Глава Толдот — Будущий мир – за рубль

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский | версия для печати версия для печати
за рубль

«Отнял мое первородство, а теперь и мое благословение» (Берешит, 27:36)

Один человек пришел к раву из Апты и рассказал, что его дочь выходит замуж, а у него нет ни копейки на свадьбу. Сказал ему рав: «Вот, возьми рубль, это мое участие в заповеди помогать бедным невестам. В городе началась ярмарка. Иди туда и купи первое, что тебе предложат. Это принесет тебе удачу, и сможешь спокойно оплатить все расходы на свадьбу!»

«Амен», – ответил бедняк и пошел на ярмарку. Пришел – и глаза разбегаются: все продают, покупают, шум, суматоха… Куда идти? Увидел группу купцов, обсуждавших какую-то сделку. Прислушался – и ему стало нехорошо: это были торговцы драгоценными камнями, и они говорили о десятках тысяч рублей. Стоял, как столб, не зная, что делать. Один из торговцев обратился к нему: «Что желаете?» – «Я пришел заключать сделки», – ответил тот. «На какую сумму?» – «Один рубль…»

Торговцы стали смеяться от души: тут идет счет на миллионы, а этот пришел со своей мелочью. Алмазная песчинка – и то стоит больше.

«Так что, вам нечего мне предложить?» – смутился бедняк.

Один из торговцев сказал: «Хочешь, продам тебе мой будущий мир за рубль?»

Смех усилился, но наш бедняк помнил слова рава. «Я согласен!» – сказал он и протянул рубль торговцу. А сам думает: интересно, как исполнится обещание рава, что эта сделка принесет ему успех…

Торговец вернулся домой довольный: дела хорошо шли сегодня. Рассказал жене, как день прошел, и вспомнил забавный случай: в дополнение к тысячам, заработал еще и рубль. Один наивный еврей купил у него будущий мир.

Жена услышала и возмутилась: конечно, не скажешь, что они большие праведники. Но все-таки – заповедь тут, заповедь там. В Йом Кипур постятся, свечи на Шаббат она зажигает. Порой подворачивается возможность сделать хесед, помочь какому-нибудь еврею. Конечно, в будущем мире на почетные места их не посадят. Может, посадят на выходе, может, в коридоре. Или вообще стоять придется. Но жить с мужем, у которого вообще будущего мира нет – об этом и речи быть не может! Она подает на развод!

А если он не хочет разводиться – пусть найдет того еврея и отменит сделку.

Пошел торговец, с трудом нашел нашего еврея, но тот отказался отменить сделку. Даже когда торговец предложил ему в пять, а потом в десять раз больше. «Рав указал мне согласиться на эту покупку, — объяснил он, — так пусть рав и укажет, отменять сделку, или нет».

Пошли они к раву. Тот сказал торговцу: «Этому еврею нужна тысяча рублей, чтобы выдать замуж дочку. Дай ему – и тогда он вернет тебе твой будущий мир!»

«Это просто грабеж!» – возмутился торговец.

«Я так не думаю, — ответил рав, — но выбор – в твоих руках».

Выбора у него как раз не было – под давлением жены пришлось согласиться. Он только хотел понять одну вещь: почему рав не считает, что это грабеж: купить за рубль, а отменить сделку за тысячу рублей.

«Пойми, — объяснил рав, — будущий мир – это реальность. Это награда за наши заповеди и добрые дела. Но вот то, сколько мы за них получим – этот тариф мы сами устанавливаем. Если они дороги в наших глазах – мы получим много. А если мы ими пренебрегаем – получим мало.

Когда ты согласился продать свою часть в будущем мире за рубль – она и стоила рубль. Теперь же, когда ты согласился заплатить за нее тысячу рублей – ты, соответственно, поднял ее стоимость».

«Знаете, откуда я это выучил? – добавил рав. — Из источника всех знаний, из Торы. Эсав продал свое первородство за чечевичную похлебку и был уверен, что заломил большую цену. А когда Яаков получил из-за этого благословения, Эсав возмутился: “отнял у меня первородство”.

Почему отнял? Купил, за наличные!

А ответ в том, что тогда продажа эта была справедливой, поскольку презираемое первородство большего, чем похлебка, и не стоит. Но сейчас, когда Эсав понял его ценность, потеряв из-за него благословения, тем самым, он поднял его стоимость и возмутился, что Яаков отнял у него бесплатно!»

Об этом есть и одна история, в которой я сам принимал участие. Однажды я оказался в поселении Эхуд. Солнце клонилось к закату, и я пошел в синагогу помолиться Минху. Туда пришли еще евреи – и вот, нас уже семеро, потом восемь, девять. Десятого не хватает для миньяна. А тем временем солнце не останавливается – вот-вот закатится. Так что я пошел искать десятого. Недалеко от синагоги нашел лавку, в которой продавали разные семечки и орехи. На продавце была кипа.

«Ты уже молился Минху?» – спросил я. Тот ответил, что нет.

«Ну, так чего ты ждешь – идем со мной, будешь десятым в миньяне».

Он не может – магазин ведь открыт.

