«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 20 — Школа — Часть 1

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1097

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку. Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 20. Школа

Рав Гирш вышел из дома, одетый в праздничные одежды. Сердце его пело: школа – задача, которую он поставил себе на первое место в планах развития новой общины – открывает сегодня свои двери для восьмидесяти трех учеников.

Рав вкладывал в это дело большие силы с тех пор, как вступил в должность, и до сегодняшнего дня. На протяжении полутора лет он выдерживал не только яростный протест реформистов, которые руководили своей школой, «Филантропином», и рубили на корню все его попытки получить у властей разрешение на открытие школы для религиозной общины. Даже сами его подопечные выражали свое неверие в открытие такой школы. Но рав Гирш не отчаивался, даже когда выходил из домов семей своей маленькой общины с пустыми руками. Каждый раз, вспоминая своего деда рава Мендла Франкфуртера, он ощущал прилив сил, и так же, как тот, продолжал ходить из дома в дом, чтобы набрать учеников и добыть финансовую поддержку школе.

– Видите ли, рав, – говорили ему, когда он просил членов общины отправить детей учиться в его школу, – наши дети, слава Б-гу, очень развитые и сообразительные, у них развитые интеллектуальные способности. Нам трудно поверить, что Ваша школа будет отвечать нашим требованиям в плане учебы.

Рав Гирш снова и снова слышал одни и те же слова. Он старался убеждать, объяснять и просто просить, и тогда иногда получал такой ответ:

– Ну, что ж… у нас есть один сын, хороший мальчик, но не обладает такими прекрасными способностями, как его братья. Его мы с радостью доверим опытным рукам рава…

Ну а теперь рав Гирш шел на открытие школы, которую создал. Радость и благодарность Творцу наполняли его сердце. Ведь воспитание детей, обучение их Торе и заповедям, любви к Творцу и возвышенным душевным качествам он считал своей главной функцией и воплощением своих надежд в отношении будущих поколений.

Неожиданно рав натолкнулся на какого-то человека, который сунул ему в руки газету и стремительно удалился. Рав Гирш остановился и ошеломленно посмотрел в сторону незнакомца. Потом открыл газету и быстро пролистал ее. «А, вот в чем дело!» – подумал он, увидев крупные буквы заголовка статьи – статьи, источающей яд против новой школы. Рав попытался найти подпись под статьей, но безуспешно. «Аноним! – сказал он себе, – Даже неспособен нести ответственность за написанное им!» Нет, он не даст анонимному клеветнику испортить ему настроение. «Не сейчас!» – решил он. Рав Гирш сложил газету и сунул ее во внутренний карман пиджака.

Вечером, за письменным столом у себя дома, рав Гирш прочел статью, которая самым резким образом атаковала новую школу. «Наверняка автор статьи – доктор Гесс, директор ”Филантропина”, он и никто иной!» – подумал рав, и с полной уверенностью в себе начал писать ответ на статью, в котором он критиковал ее автора, не нашедшего в себе смелости даже поставить свое имя. В своем ответе он также подробно изложил цели школы и объяснил, что такое настоящее еврейское образование.

Нападки «Филантропина» на школу рава Гирша не прекращались на протяжении всех лет ее существования. Ее учащиеся не давали покоя учащимся школы рава Гирша. А он, директор школы, всегда тепло и внимательно относился к своим ученикам и утешал их, когда они получали тумаки от своих ненавистников из «Филантропина».

***

Трое детей постучались в дверь дома рава. Один из них держал в руках букет цветов. Гелла, дочь рава Гирша, милая и приветливая девушка, открыла дверь. Из-за ее спины застенчиво выглядывали близнецы Ципора и Гютхен, самые младшие в семье.

– Можно позвать рава Гирша? – спросили трое детей в один голос.

Гелла радушно улыбнулась. Она уже была привычна к юным посетителям, приходившим к ее отцу, их почитаемому раву и директору. Гелла пригласила гостей зайти в гостиную, а близняшки побежали в кабинет отца, чтобы позвать его. Рав закончил предложение, которое писал, отложил в сторону перо и вышел к своим маленьким гостям.

