Глава Бемидбар — Избегать излишеств ради постижения Торы

Дата: | Автор материала: null

605
излишеств

«И говорил Г-сподь Моше в пустыне Синайской…» (Бемидбар, 1:1).

Тора была дана в пустыне тем, кто избегает излишеств, не требуя ничего, кроме самого необходимого для жизни. Избегать излишеств – одно из основных условий для жизни по Торе и ее постижения.

Рав Песах Трукер был одним из самых больших мудрецов Иерусалима. Со дня, когда он взошел в Святой город из Ковно (в Литве), он жадно внимал словам Торы из уст великих мудрецов Иерусалима. В особенности сблизился он с равом Хаимом-Ицхаком, известным как магид из Великомира, прожившим более ста лет.

Каждую ночь они совершали вместе Тикун хацот (особая молитва в память о разрушении Храма) у Стены плача и учились до рассвета. После молитвы они продолжали учить вместе Талмуд, Тур и Шульхан Арух, и так – почти целый день с небольшими перерывами.

Однажды рав Песах заметил, что в отношении магида к нему что-то изменилось. Более того, ежедневно магид приводит ему высказывания мудрецов и цитаты из святых книг, говорящие о низменности излишеств и о том, какой ущерб могут принести они Б-гобоязненности человека. Вдобавок к этому, говорил он и о том, что излишества могут привести к духовной катастрофе всю общину.

Рав Песах долго не понимал смысл этих речей. Он размышлял про себя: «Какие у меня излишества? Ведь я живу в постоянной нехватке. Мяса и рыбы не видим неделями, мебель в доме самая простая, а дети одеты – заплатка на заплатке. Чего хочет от меня магид?»

Однажды, не в силах более сдержаться, рав Песах перебил увещевания магида: «Простите меня, учитель, но какие излишества увидели Вы в моем доме? И если они действительно есть, укажите мне – и я выброшу их из дома!»

Ответил магид: «Недели две назад я был у вас дома и увидел на столе шелковую скатерть. С этого все начинается. Сегодня – шелковая скатерть, завтра – еще что-нибудь. Представьте себе, какое осквернение Имени Всевышнего может выйти из всего этого!»

Услышав об осквернении Имени, рав Песах побледнел и с тяжелым сердцем стал рассказывать наставнику историю шелковой скатерти.

«Когда-то в годы моей юности в Ковно заболел один из состоятельных членов общины, рав Элиэзер Фрейдин. Я вызвался каждый день приходить к нему домой, чтобы учить перед ним Мишну и недельную главу Торы и читать Теилим. Так продолжалось довольно долго и, выздоровев, рав Фрейдин предложил мне солидное вознаграждение за труд, но я отказался. Со временем я поднялся в Страну Израиля, а рав Элиэзер вернулся к своим делам и все забылось.

И вот, около месяца назад, я получил посылку из Ковно. В письме, приложенном к посылке, сыновья рава Элиэзера сообщили, что их отец умер. В своем завещании он велел им послать раву Трукеру в Иерусалим дорогую шелковую скатерть в знак признательности за добро, которое он сделал во время болезни около тридцати лет назад. Сыновья рава Элиэзера просили меня исполнить волю отца и расстелить скатерть на нашем столе в Святом городе».

Переведя дух, рав Песах продолжил: «Моя супруга-праведница наотрез отказалась принять подарок: “Для чего нам шелковая скатерть? Неужто она прибавит нам страха перед Небом и знаний в Торе нашим сыновьям?”

И мы уже решили вернуть дорогой подарок обратно в Ковно, но тут я подумал: “Разве можно причинить обиду семье, находящейся в трауре по отцу?! Можно ли не исполнить волю покойного, который полагал, что делает большое и важное дело?!”»

Магид выслушал историю очень внимательно. И все же не был удовлетворен услышанным. После долгих часов обсуждения было решено задать вопрос раву Иерусалима, великому мудрецу Торы, раву Шмуэлю Саланту.

Рав Салант много времени потратил на изучение вопроса. С одной стороны, важно исполнить волю покойного. Если сыновья рава Фрейдина в Ковно узнают, что рав Песах в Иерусалиме не пользуется подарком отца, то наверняка будут сожалеть об этом. Но с другой стороны, нельзя поддаваться искушению излишеств и роскоши.

Великая мудрость рава Шмуэля Саланта долгие годы решала, с Б-жьей помощью, самые запутанные вопросы в Святом Городе. В этот раз решение было таким: пусть шелковая скатерть останется на столе… Но поверх нее следует постелить другую – попроще, чтобы скрыть излишнюю роскошь в доме мудреца Торы.

 


http://www.beerot.ru/?p=38079