Глава Ваехи — Душа Яакова и бальзамирование тела Яакова

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

1154
бальзамирование

«”Лучше (доброе) имя, чем хороший бальзам…” — лучше доброе имя Торы, чем масло, которым бальзамируют тело умершего» («Коэлет Раба», 7:1).

Рав Йонатан Эйбешиц («Яарот Дваш») говорит, что понимание сказанного в мидраше зависит от понимания высказывания наших мудрецов в трактате Таанит (5б), где написано, что праотец Яаков не умер. Возникают вопросы: как можно заявлять такое, когда в Торе ясно сказано, что тело Яакова было забальзамировано, и что его смерть горько оплакивалась во всем Египте? И Гемара приводит доказательство из толкования стиха: «И ты не бойся, раб Мой Яаков, – сказал Г-сподь, – и не страшись, Израиль, ибо вот, спасу Я тебя издалека и потомство твое…» (Ирмияу, 30:10). Подобно тому как потомство Яакова живо, жив и сам Яаков.

Однако не совсем ясно, почему Гемара приводит в доказательство смерти Яакова – бальзамирование и поминальные речи? Ведь в главе Ваехи есть подробное описание процесса погребения Яакова в гробнице Махпела!

Ответить на этот вопрос мы сможем, если разберемся с целью, которая преследовалась при бальзамировании тела.

Мумия

Древним египтянам было известно, что все то время, пока плоть человека продолжает существовать, душа остается привязанной к телу. Когда же плоть умершего разлагается, то душа возвращается в предназначенное ей место на Небесах. Египтяне использовали бальзамирование для того, чтобы иметь власть над душами умерших. Обладание властью над душами мертвых позволяло им задействовать различные виды колдовства, а также предсказывать то, что произойдет в будущем. Семьдесят дней продолжалось бальзамирование, после чего тело выставлялось на солнце для высушивания, вследствие чего плоть становилась твердой и нетленной, словно кость и камень. Тела умерших, подверженные такому процессу бальзамирования, зовутся мумией.

Бальзамирование Яакова

Йосеф вместе с братьями позволили египтянам забальзамировать тело Яакова. И пусть это был обычай, обязывающий всех, однако у них была возможность протестовать. Возможно, сыновья Яакова не протестовали против бальзамирования, потому что видели в этом некую пользу. Как уже говорилось, все то время, что плоть продолжает существовать, душа остается прилепленной к телу. А это значит, что душа праведника может продолжать свое участие во всем, что происходит в жизни его потомков.

Теперь можно понять ход рассуждений, приведенных в трактате Таанит (5б). Под утверждением: «Яаков не умер» подразумевается то, что его душа всегда будет участвовать в жизни его потомков и покровительствовать им. На это удивляется Гемара: но если Яаков не умер (то есть душа его не удалилась на Небеса), то зачем подчеркивать нам, что в память о нем произносились поминальные речи, а тело его было забальзамировано, и связь души с телом сохранилась. Ведь это и так понятно! Гемара отвечает, что связь между душой и телом праведника сохраняется не всегда. Душа праведника спускается в наш мир лишь тогда, когда потомки Яакова идут его путями, выполняя волю Творца. Когда же евреи перестают держаться «дерева жизни», отклоняясь от пути своих отцов, то нет у Яакова желания помогать им. Понимая это, братья и позволили забальзамировать отца, чтобы связь между душой и телом, даже не в лучшие времена, не прерывалась. Теперь, даже когда потомки Яакова ошибочно отойдут от путей Творца, душа их праотца, всегда находящаяся в нашем мире, будет покровительствовать им.

В этом же состоит смысл важности произнесения поминальных речей по умершему. Посредством таких речей в душах людей пробуждается желание раскаяния в содеянных грехах. И когда душа праведника видит, что благодаря упоминанию о нем кто-то стал лучше, то ей это доставляет отраду и успокоение. И так частички души праведника соединяются с душами слушающих и произносящих поминальные речи.

Также говорится в трактате Йевамот (97б), что когда в нашем мире произносятся слова Торы и упоминаются законы, произнесенные умершими мудрецами, то их души спускаются в наш мир и облачаются в души произносящих эти слова Торы.

И вот как нужно понимать слова царя Шломо: «Лучше (доброе) имя, чем хороший бальзам…»: «Лучше доброе имя» — лучше, чтобы душа праведника пребывала в нашем мире благодаря тому, что в нем произносят его слова Торы; «Чем хороший бальзам» — чем пребывание его души в этом мире благодаря тому, что она соединена с телом путем бальзамирования.

 

Подготовил рав Нахум Шатхин


http://www.beerot.ru/?p=44319