Недельная глава Ваеце — «Из глубин» по урокам гаона рава Моше Шапиро — Яаков и Лаван: историческая перспектива

Дата: | Автор материала: Рав Симха Мандельбойм

1660

«А Лаван пошел стричь своих овец… И обманул Яаков сердце Лавана-арамейца… И убежал он и все, кто был с ним… И сказали Лавану на третий день, что убежал Яаков, и тот взял своих братьев с собой и гнался за ним в течение семи дней… И сказал Лаван: холм этот – свидетель между мной и тобой сегодня… что я не перейду к тебе через этот холм, и ты не перейдешь ко мне через этот холм и этот памятник для зла…» (Берешит 31)

Наш учитель Рамбан вывел для нас важный принцип (в предисловии к книге Шмот): все события, произошедшие с праотцами, – это предвестники событий, которые впоследствии случатся с народом Израиля. «Все события с праотцами – это прообразы событий для их потомства, намекающих и возвещающих будущее, которое наступит».

Виленский Гаон открыл нам, что параллелью пребывания Яакова в доме Лавана является пребывание сынов Израиля в Египте. Процитируем его удивительное объяснение дословно (комментарий к «Тикуней Зоар», 80:3): «Яаков у Лавана – подобен Израилю в Египте, как написано: “Отцы – знак [будущего] для потомства”. Яаков ушел в изгнание, а затем взял все свое имущество: “Вот, увидел я все, что Лаван…”, и подобно этому “И опустошили они Египет”. Палкой был поражен Лаван (см. Берешит, 30:37-41), подобно использованию посоха в Египте. У Яакова был посох, как у Моше Рабейну. И как Яаков убежал от Лавана, так убежали евреи из Египта… путь в три дня. И также “сообщили Лавану на третий день”. А настиг он его на седьмой день, как сказано: “И гнался за ним в течение семи дней”… и то же в Египте. И так же – со всеми остальными событиями, как увидят внимательные люди. Поэтому в повествовании об исходе из Египта сказано: “Арамеец [т.е. Лаван], губивший отца моего”. Лаван потерял имущество, которое удержал Яаков, и так же было в Египте: “После этого вышли с большим имуществом”».

К этому стоит добавить, что фараон обещал, но не исполнял свои обещания, как и Лаван. Но Яаков обманул сердце Лавана, а сыны Израиля совершили то же с египтянами.

Подобие между этими периодами ясно и очевидно каждому разумному человеку, однако смысл этой аналогии все еще требует пояснений.

От частного к общему

Наши мудрецы уподобили сынов Израиля, находившихся в Египте, зародышу, пребывающему во чреве матери («Шохер Тов Теилим», 116). В Египте евреи размножились и обрели статус народа. Это был переходный этап между эпохой «праотцов» и эпохой «потомков» – между отдельными личностями и целым народом. Этот этап сопровождался изнурительной работой так же, как беременности и родам сопутствуют боли и мучения. Пребывание в Египте аналогично беременности, его завершение и выход оттуда – началу родов, а рассечение моря соответствует окончательному рождению: «Как вы видели египтян сегодня, не увидите их больше вовеки» (Шмот, 14:13).

Пока Яаков пребывал в доме Лавана, произошел переход от состояния «отцов» к состоянию «сыновей». В доме Лавана родились «колена Б-жьи», ставшие основой еврейской нации как таковой. Это новое рождение тоже пришло через тяжелый труд. Бегство Яакова из дома Лавана аналогично исходу из Египта – этапу рождения народа. Окончательным моментом этого рождения стал договор «Галь-Эда». Договор, заключенный между Яаковом и Лаваном, соответствует чуду рассечения моря: «Свидетель этот холм и свидетель памятник, что я не перейду к тебе через этот холм, и что ты не перейдешь ко мне через этот холм и этот памятник, чтобы сделать зло» (Берешит, 31:52). Завершающими этапами рождения стали акты полного размежевания между строителями еврейского народа (и их потомками) и теми, кто желал ему зла.

