Комментарии Рамбана — Недельная глава Ваишлах

Дата: | Автор материала: Рамбан

2018

Имена «Яаков» и «Израиль»

«И сказал ему Б-г: Твое имя – Яаков, не будешь ты называться более именем Яаков, но Израиль будет твое имя, – и назвал его именем “Израиль”» (Берешит, 35:10).

Сказал ему: «Ты все еще зовешься Яаковом, несмотря на то, что сар Эсава заменил тебе имя, но с этой минуты не будешь ты называться более именем Яаков, но Израиль будет твое имя». И поэтому-то сказано: «И назвал его именем «Израиль».

А возможно, в словах «Твое имя – Яаков» заключается намек на то, что Всевышнийназвал его именем «Израиль» в добавление к имени Яаков, – а не то, чтобы ему стало запрещено впредь называться Яаковом.

[В отличие от праотца Авраама и праматери Сары, которых следовало называть исключительно их новыми именами, а не теми, которые они получили при рождении (см. Берешит, 17:5 и 17:15), Яакову было оставлено и его старое имя – и Сам Творец по-прежнему называл его этим именем, как написано (там же, 46:2): «И говорил Б-г с Израилем в ночном видении, сказав: Яаков! Яаков!» (см. Брахот, 13а).

Рабейну Бехайе поясняет, что слово «עוד» («од» – «еще», «более») в данной строке Торы может быть интерпретировано и как «только», и тогда эта строка читается так: «…не будешь ты называться только именем Яаков, но [и] Израиль будет твое имя» – иногда Яаков, а иногда Израиль. Но следует знать, что эти два имени имеют различное духовное значение. Имя «Яаков» указывает на приниженность, ведь написано: «А потом родился его брат, держась рукой за пяту (ба-якев) Эсава, и назвал его [Ицхак] именем Яаков (от слова «пята»)» (Берешит, 25:26), а ведь пята – наиболее низко расположенное место во всем теле. Но имя «Исраэль» указывает на власть и превознесенность, и как отмечали наши мудрецы, имя «Израиль» должно было стать основным, а «Яаков» – дополнительным. И когда народ Израиля, поглощенный плотскими вожделениями, восстал против власти Творца, о нем говорится: «…колена сынов Яакова, которому было сказано слово Г-спода: Израиль будет твое имя» (Мелахим 1, 18:31), – т. е. они были призваны пребывать на высочайшем духовном уровне «Израиль», а опустились до уровня «Яаков» (Р. Бехайе на Берешит, 32:29-30 и 35:10).

В святой книге «Ор а-Хаим» указывается, что «имя человека – это, в сущности, имя его души» (т. е. имена, которыми родители называют своих детей, – это те имена, которыми Творец назвал их души в высших мирах, – и Он вкладывает в сердца родителей решение назвать родившегося ребенка именно этим именем). И соответственно, «Яаков» было имя его души, и отменить его невозможно, – но когда ему был дарован «руах Элоким» (пророческий «дух Б-жий»), который называется «Исраэль», ему было добавлено это имя. А у Авраама и Сары их исходные имена – Аврам и Сарай – были включены в новые, и поэтому их следовало называть только новыми именами (Ор а-Хаим на Берешит 35:10; «Ликутей эарот аль Ор а-Хаим»).]

«А отец назвал его Биньямин»

«И когда душа ее покидала, умирая, она назвала его именем Бен-Они, а отец назвал его Биньямин» (Берешит, 35:18).

Мне видится верным, что мать назвала его «בן אוני» (Бен-Они), подразумевая «сын моей скорби» (בן אבלי – Бен эвли), подобно тому, как слово «אוני» (они) употреблено в выражениях «как хлеб скорбящих (ке-лехем оним)» (Ошеа 9:4) и «…не ел в своей скорби (ве-они)» (Дварим, 26:14).

А отец истолковал слово «אוני» (они) в значении «моя сила», как оно употреблено в выражениях «начало моей силы (решит они)» (Берешит, 49:3) и «Он прибавляет обессилевшему (ле-эйн оним) мощь» (Йешаяу, 40:29), – и поэтому назвал его Биньямин(בנימין), т. е. «сын силы» или «сын могущества», так как с правой стороной (ימין – ямин)связаны могущество и успех, подобно написанному: «Сердце мудрого [влечет] его вправо, а сердце глупца – влево» (Коэлет, 10:2) или «Твоя десница (йемин-ха –буквально: твоя правая рука) отыщет Твоих ненавистников» (Теилим, 21:9), а также «Десница (йемин) Г-спода вознесена – десница Г-спода победила в битве» (там же,118:16).