«Так что, вообще молиться не будешь?»

А что делать – у него вынужденная ситуация, вы же видите. Помолится вечером дважды (если человек по вынужденным обстоятельствам пропустил молитву, он должен в следующей молитве «восполнить» это – помолиться Амиду дважды – прим. пер.). А до заката осталось совсем чуть-чуть.

«Слушай, — говорю я, — молитва занимает двадцать минут. Сколько за это время ты можешь потерять заработка?»

Причем все время, пока мы разговаривали, покупателей не было.

«Я знаю? – отвечает, — Лир пятьдесят…»

«Я тебе заплачу пятьдесят лир, идем!»

Он закрыл магазин и пошел со мной.

Когда молитва закончилась, я говорю ему: «Подожди минутку, я дам тебе деньги!»

Его голос остановил мою руку, которая уже потянулась за кошельком:

«Не надо, не возьму я денег!»

«Сделка есть сделка, — я стал настаивать. — Я обязался, и должен заплатить! Да и вообще, не волнуйся, это не за мой счет. Весь заработок устанавливается человеку в Рош а-Шана, кроме расходов на заповеди».

«В этом-то и дело! – ответил продавец. — Я не собираюсь продавать заповедь!»

«Да почему? И вообще, знаешь, что? Возьми сто и останься на Маарив!»

«Ни копейки не возьму!» – заявил он.

«Ну, если так, — сказал я, — останься еще на пару минут. До Маарива есть еще немного времени, и я хочу сказать несколько слов Торы – о тебе!»

«Обо мне?!» – испугался.

«О тебе, и обо мне, обо всех нас. Послушайте, господа. Сказал царь Давид: “И (лишь) у тебя, Г-сподь, хесед: ибо платишь Ты каждому по деяниям его!” (Теилим, 62:13). Непонятно. Когда человеку не платят в соответствии с его деяниями – это грабительство и разбой. А заплатить ему по деяниям – это уровень суда, а не хесед. Однако вот, в чем дело: за каждую заповедь человеку полагается часть в Будущем мире. И какова стоимость этой части? Сказано в Мишне прямым текстом: “Лучше один час самого маленького удовлетворения в будущем мире, чем вся жизнь в этом мире”. Сколько богатства есть у самого большого богача в этом мире? Это еще не будет “вся жизнь в этом мире”. Вот если собрать богатства всех богачей, и деньги всех состоятельных людей, и даже копейки бедняков, и все ценности, что в казне всех стран, и все золото и драгоценные камни во всех сейфах, и те, что еще в земле – всего этого не хватит, чтобы заплатить награду за один “Амен”! А кто уж говорит об “Амен Йеи Шмей Раба”, а “Кдуша”! Какое богатство мы накопили за последний час!

Просто замечательно, а?

Потом еврей поднимается на Небеса с таким богатым багажом. Да, Тору он не учил, но молитв и “Амен” – полные мешки!

Встает обвинитель и говорит: «Нет-нет! Он, правда, молился множество молитв и отвечал бесчисленное количество “Амен”, но он сам себе установил цену: я не присоединяюсь к миньяну рядом с моим магазином, потому что за это время могу заработать пятьдесят лир. Из-за пятидесяти лир отказался от молитвы в миньяне, от того, чтобы ответить в “Кдуше”, и от примерно тридцати “Амен”. Получается, что его “Амен” стоит меньше лиры. А вы хотите за каждый “Амен” дать ему величайшую награду “час спокойствия в будущем мире”?!»

Смотрю – он побледнел! Наверняка раскаялся за все молитвы, которые до сих пор пропустил!

А я продолжил: «Однако наш милосердный Отец, Всевышний, отвечает ему: “Я не буду устанавливать ему тариф в соответствии с суммой, из-за которой он предпочитал упустить молитву в миньяне. Почему? Потому, что один раз он согласился закрыть магазин и помолиться в миньяне, а после этого не готов был продать исполненную заповедь, гроздь заповедей – ни за какие деньги в мире!” Об этом и сказано: “И (лишь) у тебя, Г-сподь, хесед: ибо платишь ты каждому по деяниям его!” Платишь той ценой, какую человек устанавливает после того, как он сделал заповедь, после того, как она стала для него очень дорогой!»

Торговец просиял…

Ну, это была история, а теперь постараемся понять корень этого явления: почему, на самом деле, человек может не пойти на общественную молитву или урок Торы из-за небольшого выигрыша в заработке, или из-за того, что это требует некоторых усилий, а если он все-таки пошел – после этого он так рад выполненной заповеди, и не продаст ее за большие деньги!

Ответ очень прост: перед исполнением заповеди ецер а-ра изо всех сил трудится, чтобы не дать ее исполнить. А сил у него много, мы сами свидетели этому – сколько сил нам приходится мобилизовать, чтобы выстоять против него. Но когда он видит, что проиграл, он оставляет нас и бежит к кому-то другому. А если ецера нет рядом, кто будет готов продать заповедь?

 

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

материальные блага
| Рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара

глаз
| Рав Нахум Шатхин

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий