Рав Элазар Симха Вассерман — Его завещание

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1142

Его яркие и образные изречения

Однажды он присутствовал на собрании, где были несколько человек, занимавших раввинские должности, и в ходе собрания эти «раввины» высказывали мнения, негодные с точки зрения Торы. В какой-то момент один из присутствующих сказал, что хорошо бы теперь выслушать мнение нашего учителя рава Васермана. Рав Васерман поднялся и сказал: «Если вы называетесь “раввинами”, то, прошу вас, сделайте мне одолжение и называйте меня “мистер”!»

В другой раз, когда он присутствовал в обществе хасидов, к нему обратился находившийся там консервативный «рабай» с таким вопросом: «Что делает здесь “литвак” среди хасидов?» Наш учитель ответил ему: «Сыны Израиля называются в Торе “воинством Всевышнего”, а в армии есть разные рода войск – как, например, пехота, военно-морские и военно-воздушные силы. Все они исполняют разные обязанности, хотя и участвуют в одной и той же войне, и потому находятся в мире друг с другом. Так и в воинстве Всевышнего: хотя есть разные пути в ведении войны за честь Небес, – тем не менее, поскольку цель у всех одна и та же, все живут вместе и в мире друг с другом».

И тогда тот консервативный «рабай» спросил его: «А какую роль исполняют консерваторы в войске Всевышнего?» Наш учитель тут же ответил: «Вы – дезертиры…» (Из записок ученика).

[Прим. ред. Я думаю, что здесь проявилась большая душевная чуткость рава Васермана, который, говоря правду, постарался при этом как можно меньше задеть того «рабая», обратившегося к нему первым, в неуважительном, насмешливом тоне. Ведь «по мере суда» следовало бы ответить так: «Вы, консерваторы и реформисты, – перебежчики в стан врага, да еще рядящиеся в одежды “своих”»].

Его завещание

С Б-жьей помощью. Когда придет мне время вернуть мою душу Властелину ее, – то, если это будет при жизни супруги моей, да продлятся ее дни, и она будет присутствовать на похоронах, – прошу, чтобы было не более одной речи и одного выступающего, но также и тогда – чтобы не говорилось никаких хвалебных слов, за исключением того, что в большинстве случаев: обучая учеников, я старался, чтобы они поняли слова Торы в меру своих сил. Также, слава Всевышнему, был у меня удел в делах, благодаря которым другие люди стали соблюдать Тору и заповеди. Помимо же этого – не говорить никаких иных хвалебных слов. Но если супруга моя не будет присутствовать на моих похоронах, – прошу, чтобы не произносили никаких речей.

Я надеюсь, что какие-то из моих учеников договорятся между собой по поводу чтения Кадиша, и возможно, также изучения Мишны для вовышения моей души и души моей супруги, праведницы Фейги-Рахели, дочери рава Меира, да будет благословенна его память. И об этом, с Б-жьей помощью, подписываюсь я сегодня, в третий день Хануки 5737 года.

Элиэзер Симха, сын святого господина, отца и учителя моего, гаона рава Эльханана Бунима Васермана, да отомстит Всевышний за его кровь.

«Благодарю»

Моей последней беседой с ним был наш телефонный разговор за две недели до его кончины, когда он находился в больнице в Соединенных Штатах. Я сказал ему, что мы, его друзья, беспокоимся о его здоровье и молимся о его исцелении. Он ответил слабым голосом: А данк, а гройсен данк (Спасибо, большое спасибо!). Эти последние слова, которые я услышал от него, очень характерны для рава Симхи, который во все свои дни чувствовал, что он обязан благодарить буквально каждого.

Я завершаю этот рассказ такими словами: спасибо, спасибо! А данка данк, рав Симха, за все, что Вы дали мне за те семь лет, в течение которых я удостоился учиться с Вами! И за все, что Вы дали многим тысячам людей, которым Вы давали и давали непрестанно на протяжении всех дней Вашей жизни – долгой и благословенной!

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=5398