Ваеце — Тяжелые вопросы о поступке Рахели — Самопожертвование или…?

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Куперман

1814

Наши мудрецы говорят, что перед свадьбой Яаков и Рахель условились о тайных знаках, по которым Яаков узнает Рахель в их первую брачную ночь. Как же злодею Лавану удалось подменить Рахель ее старшей сестрой Леей? Дело в том, что, узнав о планах отца и опасаясь позора старшей сестры, Рахель сообщила ей эти знаки. Этот поступок нашей праматери Рахели наши мудрецы оценивают, как очень сильный и положительный. В мидраше на книгу Эйха, а также в других местах написано, что самопожертвование Рахели имело решающее значение во время разрушения Храма. Рахели было обещано, что именно в силу этой ее заслуги наш народ вернется из изгнания.

На первый взгляд может показаться странным то, что наша праматерь Рахель уступила свое право стать женой праведника Яакова только ради того, чтобы ее сестра не устыдилась! Однако, подумав и глубоко оценив этот мужественный поступок Рахели, можно прийти в полнейшее замешательство.

Во-первых, предположим, Рахель действительно была настолько праведна, что была готова уступить право стать женой Яакова своей старшей сестре, чтобы не стыдить ее. Но разве она имела право, передав Лее тайные знаки, обречь Яакова на женитьбу на женщине, которую он вообще не хотел брать в жены? Разве Яаков подобен дереву, которое ничего не чувствует? Разве ему все равно, на ком жениться? Ведь после первой ночи мы ясно слышим его огромную боль, когда он спрашивает Лавана: «Почему ты меня обманул?» (Берешит, 29:26).

Во-вторых, один человек спросил меня: разве сама Лея имела право принять самопожертвование Рахели? Ведь все знают, что Яаков любил Рахель, – почему же Лея совсем не учитывала желание Яакова?!

На первый вопрос можно ответить так. Рахель знала, что если бы Яаков знал, он указал бы ей поступить так. Ведь из поступка Тамар (которая предпочла быть сожженной, но не опозорить Йеуду – см. Берешит, 38) мы знаем, что человеку предпочтительнее прыгнуть в раскаленную печь, чем опозорить ближнего. Таким образом, Рахель фактически выполнила желание Яакова.

Мне, однако, кажется более близким к истине другое объяснение. Когда Лаван-арамеец (архетип всех мошенников) повел к Яакову Лею, уже ничего нельзя было сделать. Лея могла либо опозориться, либо не опозориться, но в любом случае именно Лея, а не Рахель зашла бы в покои Яакова. Таким образом, спасая старшую сестру от позора, Рахель не сделала Яакову никакого зла.

Есть еще несколько очень тяжелых вопросов. Когда Рахель просит у Леи собранные Реувеном мандрагоры, Лея отвечает ей очень жестко: «Мало ли тебе забрать мужа моего, а еще забрать и мандрагоры сына моего?» (Берешит, 30:15).

Во-первых, мандрагоры – это не особенно дорогая вещь. Почему же Лея не дала их своей младшей сестре?

Во-вторых, если принять точку зрения тех комментаторов, которые говорят, что мандрагоры способствуют беременности, то почему же Лея не горела желанием спасти свою сестру от страданий, связанных с бесплодием?

Наконец, в-третьих, наиболее болезненный вопрос: разве Рахель взяла мужа Леи, а не наоборот?! Ведь Рахель уступила Лее право стать женой Яакова. Разве такое поведение Леи можно назвать благодарностью за передачу тайных условных знаков? Ведь даже в нашем поколении подобная реакция на просьбу не характерна для порядочной женщины – тем более для праведницы, и тем более для нашей праматери Леи?

Все эти вопросы требуют глубокого изучения и понимания, и дай Б-г, чтобы мы его удостоились.

Подготовил рав Э. Швальб


http://www.beerot.ru/?p=21879