Комментарии Рамбана на главу Толдот: Выполняли ли праотцы заповеди Торы?

Дата: | Автор материала: Рамбан

227

«…За то, что слушался Авраам Моего голоса и соблюдал Мои предостережения, Мои повеления, Мои уставы и Мои законы». 

Раши комментирует так: «Моего голоса» – когда Я подвергал его испытаниям; «Мои предостережения» (мишмарти) – установления, отдаляющие (от нарушения заповедей Торы), например, запреты (мудрецов), призванные оградить от недозволенной близости и от осквернения Шабата; «Мои повеления» (мицвотай) – такие заповеди, которые следовало бы соблюдать, даже если бы они не были записаны в Торе, например, запреты грабежа и кровопролития; «Мои уставы» (хукотай) – те заповеди, против которых более всего восстает дурное побуждение и возражают народы мира, например, запрет есть свинину или носить одежду из смеси шерсти со льном, ведь смысл их не известен – но это уставы, которые установил Царь для Своих подданных; «Мои законы» (Торотай) – имеется в виду также устное учение, т.е. законы, переданные Моше на Синае (в устной форме)».

А если так, то весь этот комментарий Раши основывается на том, что Авраам выполнял и соблюдал законы Торы до того, как она была дарована (народу Израиля). И подобным же образом мудрецы толкуют строку Торы «И дал им Йосеф повозки (агалот)» (Берешит 45:21): Йосеф занимался Торой со своим отцом Яаковом, и они расстались на главе, посвященной «телице искупления» (эгла аруфа), – а ведь Тора еще не была дана. И так же сказано, что Йосеф соблюдал даже тончайшие нюансы закона и обучал этому своих сыновей.

И следует спросить: если так, то как же Яаков установил каменный обелиск (мацева), [а ведь в Торе сказано: «И не ставь себе обелиска (мацева), который ненавистен Г-споду, твоему Б-гу» (Дварим 16:22),] и взял в жены двух сестер [а ведь в Торе сказано: «И жены к ее сестре не бери в соперницы, открывая ее наготу при ней, при ее жизни» (Ваикра 18:18)], а по мнению наших мудрецов, даже четырех [т. к. служанки Леи и Рахели – Билха и Зилпа – тоже были дочерьми Лавана, но не от его жены, а от наложницы], и Амрам женился на своей тетке, и наш наставник Моше установил двенадцать каменных обелисков? Как же они могли делать то, что праотец Авраам запрещал для себя – а ведь он повелел своим сыновьям и своей семье идти по его пути, и Б-г установил ему за это награду?!

И хотя мудрецы указывают, что Яаков соблюдал Шабат и устанавливал для себя «субботние границы» (тхумин), – возможно, это касалось именно заповедей Шабата, так как «Шабат равнозначен всей Торе», ведь день субботнего покоя является свидетельством о шести днях Творения.

И может быть, в словах «Мои предостережения» подразумеваются запреты, призванные оградить от недозволенной близости, установленные для сынов Ноаха, «Мои повеления» – запреты грабежа и кровопролития, «Мои уставы» – запрет есть часть от живого животного и запреты скрещивать животных и растения, а «Мои законы» – запреты, связанные с идолопоклонством, – т.е. все, что было заповедано сынам Ноаха. И Авраам выполнял волю Творца, соблюдая даже тончайшие нюансы и устрожения в этих законах, подобно тому, как сказано: «У нашего праотца Авраама в трактате Авода зара, посвященном запрету идолопоклонства, было четыреста глав» [т. е. в книге, по которой учился праотец Авраам, было гораздо больше подробностей, ведь в Вавилонском Талмуде трактат Авода зара, посвященный запрету идолопоклонства, состоит всего из пяти глав]. А относительно «стократного урожая», от которого праотец Ицхак отделил десятину, мудрецы объясняли, что праотцы были самыми «щедрыми среди народов» и давали десятину беднякам, а также служителям Б-га, например, Шему, Эверу и их ученикам, подобно сказанному: «И Малкицедек, царь Шалема, – служитель Всевышнего Б-га, …и дал ему (Авраам) десятину от всего» (Берешит 14:18, 20).

Но мне представляется, что, согласно толкованию наших наставников, праотец Авраам постиг всю Тору пророческим виденьем (бе-руах а-кодеш) и занимался ею, познавая сокровенный смысл заповедей и ее тайны, и он исполнял всю Тору, хотя ему и не было это заповедано. Однако он соблюдал ее только в Земле Израиля – а Яаков женился на сестрах вне этой Земли, и так же Амрам, ведь заповеди – это «законы Б-га этой Земли», хотя все повеления, возложенные на самого человека, он должен выполнять в любом месте. И наши наставники уже указали намеком на эту тайну [т. е на особую связь заповедей Торы со Святой Землей], и я еще, с Б-жьей помощью, это прокомментирую. Что же касается обелисков, то этот запрет был введен лишь с определенного времени, ведь сказано: «И не ставь себе обелисков (мацева), которые ненавистны Г-споду, твоему Б-гу» (Дварим 16:22) – и толкуют: «которые стали Ему ненавистны, но были любимы Им в дни праотцов».

А то, что, согласно словам наших наставников, Йосеф соблюдал Шабат даже в Египте – это было потому, что заповеди Шабата приравниваются ко всем остальным заповедям, ведь Шабат – свидетельство о сотворении мира, и Йосеф поступал так, чтобы вселить в сердца своих сыновей веру в Творца и уберечь их от идолопоклонства Египта.

А в соответствии с простым смыслом, можно объяснить данную строку Торы так: «за то, что слушался Авраам Моего голоса и нес Мою стражу (ва-ишмор мишмарти)» – это вера в Б-жественное: Авраам верил только в Единого Творца и хранил эту веру в своем сердце, и силой этой веры он опровергал заблуждения идолопоклонников и взывал к Имени Г-спода, чтобы обратить многих к служению Ему. «Мои повеления» (мицвотай) – во всем, что Б-г ему повелел: и «уходи из своей страны» (Берешит 12:1), и вознеси сына на жертвенник, и изгони служанку и ее сына. «Мои уставы» (хукотай) – следовать путям Б-га: быть добрым и милосердным, вершить благодеяния и справедливость, и наставлять своих сыновей и свою семью на этот путь. «Мои законы» (торотай) – то, что он совершил обрезание себе, своим детям и слугам, а также заповеди сынов Ноаха, которые являются для них Торой.

Редакция «Беерот Ицхак» выражает признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


http://www.beerot.ru/?p=51613