц письменно сообщил раву Гиршу о своем намерении покинуть его.

В течение нескольких лет после этого они еще поддерживали какие-то отношения. Но вот Герц женился и пришел в гости к раву Гиршу вместе со своей женой. Тогда-то и была сорвана маска с подлинного лица Герца: его жена не покрывала волосы. Рав Гирш сделал выговор молодой паре, и на том отношения между равом и его сомнительным учеником была разорваны. [Прим. ред. Сказанное здесь не означает, что когда к нам в дом приходит молодая пара, и женщина – с непокрытой головой, мы должны их отчитывать. Герц не был тинок шенишба (плененный ребенок), и в его поступке была особая наглость по отношению к своему наставнику.]

Прошло тринадцать лет, и в 1853 году их пути снова пересеклись…

Рав Гирш вошел в дом в большом волнении. Он держал в руках книгу, которая только что вышла из печати.

– Ну, это уж слишком! – сердито сказал он самому себе.

Рабанит Хана уже привыкла к реакциям мужа на трудности, постоянно встречающиеся на его пути. Руководить молодой развивающейся общиной «Кааль Эдат Йешурун» во Франкфурте было непростым делом. Но сейчас было очевидно, что рав возмущен более обычного.

– Снова правительство вмешивается в учебную программу? – попыталась угадать рабанит.

Рав Гирш покачал головой. И только в этот момент рабанит заметила книгу, которую он держал в руках.

– Я вижу, ты принес новую книгу. О чем она? – рабанит подошла поближе.

– Помнишь Герца? – ответил рав вопросом на вопрос.

Рабанит Хана поморщилась. Ей никогда не нравился этот ученик, который в итоге оставил путь истины. Она лучше, чем ее муж, видела нечестность и порочный характер молодого человека, бывавшего у них дома в Ольденбурге.

– Так что? – равнодушно спросила она.

Рав Гирш с отвращением положил книгу на полку буфета.

– Он не верит в Устную Тору! Пренебрежительно относится к нашим мудрецам! – резко ответил рав Гирш. Его лицо выражало настоящую боль. Он указал на книгу:

– «История евреев», четвертый том. Автор – Генрих Герц, – голос рава дрожал от гнева.

– Он выпустил в свет книгу о еврейской истории?! А где первые три тома? – удивилась рабанит Хана.

– Он начал всю серию с четвертого тома, Хана, потому что хотел вначале заняться именно периодом между разрушением Второго Храма и до завершения Талмуда, то есть периодом танаев и амораев.

– Что ты имеешь в виду?

– Мне совершенно ясно, что движущим мотивом для написания книги было его желание оправдать в своих глазах то, что он сбросил с себя бремя заповедей. Чтобы добиться этой цели, он отрицает величие наших мудрецов, отрицает, что все их слова, все комментарии были переданы Моше на горе Синай устами Самого Творца, – а это и есть Устная Тора! Появляется Герц, «прославленный» историк, и осмеливается в своей книге создать впечатление, что, не дай Б-г, все наши мудрецы – обманщики!

– Обманщики? – переспросила рабанит Хана.

– Да! Мы твердо знаем, что все законы Устной Торы были даны нам на горе Синай, точно так же, как и Письменная Тора. Наши мудрецы во многих местах подчеркивают, что они – лишь «передающие Тору», как сказано: «Моше получил Тору на Синае и передал ее Йеошуа», а тот передал дальше и т.д. А Герц пишет, что все, что сказано мудрецами – это их выдумки. Они, мол, придумали все это в соответствии с нуждами своего времени, и все их комментарии лишь оправдывают утверждения, которые они высказывали в зависимости от своего настроения, характера или личных убеждений по поводу того, как нужно руководить народом Израиля – в той ситуации, в которой они жили в тот период.

– А как эта книга оправдывает отказ от исполнения заповедей?

– Из его слов следует, что у еврея нашего времени нет никакой обязанности соблюдать заповеди, так как, по его мнению, они – лишь изобретение наших мудрецов. «Если они могли придумывать законы, исходя из собственных соображений, к чему это обязывает меня сегодня? Я буду соблюдать лишь то, что мне кажется актуальным». Герц и ему подобные «ученые» хотят, чтобы мы поверили в совершенный вздор: что танаинеправильно истолковали Тору, а амораи неправильно поняли слова танаев. Что мудрецы первых поколений (ришоним) неправильно истолковали амораев, а законоучителя последних поколений (ахроним) вообще не поняли ришоним. И каждое последующее поколение просто объясняло слова предыдущего поколения, как ему вздумается, а не в поиске истины. И только «историк» Герц со своей компанией – они-то и есть правдолюбцы! Это просто смехотворно!

– А чем он сейчас занимается? – спросила рабанит.

– Кто, Герц? Нашел себе сообщников! Он сдружился с Захарьей Франкелем, который недавно создал семинар для подготовки раввинов в городе Бреслау. Герц – один из ведущих лекторов там.

– По какой специальности?

– По истории евреев, разумеется, и по Гемаре, к моей большой скорби.

– А, – презрительно сказала рабанит, – мне этот человек с самого начала не понравился. Очень жаль, что этот тип просто воспользовался ситуацией, зная о твоем добром сердце, и, понимая, что ты захочешь приблизить его к Торе.

Рав Гирш промолчал. Рабанит сочувственно взглянула на него, но рав уже направился к выходу из комнаты.

– Куда ты? – спросила она.

– За письменный стол. Мне предстоит большая работа. Это настоящая заповедь – заклеймить позором все, что Герц написал в своей книжке. Я обязан публично опровергнуть все его лживые убеждения и выводы, поскольку его книга может, не дай Б-г, быть воспринята, как самый достоверный труд по еврейской истории.

– И где ты это опубликуешь?

– В «Йешуруне», разумеется.

Ежемесячник «Йешурун» служил трибуной для войны рава Гирша против лживых домыслов Герца. За три года рав опубликовал двенадцать статей, в которых доказал, что все тезисы Герца – не более, чем поверхностные предположения, не имеющие под собой твердой основы. Рав Гирш продемонстрировал глубокие, энциклопедические познания в Вавилонском и Иерусалимском Талмудах и Мидрашах, и доказал, не оставив ни капли сомнения, что Герц ошибался не только в трактовке слов мудрецов, но и был неполноценен, как историк. В одной из своих статей рав Гирш писал:

«Если в семинаре в Бреслау ведут преподавание в соответствии с направлением Герца – мы можем только оплакивать молодежь, которая там учится, и общины, которые выберут своими раввинами выпускников этого заведения. Нам следует трубить во все трубы: родители, не посылайте туда ваших детей! Пусть они станут лучше портными или сапожниками, тогда, в худшем случае, смогут загубить лишь платье или пару сапог, а не общины и души евреев. Преподаватели этого семинара говорят, что от них Тора выйдет в еврейский народ. Но на самом деле, из-за них Тора уйдет из еврейского народа»!

Не успело перо рава Гирша остыть от войны с книгой Герца, как на него напал новый враг – книга «Пути Мишны», написанная основателем и директором семинара в Бреслау, доктором Захарьей Франкелем. Еще до создания семинара, в газетах был опубликован открытый вопрос к его основателям: «Каковы мировоззрение и видение жизненного пути, в свете которых будут воспитываться учащиеся семинара»? Основателей просили ответить прямо:,верят ли они в то, что Тора дана Свыше, как Письменная, так и Устная? Признают ли они постановления мудрецов и заповеди, установленные ими, которые никто не имеет права менять? Дирекция семинара проигнорировала вопрос, ответив насмешкой: «Мы занимаемся научным исследованием еврейства, а не чтением проповедей на тему религии и веры». Их молчание было красноречивей любого ответа для тех, кто понимал (как рав Гирш), о чем речь. Рав видел в докторе Франкеле врага более опасного, чем Герц. Как и Герц, Франкель отрицал, что Устная Тора тоже была дана на горе Синай, и утверждал, что Моше рабейну получил лишь Письменную Тору, а все комментарии и заповеди, хотя и являются очень древними, но, тем не менее, изобретены мудрецами. Однако, в отличие от Герца, который открыто высказывал свои взгляды, Франкель притворялся Б-гобоязненным евреем, верящим во Всевышнего и Его Тору. Таким способом он смог ввести в заблуждение практически все религиозное общество. Лишь очень немногие, и в первую очередь – рав Гирш, осознавали, что этот человек отрицает исторический факт передачи Устной Торы на горе Синай, и необходимо предостерегать людей от связи с ним и с семинаром, который он создал. Прошло немало времени, прежде чем рав Гирш смог донести до сознания преданных Торе евреев, что Франкель со своими товарищами просто притворяются, что обучают Торе. Настоящие же их намерения – использовать свои знания для того, чтобы отказаться от соблюдения заповедей и запретов Торы, которые мешают их комфорту. Рав Гирш считал, что они даже опаснее, чем реформисты.

Рав знал, что за много лет до этого вышел в свет молитвенник, который реформисты назвали «Стандартный молитвенник для всех евреев», и которым строжайше запретили пользоваться все великие знатоки Торы. Рав Ицхак Бернайс заново напечатал запрет пользоваться этим молитвенником, который раввины Гамбурга ввели в свое время. Он позаботился о том, чтобы эти объявления были разосланы по всем синагогам города. Реформисты в то время кипели от гнева, и тогда доктор Захарья Франкель выступил в их защиту. Он опубликовал резкую критическую статью, в которой нападал на мудреца Бернайса. Среди прочего, он писал, что мудрец Бернайс совершил большую ошибку и страшный грех, возражая против молитвенника.

В городе Штульвайсенберге, где главой раввинского суда служил зять рава Гирша, рав Йосеф Гугенгаймер, была выпущена брошюра из трех глав на святом языке, которую написал рав Йедидья Готлиб Фишер. В этом сочинении рав Фишер разнес в пух и прах все идеи и подходы Франкеля, изложенные в книге «Пути Мишны». Рав Гирш перевел эту брошюру на немецкий язык, поскольку считал невероятно важным донести ее содержание до читателей «Йешуруна» на понятном им языке. Он добавил к сказанному свои замечания на эту тему и опубликовал.

Надо сказать, что среди сторонников Франкеля были и Б-гобоязненные раввины, которые пали жертвой его обманчивого образа. Некоторые даже называли его «Главой ешивы для подготовки раввинов в Бреслау». Они утверждали, что обнародование равом Гиршем спора с Франкелем на немецком языке на страницах «Йешуруна» вызывает осквернение Имени Всевышнего. По их мнению, споры по поводу методов изучения Торы следует оставлять на святом языке, написанными в раввинском стиле, чтобы они были понятны лишь таким же образованным людям, как они сами. Рав Гирш ответил на эти претензии так: когда существует опасность, что будет нанесен ущерб основам веры, следует объяснять все так, чтобы самый необразованный еврей понял суть четко и ясно. Семинар в Бреслау претендует на то, чтобы выдавать дипломы раввинам для соблюдающих Тору и заповеди еврейских общин. Мы должны быть уверены, что когда еврей столкнется с преподавателем или раввином, который приехал из этого семинара, он будет совершенно точно знать, что именно они проповедуют. Рав Гирш ответил, что в таком случае как раз сокрытие информации от широкой публики является осквернением Имени Творца.

Сторонники Франкеля начали борьбу против рава Гирша из-за того, что он осмелился атаковать его идеи. Они не гнушались прибегать к самым низким и грязным уловкам. Рав Гирш, который обычно стоял стеной и не отвечал на статьи своих противников, направленные против него, в этот раз решил не молчать, и ответил своим клеветникам остро и решительно. Вот как он подытожил свою борьбу:

«Вы можете убить этого Гирша и еще тысячу подобных ему. Но если его слова – правда, они одержат победу, несмотря ни на что. Можно уничтожить человека, но нельзя уничтожить истину»!

Перевод – Л. Г. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=15362