«Эшет Хаиль» — комментарии братьев рава Шломо и рава Моше Альгази

Дата: | Автор материала: Рав Шломо и Рав Моше Альгази

2720

Продолжаем изучение комментариев на известный отрывок из книги Мишлей, воспевающий праведную еврейскую женщину. Авторы данной подборки комментариев – братья рав Шломо и рав Моше Альгази – внуки рава Йосефа Бенвенисити. Жили в XVII веке в Турции. 

«Кто найдет жену доблестную» – наши мудрецы объяснили: тот, кто праведен – найдет такую жену (здесь слова «кто найдет» указывают на редкость и трудность этой задачи, но не означают, что она вовсе не выполнима, ср. Йешаяу, 14:27). Слова «дороже чем жемчуг она» указывают на Тору. По трудности приобретения доблестная жена не уступает изучению Торы, на это указывает употребление тех же слов «дороже жемчуга», сказанных в Мишлей (3:15) о Торе. И это отражено в трактате Мегила (27а): разрешается продавать свиток Торы только для изучения Торы или для женитьбы.

Другой вариант: эшет хаиль – это женщина, благодаря которой муж разбогатеет. Кто ее найдет? Тот, кто далек от пниним, то есть тот, кто удаляется от коэнов, другими словами, не берет жену из коэнской семьи. Как сказали мудрецы (Псахим, 49а): «Еслиисраэль женится на дочери коэна, хоронит ее, или она хоронит его, или она приводит его к бедности». Слово жемчуг (пниним) указывает на священников-коэнов, так как первосвященник «заходит во внутренние помещения (лифнай улифним)» – Святая Святых (см. Ораот 1а). [Поясняется в трактате Псахим, что отрицательное отношение к браку с дочерью коэна верно в случае исраэля – невежды. Но если он талмид хахам, такой союз, напротив, может быть источником благословения и богатства, так как не порочит род Аарона (см. Раши там)].

Другое понимание «кто найдет»: тот, чьи мотивы далеки от стяжательства, и он приобретает жену «во имя Небес». [Как Калев бен Йефуне, женившийся на Мирьям, которая была старше него и болезненная, и все женихи отвернулись от нее. А впоследствии Мирьям выздоровела и похорошела на зависть подругам (Сота, 15а).]  В трактате Таанит (31а) написано: «Девушки, не отличавшиеся ни красотой, ни происхождением, говорили: “Приобретайте себе жен во имя Небес, только после свадьбы украсьте нас золотом”». Но есть другая версия этого отрывка, согласно которой понимание таково: приобретайте жен только во имя Небес, и тогда (в заслугу этого) удостоитесь богатства, так что сможете приобрести золотые украшения для жен. И сказано: «уверено сердце мужа» – этот брак вселяет в него ощущение уверенности, что «не останется он без прибытка». А жена, в свою очередь, «воздаст ему добром все дни жизни ее», и не станет припоминать ему что-то плохое, что, возможно, было между ними. Кроме того, в таком случае жена будет стараться ради блага семьи, запросит себе для работы «шерсть и лен», хотя по букве закона она обязана лишь прясть определенное количество шерсти (Ктубот, 64б) [а работа со льном гораздо тяжелее и изнурительнее]. Можно было бы возразить: негоже, чтобы она ходила по людям искать работу, на это царь Шломо ответил: «Она подобна купеческим кораблям и приносит свой хлеб издалека», то есть она время от времени берет на дом большие заказы вместо того, чтобы постоянно искать работу. А если возразишь: «Если она так много и тяжело работает, когда же у нее есть время на домашнее хозяйство?» Об этом сказано «Встает еще ночью и раздает пищу домашним».

Другое объяснение «уверено в ней сердце мужа»: сказали мудрецы (Бава Мециа, 59а): «Уважайте жен, и разбогатеете». И там же: «Если твоя жена мала ростом, наклонись и шепчи ей, потому что в повседневных вопросах, касающихся материального, следует прислушиваться к ее советам». Соответственно, когда уверено в ней его сердце, и он слушает ее советы, тогда «не останется он без прибытка».

Другое понимание. В трактате Сота (3б) написано: «Распутство в доме – как червь в кунжуте». [Червь выедает кунжутное зерно изнутри]. По объяснению Раши, она позволяет расхищать негодяям имущество мужа. Но в данном случае все наоборот, муж в ней уверен, поэтому так же спокоен за сохранность имущества.

