Леках Тов — Толдот — О молитве праведника и грешника

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Байфус

209
скромным будь

«…И ответил ему Г-сподь…» (Берешит, 25:21) – ибо не такова молитва праведника, сына праведника, как молитва праведника, сына грешника – поэтому ответил ему (Ицхаку), а не ей (Ривке) (Раши). 

В своей книге «Михтав ми-Элияу» рав Элияу Деслер приводит замечание Сабы из Кельма об этих словах Раши.

Казалось бы, молитва праведника, сына грешника дороже Всевышнему. Тем более, что сказано нашими мудрецами (Санедрин, 39): «Пусть Овадья, который жил с двумя злодеями (Ахав и Изевель) и не перенял их поступков, пророчествует об Эйсаве-злодее, жившем с двумя праведниками и не перенявшем их поступков».

Стало быть, больше заслуга того, кто вырос в дурной среде и, несмотря на это, стал праведником. Почему же, если так, Всевышний ответил Ицхаку, а не Ривке?

Удивительное правило открыл нам здесь Саба из Кельма. Сказано в Талмуде (Йома, 29), что «выучить старое тяжелее нового». Ведь, когда человек начинает учить что-то новое, он осознает, что еще ничего не знает, и поэтому старается вникать в изучаемое, покуда не разберется как следует. «Старое» же, как кажется человеку, он уже учил и знает, хотя, на самом деле, многое успел позабыть. Выходит, что тот, кто, вопреки природе вещей, старается вникнуть в «старое» – достоин большей похвалы. В соответствии с этим, можно понять и величие праведника, сына праведника. Наш праотец Авраам встретился с миром людей заблудших, поклоняющихся идолам, и, осознав их заблуждение, стал искать путь истины. Много усилий пришлось ему приложить, чтобы найти этот путь.

В отличие от этого, Ицхак нашел дорогу, уже проторенную Авраамом. Для него она была уже «старой». И, тем не менее, он старался сам постичь страх перед Б-гом и пути служения Ему, как если бы это было для него «новым». Его труд в постижении истины был подобен труду человека, родившегося в дурном окружении. Он стремился сам заложить основы веры, как будто заново, заботясь об их прочности. Поэтому утверждают наши мудрецы, что праотцы наши не уступают один другому, как сказано: «И вспомню Я союз Мой с Яаковом, и союз Мой с Ицхаком, и союз Мой с Авраамом вспомню». Мудрецы говорили: «Один их (отцов) поступок стоит того, чтоб послужить в заслугу всему миру. Ибо каждый из них трудился, чтоб отыскать путь истины» (Ялкут Шимони).

Поэтому праведник, сын праведника – тот, кто достиг внутренней праведности самостоятельно, не довольствуясь привычным, – стоит, несомненно, выше. Он сделал «старое» «новым». Тому же, для кого все в новинку, – праведнику, сыну грешника – недоступна такая ступень.

Так, например, представим себе нееврея, который осознал истинность веры Израиля. Поняв, среди каких заблуждений и лжи вырос, он решает оставить все и принять гиюр. Спустя годы, уже будучи евреем, он, возможно, оступится и совершит грехи. Ему, возможно, не удастся выдержать иногда и небольшое испытание. Причина такого, казалось бы, противоречия объяснима. Вначале зло, окружавшее со всех сторон, заставило его, пробудившись, изменить всю свою жизнь. Однако затем, привыкнув уже к новому пути, он утратил это ощущение новизны и снова погрузился в дремоту. В такой степени, что не может устоять и в легком испытании. Тот, кто удовлетворяется привычным и внешним, может и вовсе потерять чувствительность к святости.

Саба из Кельма закончил свои слова тем, что еврею надлежит каждый день испытывать восхищение осознаваемой истиной, подобно геру, который только что принял Тору.

Перевод – рав М. Гафт.


http://www.beerot.ru/?p=51619