Ваешев — Жизнь Яакова и жизнь Йосефа — наказание или миссия?

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

398
основа

Первый стих нашей недельной главы говорит: «Ваешев Яаков бе-эрец мегурей авив бе-эрец Кнаан». Слово ваешев происходит от слова лашевет – сидеть, на русский мы бы перевели это как «осесть, обосноваться на постоянной основе». В этом же стихе мы встречаем слово мегурей, от слова лагур, «жить» (с оттенком временного проживания). Таким образом, эрец мегурей авив – это «земля, где жил его отец». Если мы проследим историю, то увидим, что не было среди наших праотцев более постоянного, чем Ицхак – он, имея статус святой жертвы, ни разу не покидал Святую Землю! Тем более странно нам читать про Яакова, который провел 22 года у Лавана, а закончил свои дни в Египте, что он «обосновался», в сравнении с «временно проживал», сказанным про его отца Ицхака! В лашон а-кодеш нет проблем с повторением одинаковых слов, в отличие от русского языка: если мы видим, что одно и то же (на первый взгляд) обстоятельство описано разными словами-синонимами – значит, в этом заложен особый смысл, который мы должны понять.

Мидраш Раба понимает слова мегурей авив, как намек на то, что Ицхак так же, как и его отец Авраам, занимался приемом в еврейство. Мегурей – от слова «гиюр». Нам известна внешняя сторона жизни Авраама, она подробно описана в Торе: он активно занимался приемом гостей, распространял знание о Творце. Про Ицхака ничего такого не говорится. Однако о нем нам известно такое понятие, как пахад Ицхак (страх Ицхака) – он жил в постоянном страхе и трепете перед Творцом. Рядом с нами существуют два типа людей: первый тип – люди, активно занимающиеся общественной деятельностью, распространением Торы и знания о Творце. Второй тип – люди, более замкнутые в себе, живущие в состоянии йират хет, боязни греха, сконцентрированные на постоянном самоконтроле и самоанализе – чтобы, не дай Б-г, ничего не нарушить! Безусловно, все наши праотцы были Б-гобоязненны, все они были осторожны в исполнении заповедей, но с особой силой это качество проявилось именно в Ицхаке. Казалось бы, это качество идет вразрез с тем, чтобы заниматься другими людьми, поскольку человек сконцентрирован на самоанализе, на постоянном страхе греха…

В книге Зоар есть еще одно объяснение, что такое мегурей авив. В нескольких местах в ТаНаХе встречается слово с корнем гур, означающее трепет и страх. Таким образом, Зоар объясняет, что эрец мегурей авив – это страна страха его отца, страна страха перед Всевышним! Есть такие слова у наших мудрецов: авот (праотцы) – эм меркава; понятие меркава, «колесница», имеет глубокий каббалистический смысл. Не углубляясь в каббалу, объясним, что сравнение праотцев с колесницами не имеет ничего общего с колесами и лошадьми, колесница – это «то, на чем въезжает царь». Наши праотцы как будто привели в этот мир Всевышнего, каждый в своем качестве: Авраам – хесед, совершение добра, Ицхак же открыл Всевышнего в этом мире через свою Б-гобоязненность.

Признаемся себе: мы слишком мало видели в жизни примеров того, как надо бояться Всевышнего! Сказали наши мудрецы, что «царство Всевышнего подобно царству земному». Когда в мире существовала абсолютная монархия, то существовало и понятие боязни царя: за малейшее неповиновение царь мог приказать немедленно казнить человека! И, видя, как следует бояться царя, человек мог этому научиться, и по аналогии – научиться страху перед Всевышним. Сейчас в мире новый культ – культ демократии: тех, кого выбирают, никто не боится, и неоткуда нам взять пример настоящей боязни. Примером Б-гобоязненности может служить случай, произошедший однажды с Виленским Гаоном: по ошибке прикоснувшись к мукце в Шаббат, он от страха потерял сознание! Как жаль, что мы этого не видели, и нет у нас перед глазами такого примера…

Через Ицхака в этом мире открылось, как надо бояться Всевышнего, и он наиболее полно раскрыл это качество. Именно поэтому Земля Израиля называется эрец мегурей авив – страна страха и трепета Ицхака. Таким образом, Яаков поселился в месте, где раскрылась великая Б-гобоязненнность Ицхака.