«Добывает шерсть и лен». Согласно постановлению мудрецов (Ктубот, 58б), плоды труда жены принадлежат мужу как следствие его ответственности за ее пропитание. Соответственно, доблестная жена, которая не только не висит на шее у мужа, но и «раздает пищу домашним», (например, если за ней дали большое приданое) обязана по букве закона лишь немного прясть шерсть, чтобы «от безделья не докатиться до распутства» (Ктубот, 59б). В отличие от обычных ситуаций, она не обязана заниматься льном, тем не менее, «охотно работает руками своими»: берется и за более тяжелую работу со льном. Продолжая восхвалять ее, книга Мишлей говорит, что даже когда жена на иждивении у мужа, она обязана работать только в дневное время, но доблестная жена «встает еще ночью».

«Туго перепоясывается и укрепляет мышцы свои» – она очень скромна. В трактате Ктубот (72) определяются нормы принятого среди женщин скромного поведения (дат йеудит) и обговариваются последствия их несоблюдения. Один из таких случаев – когда она на виду у людей занимается пряжей так, что рукава откидываются и руки (зроот) обнажаются сверх допустимого. Однако доблестная жена настолько придерживается правил скромности, что не только не обнажает руки, но и затягивает рукава так, чтобы не допустить этого даже случайно. Употребленный здесь глаголтеамец означает также «прикрывает», см. Шаббат (151б, согласно версии Аруха). Туго перепоясывается в соответствии с постановлениями Эзры в отношении скромности, см. Бава Кама (82а). Далее, «протягивает руки к прялке и длани ее держат веретено». Еще одним упомянутым требованием дат йеудит является такая предосторожность: чтобы в процессе прядения нитка пряжи не спускалась вдоль ее тела, потому что в определенных ситуациях это может провоцировать видящих ее, пробуждая у них греховные мысли. Поэтому доблестная жена двумя руками держит веретено, чтобы свободный конец нити не болтался.

«Она видит смысл в своей коммерции, не гаснет ночью свеча ее» –  она объясняет [себе и другим] важность своего занятия торговлей тем, что ее муж и сыновья благодаря этому свободны для изучения Торы. И ее личная выгода от этого в том, что«не погаснет свеча ее» в будущем мире [см. Брахот 17а: «Как женщины удостаиваются будущего мира? Посылают сыновей учить Тору и ждут мужей с учебы»]. Кроме того, благодаря ее торговле у нее есть возможность давать цдаку.

«Длань свою простирает бедному, и руки свои – нищему». [Часть комментариев схожа с публиковавшимся ранее объяснением рава Йосефа Бенвенисити]. Упоминание рук указывает, что она дает бедному то, что сделано ею лично, то есть готовую еду. В трактате Таанит (23б) написано, что это особо ценная форма цдаки, так как польза для бедного приходит незамедлительно. А то, что здесь нищий назван словом эвъйон(родственное слову митъаве – алчущий), указывает на то, что она поняла, что он испытывает острую потребность в хорошей еде.

А если спросишь: как можно принимать у нее щедрое подаяние, ведь закон говорит (Бава Кама 119а), что у женщины принимают лишь маленькую цдаку (из опасения, что муж возражает)? Ответ таков: она считается богатой – «сделала ковры, виссон и пурпур – одежда ее, известен ее муж… сделала полотна и продала», по меркам этой семьи это считается небольшой цдакой. По этой же причине можно покупать у нее полотна, ведь и на это есть ограничение (там же).

«Не опасается она за домочадцев своих из-за снега, потому что вся ее семья одета в алую ткань» – не опасается она снега Геинома, поскольку обитель ее будет в Ган Эдене. Или: «домочадцы» – все домашние ее ходят путями Б-га, «одеты в одну одежду все годы», так как поведение их в отношении заповедей не меняется (Зоар, 224б). [Одежда души в будущем мире – это добрые дела и хорошие качества, достигнутые человеком при жизни. Цельность этой одежды символизирует постоянство в ежедневном служении Творцу].

«Она делает себе ковры, виссон и пурпур – одежда ее». Ковры – марвадим, от словаревид азаав (см. Берешит, 41:42 и Раши там) – золотое ожерелье (сделанное из колец и образующее сплошную поверхность, подобно ковру). Иносказательно это указывает на заповеди, которые она выполняет с тщанием и блеском. [Автор использует слово «хафацим», которое указывает на заповеди, например: «Все твои стремления (хафацеха) не сравнятся (с Торой)» (Мишлей, 3:15), где изучение Торы ставится выше всех заповедей. Связь «ожерелья» с заповедями прослеживается также в словах: «Ибо они… ожерелье для твоей шеи» (Мишлей 1:9). Виленский Гаон объясняет: «В те дни украшения для женщин могли соответствовать их заслугам… для добродетельной женщины делали ожерелье, состоящее из многих отдельных колец – намек на многие добрые дела. Так и заповеди украшают человеческий облик…».]

