Недельная глава Шмот — Время для размышления

Дата: | Автор материала: Рав Реувен Куклин

1502

Ежедневная цитата

[pull_quote_center]Пусть скажут те, кто властвует над своим дурным началом: сделаем расчет, относящийся к нашим делам в этом мире. Оценим ущерб [связанный с исполнением] заповеди – в сопоставлении с наградой за нее, и награду [выгоду, извлекаемую из] греха — в сравнении с ущербом от него [наказанием][/pull_quote_center] Талмуд, Бава Батра, 78 б.

«Пусть обременяет работа людей, и будут они выполнять ее, а не заниматься пустыми речами» (Шмот, 5:9).

Как известно, есть несколько уровней понимания слов Торы. Один из них – ремез, намек. В святых книгах сказано, что на уровне ремеза фараон – это дурное начало. Если так, то из поведения фараона мы сможем понять действия и соблазны дурного начала.

Фараон хотел добавить работы, чтобы не оставить евреям время для раздумий. Одно из наиболее коварных проявлений йецер а-ра заключается в том, чтобы не оставить людям времени задуматься над своими действиями, как пишет Рамхаль в книге «Месилат Йешарим»: «Знает он, что, если бы люди хоть немного обращали внимание на свои пути, несомненно, сразу же начали бы раскаивается в своих поступках, и их раскаяние постоянно увеличивалось бы. И, в конце концов, они оставили бы дурной путь окончательно».

Рассказывают про одного еврея, психолога по профессии, который по вечерам начал ходить на уроки и лекции по иудаизму. Ему понравились идеи, которые были высказаны на лекциях, и он был согласен практически с каждым словом лектора, но почему-то никак не продвигался в исполнении заповедей. После трех месяцев практически постоянных посещений занятий, он внезапно пропал. Никто не знал, что с ним произошло, и куда он пропал.

Прошло две недели, он вернулся. На этот раз у него уже была кипа, цицит, и он выполнял все заповеди. На просьбу окружающих объяснить, что с ним произошло, он сказал, что ему самому долгое время мешало несоответствие между тем, что он понял своим разумом, и его действиями. Он чувствовал, что есть какая-то душевная преграда, которая мешает ему начать исполнять заповеди, но он не знал, что точно ему мешает. С целью понять свой внутренний мир (все-таки, он психолог) он решил взять отпуск, чтобы в спокойной обстановке задуматься и проанализировать. Находясь в уединении, он вдруг осознал, что то, что ему мешает – это сервиз, который он привез из-за границы, и в котором подавали еду важным гостям в его доме. Гости каждый раз выражали свое восхищение сервизом, что доставляло психологу большое удовольствие. Подсознательно он понимал, что, если начнет соблюдать заповеди, не сможет пользоваться сервизом из-за его некашерности. Тогда он сказал себе: «Неужели из-за этого сервиза я испорчу себе всю жизнь?! В конце концов, сколько удовольствия я получаю от него? Я приглашаю гостей не чаще, чем раз в месяц, и даже когда они приходят – после их восхищения и моего рассказа о том, как его нашел и где его купил – все про него забывают. Более того, большинство гостей приходят ко мне не в первый раз, и они уже видели этот сервиз и больше не восхищаются им». Что я сделал? Разбил всю посуду. Тогда я почувствовал большое облегчение, поскольку с тех пор у меня уже не было никакой душевной преграды.

Как мы видим, достичь этого понимания психолог смог только после того, как нашел время остановиться и задуматься.

Также и к вере невозможно прийти без того, чтобы человек освободил себя от всевозможных забот, в которые погружен, и задумался над чудесным миром, окружающим его. Хазон Иш начинает свою книгу «Вера и упование» следующими словами: «Если человек обладает нежной и чувствительной душой, и в покое – наслаждение его, и не терзает его голод вожделений, и глаз его любуется зрелищем выси небес и бездн земли, – тогда он потрясен и взволнован, ибо мир предстает перед ним, как сокрытая волшебная тайна». Когда он будет потрясен и взволнован чудесным миром, предстающим перед его глазами? Только когда он находится в состоянии покоя и его не терзает голод материальных вожделений.


http://www.beerot.ru/?p=9900