Недельная глава Хукат — Цените близких!

Дата: | Автор материала: Рав Иссахар Франд

1427
близких

В нашей недельной главе есть Шират а-Беер (Песнь колодца). Есть что-то прекрасное в том, что объединение нашего народа в пустыне начинается с Песни (в главе Бешалах) и фактически заканчивается Песней (в нашей главе Хукат). Несмотря на то, что главу Хукат мы читаем спустя недолгое время после недельной главы Шлах, фактически события в нашей недельной главе произошли почти спустя 40 лет, в конце странствия по пустыне, когда наказание за грех разведчиков практически закончилось.

Между Песней после рассечения моря и Песней колодца есть два принципиальных различия. Шират а-Ям начинается со слов «и тогда Моше и сыны Израиля пели эту песню» (Шмот, 15:1). Шират а-Беер начинается со слов «Когда дети Израиля пели эту песню» (Бемидбар, 21:17) – без упоминания имени Моше.

Второе различие – в самом предмете Песни. Беер, колодец, был чудесным событием, которое постоянно присутствовало в стане Израиля на протяжении всего времени, пока евреи скитались по пустыне, в то время, как Рассечение моря было единичным явлением. Шират а-Ям была произнесена в порыве благодарности Творцу за небывалое чудо. Однако понадобилось 40 долгих лет, чтобы осознать чудо колодца и воздать Творцу хвалу за него.

Чтобы ответить на оба эти вопроса, прочитаем внимательно главу Торы, в которой говорится, в том числе, о смерти Мирьям. Мудрецы говорят, что колодец был дан еврейскому народу в заслугу Мирьям. Когда Мирьям ушла из этого мира, «ушел» и колодец, и потребовалось еще одно чудо, совершенное Всевышним через Моше, чтобы у народа Израиля вновь появилась вода.

По-настоящему прочувствовать, что сделала для них Мирьям, народ Израиля смог только тогда, когда колодец перестал снабжать их водой и вообще исчез. Следует признать, что это – одно из качеств человеческой натуры: воспринимать как должное то, что человек и так имеет. Когда мы подходим к крану и открываем его, для нас естественно ожидать, что оттуда польется вода. Мы не задумываемся, что это – результат работы сотен и тысяч людей, огромной инфраструктуры по добыче и доставке воды в наши дома. Нам не кажется чудом то, что в каждом доме из крана в любое время течет вода, – стоит лишь открыть кран!

Теперь представим, что примерно такое же отношение было у евреев к скале, которая (посреди пустыни!) бесперебойно поставляла воду. Мы бы, пожалуй, привыкли и к этому! И уж конечно наши дети, которые выросли в такой реальности, даже представить себе не могли бы, что может быть как-то иначе. Когда же умерла Мирьям, и люди увидели, что и источник исчез, до всех дошло, что они потеряли! Люди даже возможно говорили друг другу в этот момент: подумать только, какое великое чудо было для нас в заслугу Мирьям, – все эти годы!

Теперь нам понятно, что Шират а-Беер, Песнь колодца – это не столько воспевание самого колодца, сколько ода Мирьям, в заслугу которой этот колодец существовал. Люди воспринимают близких, как нечто само собой разумеющееся, а ценить их начинают, как правило, лишь в момент потери.

Природа человека неидеальна. В своей праведности и мудрости, Моше ценил Мирьям во все дни своей жизни. Ему не надо было ждать, пока исчезнет колодец, чтобы понимать, что она делала для еврейского народа все эти годы. Ему не требовалось 40 лет ждать, чтобы признать заслуги Мирьям. Моше не посетило неожиданное вдохновение 40 лет спустя. К сожалению, про всех остальных нельзя сказать того же. Народ впервые решил спеть Песнь колодца именно тогда, когда его не стало: «и тогда Израиль спел эту песню…» Очень грустный факт о природе человека – мы не ценим тех, кто рядом, пока они не покинут нас. Каждому стоит задуматься об этом – и начать ценить близких. Сегодня и сейчас.

http://www.beerot.ru/?p=16198

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here