Ведь Яаков желал называть сына тем же именем, что назвала его мать, – да и все его сыновья зовутся именами, которые дали им матери, – но он преобразовал это имя, придав ему значение блага и могущества. И я видел в «Берешит Раба»: «Бен-Они – это «Сын моей скорби», а отец назвал его Биньямин – на святом языке». И это трудно понять – ведь и то, и то на святом языке, да и имена всех его сыновей даны тоже на святом языке! Но мне кажется, что здесь содержится намек на то, о чем я сказал: Яаков «перевел» (т. е. истолковал имя, данное Рахелью) – ко благу.

«Этот обелиск на могиле Рахели – до сего дня»

«И умерла Рахель, и была погребена у дороги в Эфрат, он же Бейт-Лехем.  И поставил Яаков обелиск над ее могилой – это обелиск на могиле Рахели – до сего дня» (Берешит, 35:19-20).

…И теперь, когда я удостоился подняться в Иерусалим, – хвала Б-гу благому и творящему благо, – я увидел своими глазами, что от могилы Рахели до Бейт-Лехема нет даже миля [миль – мера длины, равная двум тысячам «локтей»; в современных мерах – около 1 километра.]. …И я также убедился, что она не погребена ни в Раме, ни близко к ней, – но Рама, которая в колене Биньямина, удалена от могилы Рахели приблизительно на четыре парсы [парса – мера длины, включающая в себя четыре миля], а Рама, которая на горе Эфраима, расположена на расстоянии более чем двух дней пути от нее. И поэтому я утверждаю, что стих из Книги Пророков, где сказано: «…Слышится Голос в Раме, вопль и горькое рыдание – Рахель оплакивает своих сыновей, не хочет она утешиться из-за своих детей, которых не стало» (Ирмияу, 31:14), – это образное сравнение: Рахель взывала [к Всевышнему] громким и горьким голосом, разносившимся так далеко, что он был слышен даже в Раме, которая на вершине горы Ливна, в пределах колена Биньямина. …Ведь в этом стихе не сказано, будто в Раме Рахель оплакивала своих сыновей, но сказано, что там слышался ее голос. …И я заметил, что Йонатан бен Узиэль почувствовал это и истолковал [образ Рахели] в этом отрывке [из книги пророка Ирмияу] как [воплощение всей] Общины Израиля (Кнесет Исраэль).

[В Мидраше разъясняется: Яаков похоронил Рахель именно «у дороги», поскольку видел в пророческом откровении, что в будущем евреи, гонимые вавилонянами в плен, будут проходить по этой дороге, – и он хотел, чтобы Рахель просила Всевышнего проявить милосердие к ним, как написано (Ирмияу, 31:14): «Рахель оплакивает своих сыновей…» («Берешит Раба», 82:10), – ведь души умерших праведников знают о том, что происходит в этом мире, и особенно остро воспринимают происходящее возле места их захоронения. И поэтому Яаков «поставил …обелиск над ее могилой», чтобы проходящие изгнанники узнавали это место и там молились («Эц Йосеф» на «Берешит Раба», 82:10).

А слово «бе-Рама» (в Раме; буквально: «на высоте») при такой интерпретации истолковано как «бе рум альма» («в высшем мире») – т. е. в высших мирах слышится голос Общины Израиля, призывающей Всевышнего к милосердию (см. Таргум, Раши и «Мецудат Давид» на Ирмияу, 31:14).]

И мне представляется, что Яаков похоронил ее «у дороги» и не стал вносить для погребения в город Бейт-Лехем, поскольку он предвидел пророческим зрением (бе-руах а-кодеш), что в будущем Бейт-Лехем (он же Эфрат) войдет в пределы колена Йеуды, а Яаков хотел похоронить ее именно в пределах колена ее сына Биньямина – и то место «у дороги», где находится ее обелиск, …расположено еще в пределах Биньямина. И об этом сказано в «Сифри», в главе «Вот благословение…»: «Рахель умерла в уделе Биньямина».