Параллель между пребыванием Яакова в доме Лавана и пребыванием сынов Израиля в Египте – не просто внешнее сходство. Она носит сущностный характер, поскольку в обе эти эпохи произошел переход из состояния «отцов» к состоянию «сыновей». В обоих случаях создавалось и созревало то, что известно как «община Израиля».

Любой, кто задумается, будет удивлен: даже количество овец Яакова вносит вклад в аналогию между двумя периодами. Вначале у него было семьдесят голов скота («немного» – см. «Берешит Раба», 73:8), а в конце «разросся во множестве» – их стало шестьсот тысяч (там же, 11). Аналогично этому сыны Израиля, спустившиеся в Египет, насчитывали семьдесят душ, а затем размножились, достигнув шестисот тысяч!

Отделение от египтян

Чтобы лучше понять эту аналогию, задумаемся над пребыванием сынов Израиля в Египте.

«Откуда известно, что среди всех народов не было такого, чьи пути были бы подобны египетским [по их мерзости]? Учение говорит: “По делам земли египетской…” А откуда известно, что пребывание там повлияло на евреев? Учение говорит: “В которой жили вы…”» («Торат Коаним», Ахарей Мот, 89).

Из мидраша мы учим, что высшее Провидение специально устроило так, чтобы рождение Израиля произошло именно в Египте, поскольку поступки египтян были самыми испорченными среди всех народов.

Смысл в том, что сближение двух народов, качества и натуры которых отличаются и даже противоположны друг другу, приводит к обострению противоречий. В природе можно найти примеры этого явления. Если положить два вещества, обладающих противоположными свойствами, рядом друг с другом, их различия станут отчетливо видны, и каждое проявит свою уникальность в сопротивлении. Когда два вещества вместе, каждое вынуждено с особой силой сопротивляться влиянию другого, чтобы сохранить свои особенности. Получается, что именно их объединение приводит к выявлению противоречий и уходу в крайность. Египетское изгнание предназначалось для того, чтобы народ Израиля достиг совершенства на своем уровне. Пребывание в Египте привело к тому, что евреи напрягли все силы, чтобы удержаться на своем уровне. Это был уровень святого народа, возвышенного над низменными мерзостями, в столь явной форме существовавшими в Египте!

Продолжительное пребывание в тесном взаимодействии с самым низменным народом принесло ожидаемые плоды. Потомство святого народа держалось из последних сил, чтобы сохранить свое достоинство. Сыны Израиля изо всех сил остерегались, чтобы не стать частью низменной культуры, господствовавшей в Египте. Евреи не изменили даже одежды и языка, чтобы сохранить свои особенности. Однако когда они вышли из Египта и «поделились по семьям» (Бемидбар, 1:18), то принесли родословные записи и привели свидетелей, и каждый был приписан к своему колену и отчему дому (Раши). Так они удостоились обрести свои уникальные черты, как единый народ.

Рассечение моря

В течение 210 лет сыны Израиля хранили свою духовную независимость. И вот, настал долгожданный момент, цель пребывания в этом «плавильном котле» – исход из Египта. Когда они вышли оттуда, то поставили задачу построить новый народ, основанный на ценностях, противоположных египетским.

Египтяне, естественно, не смирились с тем, что евреи освободились от их влияния. Они отчаянно сопротивлялись этому исходу и поспешили в погоню за сынами Израиля, чтобы вернуть под свое господство. В этом состоит глубокий смысл толкования мудрецов к фразе «И вот, Египет движется за ними» – евреи увидели ангела Египта, который пришел на помощь египтянам, и сильно испугались («Шмот Раба», 21:5). Понятие «ангел народа» означает внутреннее содержание этого народа («Михтав ми-Элияу», ч. 3, стр. 130). Действительно, ангел Египта, представляющий низменные ценности своего народа, двинулся вслед за сынами Израиля, чтобы заключить их под свою власть. Но эта погоня привела к тому, что, напротив, народ Израиля полностью отделился от египетской мерзости. Наши мудрецы («Шмот Раба», 21:5) говорят, что евреи совершили полную тшуву, увидев этого ангела. Они начисто искоренили из своих сердец все следы египетского влияния. Преодоление евреями силы зла Египта привело к фактическому падению его ангела. В заслугу этого Б-г рассек перед ними море. И в тот момент евреи достигли высочайшего отделения от египетской нечистоты: «Не увидите их больше никогда» (Шмот 14:13).

