«Кто за Б-га – ко мне!» — Раввин герцогства Ольденбург

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1208
Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку!
Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. 
Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 8. Раввин герцогства Ольденбург

Настенные часы в доме семьи Гирш пробили четыре раза. Четыре утра.

Раввин герцогства Ольденбург немедля встал с постели, и уже буквально через несколько минут сидел в своем рабочем кабинете, склонившись над книгами. Каждый день начинался для него с Гемары и Шульхан Аруха. Большую часть своего дня рав Гирш отдавал усердной учебе.

Через год после прибытия в Ольденбург рав Гирш женился на Хане Юдель. Хана была необыкновенной женщиной – благородной, приятной в общении и образованной. Уже в юности ее прозвали «ребецн» – рабанит, поскольку она выделялась среди своих подруг необычайной скромностью и праведностью. Рабанит Хана была на два года старше своего мужа. Когда она спросила его, еще жениха, не мешает ли ему разница в возрасте, рав Гирш ответил: «Разве мне нужна в жены маленькая девочка?» Хана стала настоящей помощницей мужу. Она была истинной «эшет хавер» («женой талмид-хахама», то есть соответствующей его уровню), которая понимала его стремления и разделяла их всем сердцем и душой. Она всегда поддерживала мужа, ободряла его в трудные минуты и была с ним вместе во всех испытаниях, которые посылал ему Всевышний.

Пятеро из десяти детей Гиршей родились в Ольденбурге. Зарплата рава Гирша была крошечной, и давали ее нерегулярно. Даже когда семья разрослась, власти Ольденбурга не увеличили его зарплату, утверждая, что они вообще не нуждаются в городском раввине, и что если он хочет, то может оставить должность. Так что семья Гирш жила в условиях настоящей бедности.

Но несмотря на все трудности, рав Гирш занимался в Ольденбурге распространением Торы. Он начал там свою педагогическую деятельность, которая всю жизнь представлялась ему самым главным оружием в войне за спасение молодежи от пылающего огня вероотступничества, который угрожал сжечь всю общину Израиля. Бόльшая часть еврейского населения герцогства Ольденбург в то время была сосредоточена в деревнях. Их жителями были простые работающие евреи, которые строго выполняли заповеди и самоотверженно относились к воспитанию детей и внуков. В таких маленьких отдаленных общинах реформисты, в большинстве случаев, еще не успели разрушить еврейский уклад жизни. Рав Гирш знал, что не существует учебников на языке, понятном и учителям, и ученикам. Поэтому он делал перевод больших отрывков из Мишны на немецкий, собственноручно переписывал их копии и распространял среди преподавателей в маленьких общинах в разных уголках страны. Рав Гирш сам преподавал в местной школе в Ольденбурге и контролировал происходящее в других школах. Он периодически посещал их и писал отчеты об их деятельности и продвижении учеников в учебе.

В той ситуации, когда изучение Торы было в таком упадке, что хуже некуда, рав Гирш видел главную функцию раввина в воспитании молодого поколения. Он не обращал внимания на насмешников, говоривших, что, мол, учить малышей Торе – это ниже достоинства раввина. Наоборот, рав Гирш считал, что игнорировать происходящее в системе еврейского образования – это просто хилуль Ашем (осквернение Имени Всевышнего), а там, где есть хилуль Ашем – не оказывают почет раввину. Рав Гирш объяснял свои побуждения так: «Пришло время действовать во имя Творца, прививать детским сердцам почтение и трепет перед Всевышним и воспитывать их в соответствии с индивидуальными наклонностями каждого, чтобы они не оставили правильный путь и тогда, когда вырастут». Кроме того, еще одну важную задачу раввина рав Гирш видел в том, чтобы быть личным примером для членов своей общины, «которые смотрят на раввина, как человек смотрит в зеркало, чтобы понять, по какому пути идти. Поэтому раввину следует учить Тору днем и ночью, увеличивая свои знания и мудрость, чтобы он смог удостоиться сам и удостоить многих этой мудрости, и руководить ими, дабы они хранили и исполняли слова нашей святой Торы».

Ольденбургская община была небольшой, поэтому у рава Гирша оставалось немало времени для себя. В течение одиннадцати лет, проведенных равом Гиршем в Ольденбурге, он денно и нощно с огромным усердием изучал Талмуд и труды законоучителей, и таким образом вырос духовно и превратился в выдающегосяталмид-хахама.

Однажды Хана заметила, что мужем овладела невероятная усталость.

– Ты должен немного отдохнуть, – сказала она мужу, тревожась за него, – Посмотри, ты ослабел так, что даже книгу в руках держать не можешь!

Рав Гирш понял, что она права. Непрестанно и усердно занимаясь учебой, он периодически ощущал приступы сильной усталости, вызывавшие у него такую слабость, что это порой доходило до полной беспомощности.