Во многих домах уже начали готовиться к Хануке, и мы готовимся исполнить одну из заповедей этого праздника – читать Алель. В Алеле мы говорим так: «пусть скажут боящиеся Б-га – ки леолам хасдо» (что Его милость навсегда). Кто такие боящиеся Б-га? Пишет Виленский Гаон – это праведные геры!

Каждый из наших праотцев приближал к себе «иноверцев» тем качеством, которое у него было развито максимально: Авраам – через свои благодеяния, а Ицхак – своей Б-гобоязненностью. По этому объяснению очень хорошо укладываются вместе оба понимания слова мегурей – и «страх», и «гиюр».

Сказано, что Яаков хотел «обосноваться в покое» в Эрец Исраэль. Приводит Раши: разве недостаточно праведникам покоя в мире грядущем, что они и в этом мире желают для себя благосостояния и отдохновения? Возникает вопрос, какого покоя хотел для себя Яаков? Он хотел в покое углубиться в изучение Торы! Есть интересное место у Рамбама, говорящее о том, что именно будет хорошего во времена после прихода Машиаха: во всем мире будет покой, всего будет вдоволь, и мудрость Торы будет доступна в мире. И по этой причине мудрецы хотели удостоиться жить в такие времена – чтобы спокойно заниматься Торой и этим удостоиться мира грядущего! Если этого хотели величайшие мудрецы, то, видимо, того же хотел и Яаков. Тогда в чем же может быть к нему претензия?

В следующем стихе говорится: это потомство Яакова – Йосеф. Почему именно Йосеф? Раши приводит мидраш: Йосеф был во многом подобен Яакову. Один из примеров такой похожести – то, что Яаков не исполнял заповеди почитания отца, будучи далеко 22 года (14 лет учебы здесь не учитываются). Также и Йосеф был вдалеке от него 22 года! Наши мудрецы говорят, что этим Яаков был наказан в соответствии с правилом «мера за меру». При всем при этом, если мы проанализируем происходящее с Яаковом и с Йосефом, то увидим много принципиальных различий. Так, Яаков отсутствовал в доме отца потому, что тот сам его отправил в дом Лавана жениться. Ривка же отослала его из дома, спасая от Эйсава – Яаков при этом не исчез, его никто не оплакивал. Когда же Яакову принесли рубашку его любимого сына Йосефа, всю в крови, он оплакивал его 22 года, и все эти годы он не мог прийти в себя!

Рав из Бриска говорит так: присутствие Шехины в доме человека напрямую зависит от его способности быть в радости и веселье. Если, хоть на одну минуту, Яаков прекратил бы горевать из-за пропажи Йосефа, он бы удостоился присутствия Шехины и узнал, что Йосеф жив! Но из-за того, что он горевал непрерывно все 22 года, Шехина просто не могла быть с ним!

Маасе авот – симан ле-ваним (Деяния отцов – знак для потомков). Своей жизнью наши праотцы построили модель для нашей жизни, для поведения каждого из нас до конца веков. Когда Яаков уходил к Лавану, он отправлялся в изгнание, а когда вернулся домой – вернулся из изгнания. Также и мы, находясь в галуте, должны помнить о том, что мы также и возвращаемся! Тяжелейшее испытание человека – когда он служит Всевышнему в состоянии тьмы. Когда есть Шехина – все прекрасно, но как человек может полноценно учиться, молиться, когда есть сокрытие лика Творца? Нет денег, нет поддержки, ребенок сошел с пути, не дай Б-г… Как в такой ситуации служить Творцу с радостью?

В трактате Брахот есть дискуссия о том, какой источник имеют три наши ежедневные молитвы: Шахарит, Минха и Маарив. Одна из точек зрения – что утреннюю молитву установил Авраам, дневную – Ицхак, а вечернюю – Яаков. Виленский Гаон пишет, что Маарив – вечерняя молитва – соответствует ночи галута. Яаков с двумя своими именами соответствует этому понятию: Яаков – это состояние изгнания, а Исраэль – состояние возвращения, силы заповедей на Святой Земле. Душевная мощь Яакова, которую он обрел благодаря всем своим испытаниям, – это то, что он оставил нам до конца поколений. Вспомним его поединок с ангелом Эйсава, Сатаном: написанное о Яакове, что «он остался один», Зоар объясняет как то, что его покинули все ангелы-хранители, которые встретили его при входе в Святую Землю! Яаков боролся один на один с Сатаном – и победил его! Это – та духовная сила, которую он оставил нам на все поколения, чтобы бороться с духовными испытаниями. Это была борьба за основы веры – и Яаков победил в этой борьбе! И сегодня, когда борьба продолжается, откуда мы берем силы выстоять? Из того же источника: от сил Яакова.

