Ваелех — Сила общины

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

98

Недельная глава Ваелех

121

Спрашивает Гемара (Хагига, 3б): мужчины приходят учиться, женщины приходят слушать, а зачем приходят маленькие дети? Они ведь ничего не понимают. Гемара отвечает, что они приходят, чтобы те, кто их привел (т.е. родители) получили награду. Что будет наградой? Воспитание этих детей будет легким, ведь они научатся трепетать перед Б-гом все дни своей жизни. Как они научатся? Когда человек – даже маленький ребенок – видит такое огромное количество народа, и знает, что он – часть этого народа, мы и представления не имеем, как это воспитывает! Впечатление от этого останется на всю жизнь!

Расскажу историю, которую я слышал в юности, и она побудила меня к размышлениям. Когда великий раби из Пшисхи умер, его хасиды разделились: большая часть пошла за раби из Коцка, огненным факелом, столпом Б-гобоязненности. А вторая часть избрала своим раввином праведного раби Ицхака из Ворки, друга раби из Коцка, чей подход к служению Творцу был совершенно противоположным: спокойным, мягким и терпеливым.

Однажды рав из Ворки шел по улице, и рядом с ним остановилась коляска, полная воодушевленных хасидов, ехавших в Коцк. Один из них, молодой наглец, задиристо обратился к раву: «Реб Итче, что ты придуриваешься, играешь в раби? Снимай раввинское одеяние, и поехали с нами в Коцк!»

Остальные хасиды были просто в шоке от такой дерзости, и ждали, как раби отреагирует. Однако раби из Ворки остался в полном спокойствии. Ответил с улыбкой: «Честно говоря, меня всегда удивлял один момент: если, например, трое друзей купили вскладчину лотерейный билет, и им достался главный приз – сто тысяч рублей, что они сделают? Разделят на троих, и даже не будут знать, что делать с такой огромной суммой, которая им досталась, ведь этого с лихвой хватит и им, и их потомкам. Тем не менее, никогда я не слышал, чтобы они обратились к четвертому другу и предложили поделиться с ним частью выигрыша, хотя его хватило бы и на четверых.

Почему же тогда, когда у тысячи хасидов есть раби… А ведь он занят своей работой: молитвой, учебой, духовным подъемом. Сколько времени он может уделить каждому хасиду? Тем не менее, почему они так стараются присоединить к себе еще людей, увеличить хасидский двор? Это ведь, казалось бы, идет им во вред, если их будет больше – у раби будет еще меньше времени на каждого?»

Хасиды внимательно слушали. Никогда об этом не задумывались. Действительно, вопрос!

«Я вам открою, в чем тут дело. Просто хасиды сами не очень уверены в достоинствах своего раби. Действительно ли он такой святой и возвышенный человек, действительно ли полон Торы и Б-гобоязенности, на самом ли деле он такой исключительно великий… Так что им требуется укрепление, поддержка. Если присоединятся еще хасиды – это показывает, что раби достоин быть раби, и они тоже могут быть спокойны, что выбрали правильно.

Так вот, послушайте меня, молодой человек! Я знаю вашего раби много-много лет. Примите мое свидетельство, что он на самом деле свят и чист, возвышен и велик. Вы можете ехать к нему со спокойным сердцем, не присоединяя еще хасидов, которые бы укрепили вас…»

Дерзкому хасиду ничего не оставалось, как лишь пристыженно опустить голову…

Сказано, что насмехающиеся над мудрецами долго не проживут. Не знаю, сколько уж прожил тот хасид. Глубокий ответ раби из Ворки дал ему по заслугам. Однако, если задуматься – мне кажется, что истина в другом. Почему хасиды стремятся увеличить свою общину? Верно, что тогда каждому достанется меньше внимания раби. Но, с другой стороны, какое воодушевление даст ему сила общины, большое количество людей, которые идут с ним одним путем! Атмосфера общности, единства, объединения. Какое это сильное незабываемое впечатление!

Это и достигалось «собранием народа». Ребенок, который ощутит это, научится «трепетать перед Б-гом все дни своей жизни!»

«Все дни своей жизни» – даже если он потом вернется в свой город, в свое поселение, даже если окажется в одиночестве, будет знать, что он – часть огромной единой общины народа Всевышнего, и это даст ему силы и мужество.

В трактате Брахот (31а) сказано, что, когда два человека расстаются, нужно на прощание сказать какой-то закон Торы. Виленский Гаон обычно говорил тому, с кем прощался, такой закон: «Если есть мнение одного (мудреца) и мнение многих – закон устанавливается согласно мнению многих» («Торат Гавриэль», Ваеце и др.). В Новардоке объясняли, в чем тут идея: когда человек был с кем-то вместе, их было двое и больше, они были группой, и им было легко укрепляться в Торе. А теперь, когда он прощается с товарищем и идет в одиночку, пусть помнит, что он все равно – часть группы, и продолжает свой духовный подъем!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=88087