Вожди потомков Эсава

«Вождь Магдиэль, вождь Ирам – это вожди Эдома по местам проживания на подвластной им земле; это Эсав – родоначальник Эдома» (Берешит, 36:43).

Раши комментирует: «Магдиэль – это Рим». Но я этого принять не могу – ведь в таком случае приходится сказать, что в этой главе содержится «пророчество на многие годы и на отдаленные времена». И ведь «Рим» – это не имя вождя, а название великого царства, «ужасного и чрезвычайно могучего», подобного которому не было среди царств, – и в Риме правили многие императоры и правители.

И хотя в «Пиркей де-раби Элизер» действительно говорится: «В заслугу того, что [Эсав] уступил Землю Кнаан своему брату Яакову, ему было дано сто стран – от Сеира до Магдиэля, а Магдиэль – это Рим, как написано: Вождь Магдиэль, вождь Ирам…», – в этих словах подразумевается то, о чем я уже несколько раз говорил: события, происходившие с древними поколениями, – это намек (ремез) на то, что произойдет с их потомками. И эти десять последних «вождей», включая Магдиэля, – намек на то, что в «четвертом царстве» будут править десять царей Эдома: они будут править над страной Эдом, а десятый из них станет царем над Римом, а оттуда их власть распространится на весь мир. И на это намекает имя «Магдиэль» (מגדיאל) – что он возвысится (יתגדל – итгадель) над всеми властителями (эль) [т. е. имя «Магдиэль», обозначающее величие и власть, служит намеком на десятого из царей Эдома, который воцарится над Римом (Рабейну Бехайе на Берешит, 36:39), – а далее Римом будут править его потомки («Эц Йосеф» на «Берешит Раба», 83:4)], как сказано об этом: «И будет тот царь поступать по своей воле, и возгордится, превознесется над всеми властителями, и против Владыки владык станет говорить чудовищное, и преуспеет, пока не будет истреблен в гневе…» (Даниэль, 11:36). И также сказано: «А десять рогов – десять царей встанут из этого царства, и тот, кто встанет последним из них, будет не похож на прежних, …и станет он говорить речи против Всевышнего и святых Всевышнего истребит…» (там же, 7:24-25).

[В этом пророчестве Даниэля каждое из царств, которое будет властвовать над народом Израиля, сравнивается со «зверем»: первое – со львом, второе – с медведем, а третье – с леопардом (Даниэль, 7:4-6). Но название «четвертого зверя» не указывается, а лишь говорится, что он «ужасный и чрезвычайно могучий» (там же, 7:7). И во всем Писании этот «зверь» не упоминается по имени. Только в псалме содержится намек на то, что этот зверь олицетворяет именно Рим, как сказано: «Обгладывает ее (т. е. виноградную лозу, которая символизирует народ Израиля) лесной вепрь (хазир ми-яар)» (Теилим, 80:14). Мудрецы древности, сосчитавшие все буквы в Торе, отмечают, что буква «ע» (айн) в слове «מיער» (ми-яар – лесной) является серединой всей «Книги Псалмов» (Кидушин, 30а), и она написана измененным образом – как бы «подвешена» над строкой – а без нее в этом слове остаются только три буквы, составляющие слово «רמי» (Роми – Рим). И имя вождя, который назван вслед за Магдиэлем, Ирам (עירם), состоит из тех же букв, что и слово «ми-яар» (מיער) – и это тот же «лесной вепрь» из Рима. А по поводу будущего крушения империи потомков Эсава в Торе сказано так: «И будет Эдом разгромлен, и будет разгромлен Сеир – враги его (т. е. народа Израиля), а Израиль одержит победу, и властвовать будет [потомок] Яакова, и уничтожит уцелевших из города» (Бемидбар, 24:18-19) – и слово «מעיר» (ме-ир – «из города») состоит из тех же букв, что и слово «ми-яар» («лесной»), которое служит намеком на Рим, столицу «четвертого царства», основанного потомками «лесного вепря» Эсава (Рабейну Бехайе на Берешит, 36:39).]

А в «Берешит Раба» сказано, что все «десять царей», о которых говорится в пророчестве Даниэля, «вышли из чресл Эсава». И толкуют: «Вождь Ирам (עירם) в будущем соберет (לערם – лээром) сокровища для царя-Машиаха» – да откроется он быстрее!

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


http://www.beerot.ru/?p=22126