– Здравствуйте, здравствуйте! – ласково обратился он к ним, пожимая руку каждому по очереди, – мне так повезло, что меня удостоили визитом такие важные гости!

Дети заулыбались, радуясь вниманию, которое оказал им рав.

– Мы принесли раву цветы в честь Шаббата! – сказал мальчик, который держал в руках букетик, и передал его раву.

– Мы сами сорвали цветы в саду семьи Биир! – добавил второй.

– С их разрешения, разумеется, – заметил третий.

Рав Гирш взял букет и с удовольствием оглядел его.

– Очень красивый букет, сочетание цветов просто замечательное!  – сказал он, – Большое вам спасибо. Вся наша семья будет любоваться ими в Шаббат!

Дети почувствовали себя на вершине счастья. Теперь можно было спокойно идти домой.

– Не забудьте передать от меня привет дома, – проводил их рав Гирш, с любовью глядя им вслед. Он тихо закрыл дверь, улыбнулся и вернулся к своему письменному столу.

***

В течение двадцати четырех лет рав Гирш руководил школой. В этот период школа постепенно разрослась, и вскоре в ней учились уже все дети общины «Кааль Эдат Йешурун», которая тоже сильно увеличилась. Школа стала образцом для всех школ в общинах преданных Торе евреев, которые с годами стали появляться в Западной Европе, а позднее – и в Америке, и в Израиле. Рав Гирш преподавал лично даже самым маленьким ученикам, и сам реализовывал все воспитательные программы, проводившиеся в школе. Он также установил ежедневные уроки, которые вел у себя дома – как для молодежи, так и для взрослых, а также экзамены по Гемаре, которые проводил для более взрослых учеников каждый Шаббат в 14:30 после обеда. И все это – в дополнение к его урокам и беседам, которые он давал в синагоге, и всем его делам в качестве раввина общины. За все эти разнообразные виды деятельности рав Гирш не получал никакой прибавки к зарплате. Он считал, что они входят в функции главы общины.

Лозунгом школы был «Тора и Дерех Эрец» [Тора и мирские дела. От сказанного в трактате Авот (2:2): «Сочетай изучение Торы с мирскими делами, ибо оба этих занятия требуют напряженного труда и отвлекают от греха».]. Своей целью рав Гирш видел воспитать детей общины так, чтобы они хорошо осознавали, что наша Тора – это Тора жизни, что она охватывает все сферы нашего существования. Исполнение заповедей не ограничивается такими законами, как кашрут, молитва или праздники, а распространяется и на такие области, как торговля, общественная жизнь и семья. Как в тех, так и в других сферах мы обязаны строго подчиняться требованиям алахи. Недостаточно есть пищу, кашерность которой на самом высоком уровне. Важно на таком же уровне исполнять алахот, касающиеся честности в общении с другими. Он даже ввел поговорку: «Не только глат кошер [строго кошерно], но и глат йошер [честно и прямо]». А все это возможно, только если наши дети будут прилежно изучать все части Торы, и буквально пропитаются духом Торы и ее мировоззрением. Так молодое поколение вырастет, чтобы освящать Имя Небес в нашем мире, в какой бы уголок земли ни забросила их жизнь.

Учеников воспитывали в убеждении, что, согласно нашей святой Торе, не существует понятия светской (т. е. оторванной от Торы) жизни. Задача еврея – чтобы Тора направляла все его действия и таким образом освящала его жизнь. Тора раскрывает глаза изучающих и исполняющих ее и учит, как относиться к любой ситуации и к любой культуре, в которой человек оказывается. Тора вечна – в отличие от окружающей реальности.

Даже для преподавания светских предметов рав Гирш старался приглашать Б-гобоязненных учителей. Так он старался внедрить в сознание учеников, что все факты точных и естественных наук, которым они обучаются, – это на самом деле проявления чудес Творца.

В отношении предметов, связанных с Торой, немецкие власти всячески ставили препоны раву Гиршу, и он был вынужден бороться за каждый час преподавания.

Продолжение следует…

Перевод – Г. Л. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=10971