Рав Элазар Симха Вассерман — Чтобы не попасть в плен иллюзий

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1009

Не брал для себя ничего

Раби Симха никогда не брал для себя ничего. В течение двадцати шести лет он был главой ешивы в Лос-Анджелесе – без зарплаты. Жили они с супругой на то, что она зарабатывала преподаванием (по свидетельству ее самой) – притом, что он основал свою ешиву и заботился не только о духовных аспектах ее бытия, но и о материальном обеспечении. В этом он тоже был достойным наследником своего отца, святого праведника, главы ешивы в Барановичах гаона раби Эльханана Васермана, да отомстит Всевышний за его кровь (см. выше, в 1-й главе, потрясающее письмо раби Хаима Озера Гродзинского р. Эльханану на эту тему).

В Иерусалиме раби Симха вместе с гаоном равом Моше Мордехаем Хадашем основал ешиву «Ор Эльханан». В эти годы он десятки раз выезжал за границу собирать средства для ешивы, даже будучи в очень пожилом возрасте. При этом, останавливаясь время от времени в ешиве на субботу, – разумеется, для ее же нужд, чтобы дать урок и провести беседу, – на исходе субботы он всегда оставлял чек в оплату всего, чем пользовался, по тарифам пятизвездочного отеля… Притом, что сам он был крупнейшим жертвователем на нужды ешивы, как сообщил мне рав Моше Мордехай Хадаш!

Во время своей болезни он перевел ешиве «Ор Эльханан» крупную сумму – денежное возмещение, полученное из США; перевод он сделал через своего счетовода. И как же характерно для него то, что он написал тогда в письме раву М. Хадашу: «Вы получите эти деньги от моего счетовода. Но и у меня есть доля в этих деньгах…» Какое потрясающее величие открывается нам в этих его словах!

В Пурим я послал ему мишлоах манот (предписанный законами праздника подарок) – больший, чем принято посылать. Я хотел выразить ему мою особую благодарность за то, что он «учился со мной в хевруте», по его определению, хотя на самом деле он учил меня, как учитель ученика. А раби взял из этого огромного пакета только две какие-то вещи, чтобы мне засчиталось исполнение заповеди мишлоах манот, а все остальное отослал мне назад, с извинениями, что не может принимать подарки…

Подобным историям – нет числа, и если бы я взялся их описывать, то закончилась бы бумага, а этим историям, чудесным и возвышенным, не было бы конца.

В постоянной борьбе с самообманом

Раби Симха всегда судил о людях, стараясь найти в них хорошее,  настолько, что его можно было назвать «раби Леви Ицхак из Бердичева в нашем поколении». К себе же он относился в высшей степени строго и самокритично, подобно великим последователям движения мусара, – чтобы не оказаться, не дай Б-г, в плену иллюзий.

Характерно для него такое замечание по поводу стиха Торы из главы Берешит (3:6): «И увидела женщина, что хорошо дерево для еды, и что оно услада для глаз, и вожделенно дерево для познания». Что оно «хорошо для еды» – это понятно; «услада для глаз» – это тоже понятно. Но что значит «вожделенно оно для познания?»

Вот как отвечает на этот вопрос раби Симха. Человеку тяжело понять и признать ту истину, что он просто следует своим вожделениям, и что все его желание съесть плод с древа познания проистекает из того, что он «хорош для еды» и «услада для глаз». И человек прибавляет для самооправдания еще «причину» – иллюзию, будто он ест этот плод лишь потому, что «вожделенно дерево для познания». Он создает самому себе иллюзию, будто им движет «идеал познания». Правда же состоит в том, что он следует простым вожделениям, грубым и темным, и отговорка, что «вожделенно дерево для познания», – иллюзия и самообман.

Всякий, кто был знаком с раби Симхой, знал, насколько он остерегался, чтобы не попасть в плен иллюзий.

И еще об этом.

Раби Симха сказал мне однажды следующее. Наши мудрецы открыли нам, почему был разрушен Иерусалим (Бава Меция, 30б): лишь потому, что «судили в нем по законам Торы». Казалось бы, странно: по каким же еще законам надо было судить? Это разъясняется далее в Гемаре: «не потому [был разрушен Иерусалим], что принимали в нем «свои судебные решения» – строго по букве закона Торы, а потому, что судящиеся отстаивали «свои» требования до конца, ни в чем не уступая сопернику». Казалось бы, слово «свои» здесь лишнее. Но, – образно объясняет раби, – в действительности каждый из судящихся желал своей собственной пользы; но при этом у него был интерес обманывать себя, воображая, будто все его устремление – лишь к точному исполнению закона Торы. И потому сказали мудрецы: «свои» требования на суде – то есть с максимально возможной по букве закона выгодой для себя – они представляли как единственно истинный «закон Торы», – и такое положение привело к разрушению Иерусалима.

И он добавил, по-своему точно и образно: тот, кто одалживает у ближнего, должен знать, что «возвращение долга – это заповедь», тогда как заимодавец должен знать, что есть запрет Торы: «Не будь для него (должника) как взыскивающий» [взыскивающий безжалостно, зная, что должнику очень трудно вернуть этот долг]. Но, увы, в действительности происходит обратное: когда заимодавец приходит к должнику взыскать долг, он читает ему мораль: «возвращение долга – это заповедь», а должник отвечает ему: «Не будь для него как взыскивающий». И это – то, о чем сказали мудрецы: «Основывали свои требования на законе Торы».

Перевод – рав П. Перлов.


http://www.beerot.ru/?p=4247