У Яакова, как мы видим, была нелегкая жизнь: преследование братом, изгнание, многократные обманы Лавана, смерть любимой жены Рахели… Пропажа Йосефа, затем – Шимона, уход Биньямина… За что же Яаков был наказан – и было ли это наказанием вообще? Внимательно вдумавшись в значение фразы «Деяния отцов – знак для потомков», мы сможем понять, что дали нам все испытания, через которые прошел наш праотец Яаков. Все пережитое им дало невероятную силу нашему народу, который находится на уровне цадик ве-ра ло – «праведник, и плохо ему». Именно тем, что Яаков выдержал все испытания и галут, он вложил эту силу в наш народ на все поколения! Миссия Якова была не в том, чтобы в спокойствии жить с Торой. Его миссия была в том, чтобы провести наш народ через все испытания с верой и Торой.

Когда умер наш великий учитель рав Ицхак Зильбер, в один из вечеров после его похорон его старший зять говорил эспед. Он сказал следующее: сейчас рав Ицхак поднялся наверх и смог с уверенностью сказать своим родителям, что он исполнил их завет «остаться евреем»! Многие из вас, наверное, видели книгу с одноименным названием – «Чтобы ты остался евреем». Ведь его отец умер, когда в сплошной тьме сталинской России не было видно ни малейшего проблеска, а мать хотя бы дожила до рождения внучки – но все равно не застала начала массового возвращения к Торе. Откуда у рава Ицхака, его родителей и других соблюдающих евреев были силы не сломаться, сохранить веру отцов во мраке неверия и ужасов 70 лет кровавого режима? Видится, что это – то, что мы получили от наших отцов: жить с Б-гом, жить с внутренним светом, даже когда вокруг – тьма. Смысл страданий Яакова в том, чтобы у нас были силы оставаться верными Торе евреями, даже когда мы проходим через страшнейшие испытания. В этом – не наказание Яакова, а его задание, миссия в этом мире.

Можно провести параллели между жизнями Яакова и Йосефа и увидеть, что все же в них есть много различий. Так, отправляясь к Лавану (который был большим злодеем, настолько, что хотел уничтожить весь еврейский народ, и только Всевышний не дал ему этого сделать), Яаков, во-первых, был уже зрелым мужчиной, проучившимся много лет и многое повидавшим. Во-вторых, он не был одинок в своих испытаниях: у него была невеста Рахель, затем – жены и дети. Йосеф же попал в Египет, будучи 17-летним юношей – а все мы знаем, насколько неустойчив ум подростков! К тому же, Йосеф оказался совершенно один, полностью оторван от привычного окружения, да еще и в статусе раба… Однако даже в таких обстоятельствах Йосеф на все сто процентов оставался самим собой, от начала и до конца. Есть особое испытание человека, когда он остается в одиночестве, и не стоит искать для себя таких испытаний, потому что человек создан с тем, чтобы находиться в обществе: мы ищем подходящую хевруту в ешиве, хорошую жену, которая поддержит, хорошую общину и хороший город… Когда человек остается один, он подвергается настоящей проверке: а чего он стоит сам по себе, без дружеской поддержки и участия? Казалось бы, это настоящая трагедия, однако в этом испытании раскрываются его душевные силы!

Йосеф не относится к праотцам, поскольку их всего три: Авраам, Ицхак и Яаков, однако он – праотец двух из двенадцати колен, и его судьба – также знак для нас. Йосеф, пройдя через все испытания, нашел в себе силы остаться самим собой и не измениться. Эту стойкость он смог передать всем своим потомкам, всему нашему народу. И это то, что он добавил к великому наследию отца!

Подготовила А. Швальб.


http://www.beerot.ru/?p=51722