Ки Таво — Чудесное выздоровление

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

358
доверие к мудрецам выздоровление

Недельная глава Ки Таво

«Сегодня вы выделили Г-спода быть вашим Б-гом, а вы будете следовать Его путями, соблюдать Его законы, заповеди и постановления, исполнять Его волю. А Г-сподь сегодня выделил вас, что вы будете Его избранным народом, как Он и обещал вам, и соблюдать все Его заповеди…» (Дварим, 26:17-18).

Если задуматься над этими строками, видно, что последние слова – «соблюдать все Его заповеди» как будто неуместны здесь, ведь уже в предыдущем стихе сказано «соблюдать Его законы, заповеди и постановления, исполнять Его волю». [Кроме того, во втором стихе говорится о деяниях Всевышнего, а не о заповеданном нам.]

Есть замечательный комментарий Хатам Софера, что «соблюдать все Его заповеди» связано с «выделил вас быть Его избранным народом»: Всевышний осуществит все Свои заповеди и пожелания путем, о котором сказано: «повелишь [имеется в виду человек] – и осуществится» (Йиов, 22:28), а также: «Выполняй Его волю, как свою, чтобы Он выполнял твои желания, как Его» (Авот, 2:4). [Т. е. смысл приведенного стиха Дварим (26:18) в том, что Всевышний поможет нам осуществить Его заповеди если мы по-настоящему захотим их исполнить.]

[Сказанное здесь относится к известному высказыванию, что праведник постановляет, а Всевышний — осуществляет.] Возможно, и об этом случае говорит мишна (конец трактата Орайот), что мудрец Торы важнее даже первосвященника. Ведь сказано в Мишлей (3:15): «Она (Тора) дороже жемчуга» – Тора дороже даже первосвященника, который входит в Святую Святых. И благословение мудреца Торы не уступает по силе благословению коэнов [которым Тора повелела, и тем самым дала силу благословлять], поэтому постановили произносить стихи благословения коэнов сразу же после благословений на Тору.

Теперь мы сможем понять слова раби Йоси (Шаббат, 118б): «Никогда я не нарушал слов своих товарищей. Я сам знаю, что я не коэн, но если мои товарищи говорят мне подняться на возвышение перед Арон а-Кодеш, я поднимаюсь». Комментирует Маарша, что он не говорил бы благословение коэнов, а просто бы поднялся, и стоял в том месте, где стоят коэны.

Звучит это странно: если бы мне сказали – иди и встань среди коэнов, это же просто ненормально, я же не коэн, что мне там делать? Но товарищи раби Йоси были наши мудрецы – танаим! Что они хотели бы от него, если бы сказали подняться вместе с коэнами, и почему бы он согласился? Почему раби Йоси выбрал такой странный пример?

Они желали подчеркнуть, что мудрец Торы не менее, и даже более важен, чем коэн. Верно, коэн благословляет, поскольку так повелел Всевышний. Но мудрец обладает такими важными качествами, что достоин стоять там не меньше, чем коэны, и даже больше!

Расскажу по этому поводу одну историю. История, которая была на самом деле [в других книгах она приводится даже с фотографиями]. В ешиве в Новардоке был один юноша по имени Лейбл, который заболел странной болезнью: все его тело стало раздуваться. Ноги, руки… Сначала ему было тяжело наклоняться, потом стало тяжело ходить, пока не оказался прикованным к постели, да и та его еле выдерживала. Его направили в больницу, и там пришлось заказать для него особенно широкую кровать – а пока ее делали, он раздулся еще больше…

Нельзя и описать, какие мучения, и физические, и душевные, он переживал. Все тело парализовано, кроме глаз, которые двигались, и одной руки, которой он тоже мог немного двигать. В больнице не смогли найти ни причину болезни, ни назначить лечение. Содержание его стоило огромных денег. Друзья из ешивы преданно заботились о нем: кормили, мыли, и собирали деньги на его содержание. И так – день за днем, месяц за месяцем, прошло двенадцать лет. Сколько ему придется еще лежать? Пока сердце не откажет, сказали врачи. Сколько еще оно сможет тянуть такую массу? А до тех пор – тяжкие страдания!

И вдруг, однажды, ни с того, ни с сего, Лейбл решил поднять руку. Тяжелое бревно, лежавшее рядом с телом. Нянечка принесла ему завтрак, и вдруг увидела поднятую руку – которая уже двенадцать лет не поднималась. С испуганным визгом она бросила поднос и убежала из комнаты. Вызвала врачей. Они пришли, и не поверили своим глазам: Лейбл сел на кровати!

Как он сел? Он ведь весь был как огромный мясной шар! И, тем не менее – сел. Не обращая внимания на пораженные взгляды, оперся на свои тяжелые слабые руки, и – встал на ноги! Покачнулся, выпрямился, и остался стоять. Впервые за двенадцать лет. Потом снова сел на кровати, и свой завтрак уже ел сидя. Одна рука держала вилку, другая нож. Одна резала еду на кусочки, другая подносила ко рту. Челюсти жевали. Простые действия, которые мы делаем автоматически, кто за них благодарит? А ведь это тоже – чудо из чудес! А потом Лейбл произнес благословение, и с каким великим душевным настроем! За жизнь, и за милость, которые оказал Всевышний, и за то, что мог есть еду. После этого он снова встал, и пошел. Ему помогали, поддерживали – но он шел.

Постепенно его вес стал снижаться, и через какое-то время он вернулся в человеческую форму.

Медицинское чудо, постановили врачи. Они не смогли понять ни причину болезни, ни то, отчего она вдруг закончилась.

Причину болезни и мы не знаем. А причина выздоровления известна. Один из друзей Лейбла, по имени Залман из Минска, взял на себя бремя содержания юноши. Он ездил из города в город и собирал для него деньги. В своем путешествии как-то раз добрался до деревушки Ляды. И вдруг подумал: «А ведь Хафец Хаим живет в соседнем городе – Радине. Съезжу-ка я к нему, попросить благословения». Так и сделал. Вошел к Хафец Хаиму, тот спросил его, чем он занимается. Залман рассказал о несчастном юноше, заключенном в темницу своего тела уже двенадцать лет. Лежит, как камень, полностью парализованный, и Залман собирает деньги на его содержание.

«Он соблюдает Тору и заповеди?» – поинтересовался Хафец Хаим.

«Рав, да вы что! Он – ученик Новардока, великий в Торе и Б-гобоязненности, и столько лет уже переживает такие тяжкие страдания…»

Ответил Хафец Хаим: «Да пошлет ему Всевышний, благословен Он, полное выздоровление!»

Когда он это сказал – Лейбл поднял руку. Ну а дальнейшее, известно…

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=74814