«Кто за Б-га – ко мне!» — Первый учитель рава Гирша

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1425

«Кто за Б-га – ко мне!». История жизни рава Шимшона Рафаэля Гирша

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку!
Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, иначе как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. 
Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 4. Первый учитель, мудрец Ицхак Бернайс

Утренняя субботняя молитва в гамбургской синагоге. Свиток Торы только что вернули в арон а-кодеш, и вся община поет вместе с хазаном: «Верни нас, Всевышний, к Себе… обнови наши дни, чтобы они стали такими, как прежде». Хазан закончил и сел на место, и в синагоге воцарилась тишина.

Все взгляды устремлены на почетное место у восточной стены синагоги, откуда легким и быстрым шагом поднимается на биму молодой рав – мудрец Ицхак Бернайс, который совсем недавно был назначен главным раввином Гамбурга. Мудрец Бернайс держит в руках несколько книг, открывает их одну за другой, кладет на биму и начинает свой субботний урок на чистом и ясном немецком языке. Община слушает очень внимательно. Такого раввина они еще не видели. Мудрец Бернайс был большим знатоком Торы и очень Б-гобоязненным человеком. Вместе с тем, он получил и общее светское образование в университете.

Юный Шимшон Гирш и его семья тоже были среди молящихся. Шимшон не сводил глаз с тридцатилетнего мудреца, и взгляд его выражал глубокое восхищение. Мудрец Бернайс был великолепным лектором. Приятный тон его речи и богатый литературный язык, на котором он говорил, притягивали сердца слушателей. Община с жаждой воспринимала его слова, хотя не все понимали их глубину.

Шимшон огляделся. Он видел среди публики разных людей, лица некоторых из них выражали сомнение, на других было написано любопытство. Некоторые выглядели очень довольными, и Шимшон заметил, что многие из присутствующих полны надежды. Шимшон знал из многих услышанных им бесед и споров, что лучшие члены гамбургской общины выбрали в качестве раввина именно Бернайса, поскольку он имел и секулярное образование. Они надеялись, что знаток Торы именно такого рода сможет понять дух молодежи, привлечь их сердца и спасти от соблазнов реформы.

Шимшон был счастлив числиться среди учеников мудреца Бернайса. Он помнил, как дедушка, рав Мендл Франкфуртер, рассказывал, что уже в детстве рав Бернайс считался гениальным ребенком. «Ему было всего лет семь, когда он уже знал трактат ”Бава Кама“ на высоком уровне, и раввины в его городе премного восхваляли его за это», – звучали слова деда в ушах Шимшона.

Шимшон также слышал, что мудрец Бернайс получил смиху (раввинское посвящение) от своего наставника, великого мудреца Торы в своем поколении, рава Авраама Бинга, который назначил его на должность судьи в раввинском суде в очень раннем возрасте.

Шимшон устремил взгляд на наставника: тот говорил с закрытыми глазами, как будто находился в другом мире, в котором есть место лишь для Торы. «Какая великая честь досталась ему – быть учеником великого рава Бинга! – думал Шимшон, – Ведь рав Бинг – близкий друг Хатам Софера, и оба они – выдающиеся ученики светочей прошлого поколения, рава Натана Адлера и рава Пинхаса Горовица, автора книги “Афлаа”!» Все это Шимшон знал из бесед с самим мудрецом Бернайсом, и ощущал глубокую связь с великими мудрецами Торы прошлых поколений.

Урок закончился, и люди приступили к молитве мусаф. После этого присутствующие стали один за другим подходить к мудрецу Бернайсу, чтобы пожать ему руку, пожелать «Шаббат Шалом!» и услышать ответное приветствие. Шимшон тоже стал пробираться сквозь толпу. Он не собирался упускать возможность поприветствовать своего учителя. Может, ему повезет, и он даже услышит в свой адрес пожелание хорошей субботы?

Выйдя из синагоги, Шимшон остановился, чтобы подождать отца и младшего брата и пойти вместе с ними домой. За ним вышли два человека, занимающих важное положение в общине. Они встали недалеко от Шимшона, увлеченные беседой. Шимшон невольно прислушался:

– Какой замечательный урок! Ему ясны все тропы Торы!

– Да, он с закрытыми глазами может процитировать любое место из Талмуда, Мидрашей и книг законоучителей! Какая невероятная эрудиция!

– Но он говорит на немецком – на таком красивом литературном языке. Ты уверен, что назначить его раввином было правильным решением? А вдруг он, не дай Б-г, склоняется в сторону реформистов? Он производит впечатление человека, идущего в ногу со временем!

– Ты что! Б-же упаси! Он – величайший знаток Торы! Ты ведь знаешь, что, когда он прибыл в нашу цветущую общину, рав Мендл Франкфуртер задал ему очень трудный вопрос на одно из мест в трудах Рамбама. На этот вопрос никто из раввинов города не знал ответ. А он ответил тут же!

Тот, кто видел его во время учебы Гемары – с каким вдохновением и усердием он учится и какой огонь любви к Торе горит в его сердце, не может отнести его к реформистам!

– А почему тогда такой молодой раввин настаивает, чтобы его называли не «рав», а «мудрец» Бернайс? Это звучит странно, новинка какая-то!

– Ничего не странно и не новинка.

– Что ты имеешь в виду?

– Мудрец Бернайс не хочет, чтобы его называли тем же званием, которое осмеливаются присвоить себе реформистские раввины, которые вообще не соблюдают заповеди Торы!