«Дашь истину Яакову» – в доме Лавана

Теперь, когда мы выяснили смысл пребывания евреев в Египте, хотелось бы вернуться и задуматься над аналогичным периодом – пребыванием Яакова и его сыновей в доме Лавана. Уже при первом приближении мы открываем, что и там господствовала культура, противоположная еврейской. Лаван, отец семьи, был главным мошенником. Он повел себя на удивление вероломно: сначала отдал Яакову Лею вместо Рахели, и это после того, как тот сделал все возможное, чтобы Лаван не нашел оправдания своему обману. Затем Лаван изменял плату за работу Яакова «сто раз» (см. Раши к Берешит, 31:7). Такой образ жизни был полностью противоположен тому, как жили в доме у Яакова. Яаков удостоился быть «человеком цельным, обитающим в шатрах» (Берешит, 25:27). Он всегда был осторожен в том, чтобы не обмануть другого, и в этом его уста и сердце были равны (Раши).

Пребывание Яакова в доме Лавана не смогло заставить его спуститься со своего духовного уровня. Напротив, это помогло ему еще больше укрепиться в своих качествах – утвердить принцип истины. Хотя он и был под влиянием Лавана, он остался честным во всех делах, как сказано (Берешит, 31:38-40): «Твои овцы и козы не теряли потомства, и баранов из твоего стада я не ел. Растерзанного я не приносил тебе… и днем поедал меня зной…» Как раз в доме Лавана и выросли сыновья Яакова – его истинные потомки, любящие истину. Именно там отец обучил их придерживаться правды. Она была настолько укоренена в душах его детей, что они просто не могли говорить устами одно, а в сердце думать другое. И когда в сердце они были настроены против Йосефа, «не могли обращаться к нему с миром» (Раши, Берешит, 37:4).

Следовательно, как в Египте евреи укрепились в своих добродетелях именно в силу отдаления от египетской культуры, так и Яаков с сыновьями укрепились в истине именно вопреки обманщику Лавану.

Договор Галь-Эд

Апофеозом отделения Яакова от Лавана стало заключение договора в Галь-Эде, где две эти культуры полностью разошлись. Этот договор был заключен после бегства Исраэля из дома Лавана (наподобие бегства его потомков из Египта). Это стало выражением глубокого осознания евреями того, что у них нет никакой связи и принадлежности к культуре Лавана. Отметим ряд этапов в этом процессе, которые в итоге привели к окончательному отделению.

«Разве есть у нас еще удел и наследие в доме отца нашего?»

Все четыре святые праматери очистили Израиль от чужеродных влияний народов мира («мать», אם, связана со словом «если», אם, означающем условие – определение и склонение в некотором направлении). Наша праматерь Сара очистила Ицхака от Ишмаэля, а Ривка отделила нас от Эсава. В недельной главе Ваеце мы видим, как Рахель и Лея очистили «колена Б-жьи» от скверны Лавана. Они начали полное отделение от дома их отца: «И заявили Рахель и Лея, и сказали ему: разве есть у нас еще удел и наследие в доме отца нашего? Ведь мы чужими считаемся для него, ибо он продал нас, да еще и проел деньги (вырученные) за нас» (Берешит, 31:14).

Аргумент Лавана

Путь к выходу из дома Лавана был нелегким. Он не соглашался уступить и отказаться от своих «внуков». Когда он услышал об их бегстве, поспешно вышел в погоню за ними, а настигнув их, заявил (Берешит, 31:43): «И ответил Лаван и сказал Яакову: дочери – это мои дочери, сыновья – мои сыновья, скот – мой скот. И все, что ты видишь, принадлежит мне. И что я сделаю с этими дочерями сегодня или с их детьми, которых родили…» Иными словами, Лаван утверждал, что весь дом Яакова принадлежит ему, и что они должны вернуться под его опеку.