«Известен во вратах», отмеченных знанием закона, «муж ее», он находится среди знатоков Торы, и они видят, что у него прибавилось мудрости с тех пор, как он женился. И они говорят, что он добился успехов благодаря своей доблестной жене, которая занялась торговлей, а мужа отправила учить Тору.

«Сделала покрывала и продала, и пояса (связки) передала торговцу». Эта праведная женщина старается делать предметы, необходимые для исполнения заповедей. И продает (покрывала) она (сама), чтобы они использовались на талиты для талмидей хахамим. Но изготовленные пояса она продает торговцу оптом.

Или другой вариант: она очень сообразительная, и поэтому сбоку отрезает от ткани полосу, чтобы получился пояс, так, что это не снижает качества покрывала. Она продает покрывало, и, получив плату за него, отдает пояс торговцу бесплатно, чтобы заинтересовать его покупать у нее в следующий раз. Здесь слово аста – сделала – употребляется в значении «отстригать» (как в Йевамот, 48а, где означает «состригать ногти»).

«Крепость и достоинство – одеяние ее», – совершенные ею заповеди. Поэтому «и смеется она над последним днем»  над днем суда, и не страшится его.

Другое понимание, согласно мидрашу (Берешит Раба, 59, 2): «Последний день – день смерти». Она даже в час смерти пребывает в добром расположении духа, и это очень хороший признак, когда человек не пугается смерти. Или – на основании слов Тосафот (Ктубот 111б), что при воскрешении из мертвых праведники встанут в своих повседневных одеждах, а не в саванах. И эта доблестная женщина радуется своим изысканным одеждам – не ради красоты в этом мире, а с расчетом на «последний день», на Грядущий мир.

«Уста раскрывает в мудрости… присматривает за домом…» «Над равом Хисдой не был властен Ангел смерти, потому что тот все время проговаривал слова Торы…» (Моэд Катан, 28а). Так и эта добродетельная женщина не боится, что ее заберет ангел смерти – она «посмеется в последний день». Когда ангел смерти придет за ней, она «раскроет уста в мудрости» – по мере ее знаний в Торе. Но даже если она несведуща в Торе, ее защитит «Тора благодеяния», которое она сделала своему мужу и сыновьям, наставляя их учиться без перерывов. За счет этого считается, что эти слова Торы «на ее устах»все время, как будто она сама не прерывает их произнесения. И она уверена, что не ангел смерти заберет ее душу, но Всевышний в назначенный час покажет ей ее награду в будущем мире, и ее душа покинет тело в состоянии радости. И именно это поясняют слова «Смотрит за ходом дел в доме»  в час смерти ей показывают ее обитель в Ган Эдене, и она радуется, что там «не будет есть хлеб праздности». Ведь тот, кто ест «не свое», не заработанное, стыдится и «боится взглянуть» на дарующего (Талмуд Йерушалми, Орла, 1, 3), но доблестная жена радуется, что при жизни не ленилась в исполнении заповедей, и плоды своих трудов будет вкушать (см. Теилим, 128:2). «Воздайте ей» во вратах Ган Эдена – «прославят ее в воротах ее деяния».

«Поднимутся сыновья и воздадут ей должное» (йеашруа – от слова ишур). Это как заверение документа – ашарта дедаяней. По ее достойным сыновьям можно судить о ней как о воспитателе. «Муж прославит ее» перед учениками: «И моя, и ваша Тора – ее заслуга!» (см. Недарим, 50а). А если скажешь, что не пристало ему расхваливать жену перед другими, ответ: «Многие женщины добились успеха, но ты превзошла их и т.д.». Нельзя хвалить внешность, потому что это может привести к пагубным последствиям, как сказано о Саре (Берешит, 12:15): «И хвалили ее фараону, и была взята…»

«Обманчива прелесть и тщетна красота». «Как воспевают невесту на свадьбе? Бейт Шамай говорят: сообразно действительности» (Ктубот, 16б). Раши поясняет: соответственно ее красоте и уровню, другими словами, пусть воспевают ее реальные достоинства: красивые глаза или красивые руки – без преувеличений. Если не за что – пусть воспевают личные качества или происхождение. На это и возражают Бейт Илель: это же порочит ее! Ведь если хвалят отдельную черту, видимо, во всем остальном дело плохо. Это говорит здесь царь Шломо: если скажут о ней, что она красива в целом – «обманчива прелесть», это будет неправдой; если будут хвалить какие-то черты – это«тщетная» и порочащая похвала. На деле женщина «прославится как боящаяся Г‑спода» – в этой похвале нет никакого дурного подтекста.

Перевод З. Скаржинская


http://www.beerot.ru/?p=16846