После короткого периода отдыха, восстановив силы, рав Гирш продолжил свое изучение всех разделов Торы с тем же постоянством и на том же глубоком уровне. Однако ему очень недоставало товарища, с которым он мог бы поделиться своими открытиями, знаниями и взглядами. В письме своему другу, раву Гершону Йеошофату, с которым они жили вместе в комнате, когда учились в ешиве рава Этлингера в Мангейме, он писал: «Как было бы здорово, если бы у меня был настоящий друг, с которым можно было бы советоваться, который понимал бы, что происходит и в какое время, но я живу в пустыне…» [Речь идет о том, что для того, чтобы духовно расти, человеку нужен хеврута – товарищ, с которым он мог бы учиться в паре и обсуждать выученное. Жена, при всех своих достоинствах, не способна заменить напарника по учебе – прим. пер.]

Свою печаль он высказал и в письме отцу, раву Рафаэлю Гиршу: «Одиночество очень удручает меня, мне нужен хеврута, с которым я мог бы учиться и выслушивать его мнение…»

«Приобрети себе друга, – ответил ему отец в письме, – пусть перо будет тебе другом [кнэ – «приобрети» на иврите, а канэ – «перо», это однокоренные слова]! Начни записывать все свои идеи, найдешь в этом удовлетворение, и не будешь ощущать себя одиноким».

Рав Гирш принял совет отца, хотя и свидетельствовал о себе: «Я не родился писателем. Всю жизнь я думал больше, чем говорил, и говорил больше, чем писал».

Тем не менее, рав Гирш ощущал долг и ответственность, чтобы действовать и писать, используя все способности, которыми его одарил Всевышний. Он писал своему кузену: «Ты жалуешься, что стоишь один в поле жизни. Посмотри на меня – я еще более одинок… Каждый должен стоять в том месте, куда его поставил Всевышний, и, как преданный страж, должен сделать все, что может, в соответствии со своими силами…»

«Преданный страж» делал все, что было в его силах. Он видел, что протест глав народа Израиля против реформы и эмансипации не принес результата. Отчаяние овладевало стариками при виде того, как их дети, молодое поколение, массово оставляют традицию предков. Так в сердце рава Гирша созрело решение написать книгу, которая станет руководством по иудаизму для молодежи. Он видел, что в его поколении нет даже учителей, которые могли бы учить молодежь, так как сами учителя уже не знали иудаизм. Не было даже учебников на понятном этому поколению языке.

В 1835 году, в возрасте 27 лет, рав Гирш написал свою книгу «Хорев» на немецком языке. В ней, подобно книге «Сефер а-Хинух», рав Гирш объясняет смысл каждой заповеди Торы и подробно излагает законы исполнения заповедей на практике. Его объяснения основывались на глубоком знании деталей законов. Ему удалось вдохнуть в них жизненный дух, искру, которая дала учащимся вдохновение и стремление исполнять их. Сила рава Гирша заключалась в том, что у него получилось раскрыть долю той чудесной, необыкновенной мудрости, которая заложена в каждой детали заповеди. Он продемонстрировал новому поколению, что мудрость Торы – это вечная истина, показывая, как Тора и ее заповеди отвечают жизненным нуждам еврея в любое время и в любом месте. В своем предисловии к книге «Хорев» рав Гирш подчеркивал, что смысл, который мы находим в заповедях, не является причиной нашего долга исполнять их. Даже если мы не понимаем смысл какой-либо заповеди, мы все равно обязаны исполнять ее, лишь потому, что это – воля Всевышнего, нашего Творца. Рав Гирш добавляет в предисловии: «Даже если бы мы смогли постичь самый глубокий смысл каждой заповеди, или Сам Всевышний раскрыл бы нам его, – мы и тогда были бы обязаны исполнять их не из-за того или иного смысла, а потому, что нам заповедал их Всесильный. Ведь иначе – как мы сможем быть Его рабами?»

Рав Гирш не намеревался выводить в своей книге законы, но, тем не менее, целые поколения немецких евреев пользовались книгой «Хорев», когда искали, как исполнить ту или иную заповедь на практике. Она была основным учебником, по которому учились во всех еврейских школах Германии на протяжении сотни лет, пока нацисты не пришли к власти, положив конец немецкому еврейству.

Завершив книгу «Хорев», рав Гирш пожелал выпустить ее в свет, но тут его постигло горькое разочарование: он не смог найти человека, который согласился бы напечатать его книгу. Кто же в этом поколении захочет купить книгу, тема которой – устаревшая еврейская традиция? Однако проблема в итоге разрешилась самым неожиданным образом.

Перевод – Л. Г. Шухман.


http://www.beerot.ru/?p=4249