– Но ведь «мудрец» (хахам на иврите) – это, обычно, звание сефардского рава?

– В том-то и дело! Ведь в нашей общине есть немало сефардских евреев, выходцев из Португалии. Звание «мудрец», которое используется в сефардских общинах, предпочтительнее в глазах рава Ицхака Бернайса, чем звание «рабби» или «раббай», от которого веет реформистским духом. Поэтому наш раввин настаивает, чтобы его называли «мудрец Бернайс».

– Да… он такой скромный человек, но очень обаятельный, с ним так приятно общаться!

– Он еще и очень щедрый, и дает много цдаки. Ты знаешь, что он почти всю свою зарплату раздает бедным, оставляя самый минимум для дома?

– Ты прав. Чем больше я узнаю его, тем больше вижу, что это человек великий в Торе и обладающий благородными качествами. Кроме того, он хорошо знаком с оружием реформистов и умеет воевать с ними как следует! Слава Б-гу, ему удалось оградить нашу общину от их влияния.

Продолжение беседы Шимшон уже не слышал. Его отец, рав Рафаэль, хлопнул сына по плечу, и они вместе отправились домой.

– Мудрец Бернайс очень хвалил тебя, – сказал рав Рафаэль, и с любовью пожал сыну руку, – Он сказал, что на ежедневных уроках, в которых ты участвуешь, ты отличаешься прилежностью и усидчивостью. Он очень высоко ценит твои способности, сынок, и еще больше – твои душевные качества.

Шимшон покраснел и опустил взгляд. Он уже давно чувствовал, что мудрец рав Бернайс выказывает ему знаки близости и что он очень доволен продвижением юноши в учебе и его знаниями Талмуда и трудов законоучителей. «Сейчас самое время поговорить с отцом!» – промелькнула мысль у него в голове, но он продолжал молча идти рядом с равом Рафаэлем.

Рав Рафаэль взглянул на сына:

– Что-то не так, Шимшон? Ты выглядишь каким-то озабоченным….

– Папа, – решился Шимшон, – мне уже скоро пятнадцать. Уже около года я работаю в торговом доме, но… эта работа не доставляет мне никакого удовольствия!

– Шимшон, человек не становится преуспевающим бизнесменом в один миг! Ты должен набраться терпения и постичь все тонкости торговли. С твоими талантами ты, с Б-жьей помощью, сможешь быть удачливым торговцем, как следует обеспечивать свою семью и даже оказывать щедрую помощь нуждающимся!

– Но, понимаешь, папа… я чувствую, что это вообще ошибка! Мне изначально не нужно было заниматься торговлей! – наконец-то решающие слова прозвучали в воздухе.

– Что ты такое говоришь, Шимшон? – слова Шимшона удивили рава Рафаэля, – А к чему же тебя тянет?

– К Торе! Душа моя стремится к Торе!

– Не понимаю… Ты же каждый день учишь Тору у мудреца Бернайса после работы в торговом доме?

Шимшон немного замялся, но потом рискнул ответить:

– Я не вижу своей целью в жизни быть бизнесменом, папа. Я бы хотел стать, может быть… раввином в какой-нибудь общине… Как мудрец Бернайс, – еле слышно добавил он почти шепотом.

Рав Рафаэль задумался. Он сам глубоко учил Тору, посвящая этому ежедневно немало вечерних часов, но в дневное время занимался торговлей. Ему и его жене было очевидно, что их сын Шимшон тоже пойдет по этому пути, поэтому он и послал его в торговый дом для обучения.

Но Шимшон ищет другое предназначение в жизни… Строка из книги мудрейшего из людей, царя Шломо, зазвучала в голове рава Рафаэля: «Воспитывай юношу в соответствии с путем его…»

Рав Рафаэль воспринял устремление сердца своего сына, и, обдумав все как следует, дал согласие на путь, который выбрал Шимшон. Тогда Шимшон полностью оставил торговлю и начал учиться в ешиве мудреца Бернайса. Он учился с огромным усердием и выделялся среди остальных своим прилежанием и трудолюбием. Шимшон также принимал участие в уроках, которые мудрец Бернайс давал у себя дома, и посещал лекции, которые тот читал для молодежи. Для себя он уже твердо решил, что станет раввином и духовным лидером еврейского народа. В те времена в Германии действовал закон, согласно которому занять должность раввина в общине можно было, лишь получив и общее светское образование. Поэтому, достигнув 18-летнего возраста, Шимшон поступил в гимназию, где учился в течение двух лет. Вместе с тем он продолжал учебу в ешиве мудреца Бернайса, пока не получил от него раввинское посвящение. Мудрец Бернайс свидетельствовал, что его ученик Шимшон посвятил себя изучению всех разделов Торы с огромным прилежанием, что он обладает прекрасными достоинствами и замечательными качествами характера и явно предназначен быть великим раввином в народе Израиля.

Летом 1828 года двадцатилетний Шимшон уехал из своего родного Гамбурга в город Мангейм, чтобы поступить в ешиву великого мудреца Торы, рава Яакова Этлингера, автора книги «Арух ле-Нер».

Рав Яаков Этлингер был другом юности мудреца Бернайса, еще со времен их совместной учебы в ешиве. На протяжении многих лет они учились в хавруте (в паре) в городе Вюрцбурге, у великого рава Авраама Бинга и оба получили у него раввинское посвящение.

Перевод – Л. Г. Шухман.


http://www.beerot.ru/?p=3312