Победа

Однако Яаков победил в этой святой войне. Его победа была подтверждена заключением договора, указывающего на полное отделение от дома Лавана. Благодаря этому договору мы полностью обособились от культуры Лавана: «До этого холма… что я не перейду к тебе этот холм…» (Берешит, 31:52). «Холм» (галь) связан со словом «открытый» (галуй), а «Эд» – со «свидетельством» (эдут) и прояснением. Этот холм прояснил и засвидетельствовал – без всякой возможности сомневаться и отрицать – что дом Израиля стоит сам по себе, и нет у него никакого отношения к дому Лавана.

Билам и Лаван

Наши мудрецы говорят («Мидраш Танхума», Ваеце, 13): «”Свидетель этот холм и свидетель памятник” – об этом и говорит Писание: “И прижала ногу Билама к стене” (Бемидбар, 22). Холм – это стена, поскольку Билам нарушил клятву, данную Яакову, как сказано: “Что не перейдешь этот холм и этот памятник ради зла”. Билам – это Лаван, как сказано: “Арамеец, губитель отца моего” (Дварим, 26). За то, что хотел истребить Израиль, он назван арамейцем, как сказано: “Пойди, изреки зло на Израиль!” Поэтому стена наказала его – ведь это она была свидетелем клятвы, как сказано: “Рука свидетелей да будет на нем первой” (Дварим, 14)».

Об этом же пишет Йонатан бен Узиэль (Бемидбар, 22:24): «И встал ангел Б-жий в тесном месте между виноградниками, где заключили Яаков и Лаван договор… чтобы не переходить друг к другу ради зла». Билам приехал в место, где Лаван и Яаков сделали памятники с одной и с другой стороны и поклялись не проходить мимо них. Лаван – это Билам (там же, 5; и он сам перешел и нарушил договор).

Согласно всему сказанному, слова мидраша проясняются удивительным образом. Этот договор между Яаковом и Лаваном указывал на разделение между Израилем и народами мира. Желая проклясть Израиль, Билам нарушил договор и пренебрег достоинством сынов Израиля. Ведь он сменил свое орудие – меч, и решил проклясть их устами, а это орудие Израиля (Раши, там же, 23). Поэтому «прижала ногу Билама» – ему не дано было в силу заключенного договора стереть различие между Израилем и другими народами.

Заключение

В течение длительного изгнания евреи оказывались среди разных народов. И всегда были люди недалекие, которые хотели уподобиться им своим образом жизни. Но таких обычно было немного – лишь те, кто были слабы характером. В последние же годы болезнь уподобления народам выросла до таких масштабов, какие не могли представить себе наши предки. Это явление распространилось в широких массах общества и даже превратилось в подход и идеологию.

Святой гаон рав Эльханан Вассерман в книге «Иквета де-Машиха» долго объясняет порочность этого опасного процесса (гл. 7): «У Йехезкеля предсказано, что перед приходом Машиаха провозгласят девиз: “Станем как народы”. Это пророчество начало воплощаться 150 лет назад поклонниками “берлинского просвещения”. Они скрыли этот девиз под другим лозунгом: “Будь евреем в своем доме и человеком – когда выходишь из него”. Не прошло много времени, как плоды этого подхода созрели, и их сыновья крестились. За этим лозунгом скрывалась попытка совершить подкоп под фундамент Торы. Ведь Тора предупредила евреев о необходимости полного отделения во всем образе жизни от окружающих народов: “И отделю вас от народов, и будете Моими” (то есть святыми – Рамбам, «Законы об идолопоклонстве», гл. 11). Но “просветители” стояли на своем – быть как народы. “Сказал Святой, благословен Он: «Вы говорите: будем как народы» – не бывать такому”».

