Итро — «Будь хвостом у львов»

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

801
хвостом

Недельная глава Итро

«Моше отправил своего тестя, и тот пошел в свою страну» (18:27).

Раши комментирует: пошел, чтобы обратить в еврейство свою семью. В главе Беаалотха Моше рабейну просит Итро: «Идем с нами», а Итро отвечает: «Не пойду, я пойду в свою страну, на свою родину». Моше рабейну снова говорит: «Пожалуйста, не оставляй нас». В «Мехильте» сказано, что Итро ответил ему: «От свечи получают удовольствие только в темноте. Разве солнцу и луне нужна свеча?» Ты – солнце, твой брат Аарон – луна, что свечке делать рядом с вами? Нет, я пойду в свою страну, я обращу в еврейство всю свою семью, своих соотечественников, я введу их под крылья Шехины. Может быть, продолжает «Мехильта», он вернулся в свою страну и не сделал этого? Нет, сказано: «Сыны Кейни, тестя Моше, поднялись из города Пальм» (Шофтим, 1:16).

Что ж, прежде всего, у нас есть правила установления закона. Когда мы говорим о разногласии Илеля и Шамая – закон устанавливается по мнению Илеля. Разногласие между раби Элиезером и раби Йеошуа – закон по мнению раби Йеошуа. Разногласие между раби Меиром и раби Йеудой – закон по мнению раби Йеуды. И так далее.

Когда речь идет о разногласии между Моше рабейну и Итро, по чьему мнению будет установлен закон? Нет и тени сомнения. Итро поступил так, как считал верным, но прав был Моше рабейну.

А почему Моше рабейну противился уходу Итро? Ведь объяснение того очень логичное – здесь он, как свечка посреди дня. А там – обратит в еврейство всех жителей своей страны!

Отсюда мы учим очень важный принцип! Моше рабейну сказал ему, как сказали позднее мудрецы в Пиркей Авот: «Лучше будь хвостом у львов, чем головой – у лисиц» (гл. 4, м. 15).

Ты, Итро, ощущаешь себя свечой при свете дня? Замечательно! Останься там, при свете солнца и луны, Моше и Аарона, и расти! Зачем оставаться свечой, стань факелом, костром, стань светилом!

А он – нет: «Пойду в свою страну, на свою родину». Я – свеча, так буду светить в темном месте, там стану большим светилом.

Ну, мы видим, как ему удалось повлиять на своих соотечественников: позднее они отдали своих дочерей, чтобы те соблазнили на грех народ Израиля, и Пинхас, внук Итро, убил главную из них. Но свою семью Итро обратил в еврейство, своих сыновей привел.

Так что ему говорит Моше?

Очень важную вещь! Ведь что Итро говорит? «Я хочу позаботиться о своих сыновьях».

Все верно, но мы учим (Кидушин, 29б): «Учат мудрецы: если человек желает учиться, и его сын хочет учиться – он предшествует своему сыну [если и то, и другое невозможно обеспечить вместе]». А в Торе сказано: «И будут эти слова, которые Я заповедаю тебе сегодня, на сердце твоем (вначале!), и научи им сыновей своих».

Рассказывается в мидраше («Пиркей де-раби Элиезер», 1), что раби Элиезер бен Оркенос был неучем, и ему очень хотелось пойти учить Тору. Его отец сказал ему: «Тебе уже двадцать восемь лет, вдруг ты захотел учить Тору? Лучше женись, роди детей, и их отведешь в дом учения». Точно так же, как считал Итро – позаботься о детях!

И если бы он послушался отца, продолжил заниматься пахотой и решил, что пусть сыновья пойдут учиться, то мы все – и он сам! – потеряли бы великого раби Элиезера, о котором сказано, что «он равен всем мудрецам Израиля, вместе взятым» (Авот, гл. 2, м. 8), и «счастливы Авраам, Ицхак и Яакова, что он – их потомок» («Пиркей де-раби Элиезер», 2), и Моше рабейну пожелал, чтобы раби Элиезер был его потомком («Мидраш Танхума», Хукат, 8)!

А что мы знаем о раби Акиве? Когда он пошел учить Тору, ему было сорок лет, и до этого он не учил ничего. «Пошел он вместе со своим (трехлетним) сыном к учителю. Сказал ему: “Раби, учи меня Торе!” И учитель стал учить их обоих алефбетгимель…»

Потом он получил разрешение своей жены пойти в ешиву на двадцать четыре года, и вернулся домой во главе двадцати четырех тысяч учеников… А если бы он сказал: «Сосредоточусь на сыне, а сам уж останусь, какой есть…»? Что бы мы потеряли! Ведь вся Тора, что у нас есть сейчас – это наследие раби Акивы (Йевамот, 62б)! А сколько бы он сам потерял…

Сказано в трактате Ктубот (62б), что раби Хама бар Биса ушел учиться на двенадцать лет. Когда вернулся домой, не хотел приходить неожиданно домой, чтобы не пугать жену. Он пошел в ближайший бейт-мидраш, и послал кого-то домой, сообщить, что он вернулся. Тем временем в бейт-мидраш зашел его сын, раби Ошайя, и сел перед ним. Раби Хама стал задавать ему вопросы по учебе, и увидел, что ответы его очень точные, что он прекрасно знает выученное. Расстроился раби Хама, сказал себе: «Если бы я остался дома, у меня был бы такой сын…» Встал и пошел домой. Тем временем и его сын вернулся домой. Раби Хама подумал, что он пришел спросить его вопрос по алахе, и встал, чтобы оказать честь юному мудрецу. Усмехнулась его жена: «Разве бывает, чтобы отец вставал перед сыном?» Рами бар Хама сказал: «Сказано в Коэлет: “тройную нить трудно разорвать” – это рав Ошайя, сын раби Хамы, сына раби Бисы!»

А ведь раби Хама оставил сына, пошел учиться сам!

Конечно же, чтобы не было ошибки: я ни в коем случае не имею в виду, что нужно забросить воспитание детей.

Но нельзя и забрасывать самовоспитание!

Нельзя замораживать духовный рост, стремление стать выше и лучше. Не говорить, как Итро: «Я — маленькая свечка, такой и останусь, так что пойду, поищу темный угол, где можно посветить!»

Сказал один великий раввин: «Спрашивают человека о его учебе, а он вздыхает: он так хочет учиться, любит учиться, его так тянет к учебе! Но что делать – бремя пропитания висит на нем. Да ему самому, честно говоря, хватило бы хлеба с солью, но вот сын… Он трудится ради сына, чтобы тот мог спокойно учиться. Сын подрастает и тоже идет работать. Он бы тоже учился, с удовольствием, но вот сына надо обеспечивать… А этот сын пойдет работать ради своего сына…

Ах, как мне хотелось бы увидеть того самого последнего сына, в конце всех поколений, ради которого все они трудились!»

Нет, это неверный путь. «Идем с нами, и будет тебе лучше!» Расти сам!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=85403