«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 18 — Верен своему обещанию

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1184

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку. Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 18. Верен своему обещанию

Евреи Никольсбурга и всей Моравии были потрясены. Никто не хотел верить слухам, передававшимся из уст в уста, и ставших громом среди ясного неба: главный раввин Моравии, рав Шимшон Рафаэль Гирш сообщил властям, что собирается оставить Никольсбург, и просит назначить на его место другого раввина. Более того! В пятидесяти с лишним общинах Моравии состояло более пятидесяти тысяч человек. И рав Гирш решил оставить управление такой «империей» ради крошечной общины Франкфурта, насчитывавшей едва ли сотню евреев!

– Как такое может быть? – спрашивали люди друг друга, – что заставляет необыкновенного, возвышенного человека отказаться от высокого и ответственного поста, переехать в маленькую общину в городе, где большинство евреев уже далеки от иудаизма и относят себя к реформистам?

Кто же оказал влияние на решение рава Гирша? Его друг юности, рав Гершон Йеошофат, товарищ по комнате и учебной скамье в ешиве рава Этлингера в Маннгейме. Он обратился к раву Гиршу в адаре 5611 (1851) года. В своем письме рав Гершон просил рава Гирша принять на себя важную миссию: встать во главе маленькой общины Франкфурта. Рав Йеошофат описывал в своем письме эту новую общину, основанную на прочном фундаменте прежней, великой общины Франкфурта, от которой из-за радикальных изменений последних лет практически ничего не осталось: она была почти целиком захвачена реформистами. В письме рав Йеошофат сообщал своему другу, что он лично знает членов общины, и что их цель – вернуть франкфуртской общине ее былое великолепие, несмотря на полное разрушение еврейской жизни в городе.

Рав Йеошофат правильно оценил, что именно рав Гирш – человек, который лучше всего подходит на должность раввина в этой святой общине. Он понимал, что именно во Франкфурте будут востребованы качества рава Гирша, как то – прямота и мужество, а также вдохновенное служение Творцу и святой Торе. Такой человек найдет во Франкфурте плодородное поле для деятельности, и, хотя пост раввина Моравии считался одним из самых важных, рав Йеошофат был уверен, что во Франкфурте рав Гирш сможет развернуть активную деятельность, и новая должность подойдет ему больше.

Рав Гирш ответил согласием на предложение своего друга. Его очень впечатлила решимость обратившихся к нему евреев отстроить новую общину на обломках старой, разрушенной реформистами, и впервые он увидел, что перед ним открывается возможность исполнить то, что он считал своим настоящим жизненным предназначением.

Пораженные руководители еврейства Моравии послали к раву Гиршу почтенную делегацию из сорока девяти раввинов и уважаемых представителей всех общин. Те предстали перед равом, надеясь уговорить его отказаться от своего решения.

– Мы знаем и ценим, сколько сил Вы, рав, вкладываете, чтобы объединить все общины в одну крепкую и цельную организацию, – начал один из членов делегации.

– Мы все поможем в этом и примем Ваше решение, – продолжил другой.

– Мы принимаем все установления, которые Вы изложили в письме к нашим общинам по поводу святости синагог, и с этого момента будем вести себя в соответствии со всеми правилами, которые Вы указали, – добавил еще один представитель.

Рав Гирш внимательно выслушал их, кивнул, но ничего не ответил.

– Уважаемый рав! – нарушил тишину голос господина Гирша Колиша, главы общины Никольсбурга, – я обязуюсь дать каждому из Ваших восьмерых детей приданое в десять тысяч крон, если Вы согласитесь заново обдумать Ваше решение, и остаться на посту главного раввина Моравии…

Рав Гирш тихо улыбнулся: неужели они не понимают, что денежные интересы никогда не являлись для него решающим фактором в принятии решений? Однако он продолжал молчать, погруженный в свои мысли.

– А что касается бейт-мидраша для подготовки раввинов и преподавателей Торы, о котором рав не раз говорил, мы приложим все усилия, чтобы создать такое учебное заведение, – попытался привести следующий убедительный довод один из представителей.

Рав Гирш встал. Взволнованные слова членов делегации тронули его, но он хорошо помнил, сколько разочарований уже испытал, когда его проекты натыкались на непонимание и сопротивление. С другой стороны, создание той маленькой общины во Франкфурте было для него самым радостным событием, которое произошло в еврейском народе за последние несколько десятков лет, поскольку он видел свою жизненную цель в построении преданной Творцу общины, несмотря на противодействие реформистов

– Я очень благодарен всем за ваши теплые слова, – ответил он членам делегации, – но вы должны знать, что я уже дал согласие франкфуртской общине. Я могу отменить его лишь в том случае, если во Франкфурте согласятся освободить меня от моего слова.

Гирш Колиш, исполненный надежды, поехал во Франкфурт, чтобы постараться убедить их отпустить рава Гирша. «Я прошу вас от имени более чем пятидесяти тысяч еврейских душ», – сказал он.

Однако ответ членов франкфуртской общины был решительным и бесповоротным: «Мы ни в коем случае не можем уступить! Для нас это вопрос жизни и смерти – для всего, что нам дорого и свято! Невозможно найти другого человека, который в силах взять на себя руководство нашей общиной и вернуть ей утраченное великолепие!»

Так было принято окончательное решение, и 20 элуля 5611 (1851) года рав Гирш вступил в свою новую должность – пост раввина общины «Кааль Эдат Йешурун» во Франкфурте.

Как сказано в Гемаре, «человека ведут по тому пути, по которому он желает идти».

Перевод – Л. Г. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=8608