Это опасное влияние встречается не только у тех, кто идет под знаменами уподобления другим народам. Также и относящиеся к стану Израиля, соблюдающие традиции отцов, могут попасть под влияние чуждых мнений. Нелегко оставаться неподверженным влиянию улицы, пропитанной посторонними ценностями. Мы окружены ими со всех сторон, и эти влияния подкарауливают нас на каждом шагу. Нет такого места, картины или зрелища, к которым бы они не примешивались. Все, что исходит из-под пера тех, кто был взращен и воспитан в светской культуре, зачастую является стрелами, нацеленными против духа Торы. И хотя это влияние не проявляется внешне, оно тихо и постепенно внедряется в подсознание и оттуда действует. Лишь тот, кто тщательно изучает стремления и оценивает их истинным взглядом, может различить, чисты ли они от внешних влияний.

В недельной главе Ваеце находится лекарство от проблемы нашего поколения. Его изучение вселяет бодрость и открывает врата надежды. Даже когда мы пребываем во тьме и мраке, не стоит отчаиваться! Из жизни Яакова в доме Лавана мы учим, что, напротив, именно пребывание в среде чужой культуры, полностью противоположной наследию наших отцов, должно и способно заставить нас отвергнуть ее мерзкие обычаи.

Постараемся изо всех сил продолжить ту же линию, которой придерживались наши предки – отделяться от идей окружающего мира. И чтобы достичь этой цели, нам нужно обособляться, насколько это возможно, а также запечатлеть чистую истину в своих сердцах – в глубине, стойкой перед всеми соблазняющими влияниями.

И чем больше мы укрепимся и очистимся, тем больше удостоимся рождения народа в третий раз с помощью праведного Машиаха, вскоре в наши дни, амен!

Примечание

Из-за важности и актуальности этой темы процитируем еще из книги «Иквета де-Мешиха» рава Эльханана Вассермана (гл. 20): «”Не радуйся, Израиль, не ликуй, как народы” – нельзя еврею наслаждаться, как другие народы. У них остаются свободные часы после окончания работы, и они ищут развлечений и игр, чтобы как-то провести время. А у еврея не бывает свободного времени. Когда он заканчивает работать, он обязан изучать Тору. Кто не способен учиться самостоятельно, пусть найдет себе рава, чтобы тот обучал его. Еврей также обязан посвящать время заповедям и добрым делам – творить добро ближним в меру своих сил. Тора требует от еврея такого образа жизни, о котором сказано: “Святы будьте”. Еврей должен быть свят, и его дом – свят, и все его сердце – свято. “И отделю вас от народов, чтобы вы были Моими” – если вы отделены от народов, то вы Мои. В последнее время перестали учить Тору, и, естественно, появилось свободное время. Что делать? Приходят евреи и заполняют толпами места развлечений и театры, возвращаются оттуда домой, пропитанные духом нечистоты, и еврейские дома также оскверняются. Ответ с Небес не медлит прийти – евреев прогоняют из мест развлечений, словно прокаженных: “Евреи! Прочь отсюда, вам здесь не место!” [так это было во многих местах и, прежде всего, в Германии]. И это верно. Место еврея – в доме учения, где он размышляет над Торой или изливает сердце, читая Теилим. Нас предупреждают об этом: “Если вы не отделяетесь от народов, то принадлежите Навухаднецару и его товарищам”».

В последнее время цивилизация развивается и совершенствуется с поразительной скоростью, а улицы заполняются все больше «местами развлечений». Нужно знать, что такие места наполнены с избытком уличной атмосферой, которая утверждает, что человек рожден для наслаждений. Многие евреи тянутся, как рыбы, к таким местам и попадают в сети влияния других народов. И надпись «Кошерно», висящая на большом щите перед этими местами, – это лишь трюк для обмана, поскольку такие места в самой своей сути противоречат духу Торы – «Место еврея – в доме учения… Тора требует от него образа жизни, о котором сказано “Святы будьте”». И хорошо бы нам удостоиться стать чистыми от чуждых веяний, подстерегающих на каждом шагу.

Перевод под редакцией р. Г. Спинаделя. Книга «Из глубин. О разделах Торы» вышла в издательстве «Ам а-Сефер». Приобрести книгу можно в магазинах еврейской книги.


http://www.beerot.ru/?p=29456