Недельная глава Ки Тиса — Нет никого, кроме Него

Дата: | Автор материала: Рав Реувен Куклин

1550

Ежедневная цитата

[pull_quote_center]Евреям был свет и радость, веселье и слава[/pull_quote_center] Мегилат Эстер (8:16)

Эстер говорила царю Ахашверошу про Амана так: «Человек злобный и враждебный – этот злой Аман» (Мегилат Эстер, 7:6)». Из того, что этот стих имеет две логические части («человек злобный и враждебный» и «этот злой Аман»), наши мудрецы учат (Мегила, 16а), что сначала Эстер, говоря «человек злобный и враждебный», указывала пальцем в сторону Ахашвероша до тех пор, пока не пришел посланник (ангел) Всевышнего и направил ее палец в сторону Амана. Тогда она закончила: «… этот злой Аман».

Виленский Гаон в своих комментариях к этому отрывку задается вопросом: для чего Эстер понадобилось указывать на царя Ахашвероша и тем самым подвергать себя опасности? Ответ заключается в том, что мысли праведников всегда направлены к Творцу, и даже тогда, когда они говорят с кем-либо, просят о чем-то, сердце их всегда устремлено лишь к Всевышнему. Так и Эстер, говоря с Ахашверошем, в мыслях своих обращалась к Г-споду, моля Его о том, чтобы Он спас ее и ее народ от злого царя, «злобного и враждебного человека…». Эстер настолько была погружена в молитву, что не обратила внимания, как направила палец в сторону Ахашвероша (выражая чувства, идущие от сердца). Для того чтобы уберечь праведницу от опасности, потребовалось вмешательство посланника Всевышнего, который направил ее палец на Амана.

Подобное мы находим и в книге Нехемии. Там рассказывается, как Нехемия жаловался царю Дарию на плачевное состояние Иерусалима (Нехемия, 2:3): «Город [Иерусалим], где могилы предков моих, разрушен, а ворота его сожжены огнем». На это царь отвечает ему неожиданно: «Чего же ты просишь? И взмолюсь я пред Б-гом Небесным…». Это поразительно, ведь нееврейский царь, услышав о еврейских бедах, вместо царской помощи предлагает евреям молиться Небесному Царю! Объясняет Мальбим (Виленский Гаон в своих комментариях к Мегилат Эстер также намекает на это объяснение): «Отвечая царю Дарию, Нехемия в сердце своем возносил молитву к Всевышнему. Когда произнес “Если сочтет царь за благо” – в сердце обращался к Небесному Царю, моля о том, чтобы просьба нашла милость в глазах Всевышнего, только вслух говорил свои слова, обращаясь как бы к царю Дарию».

Смысл сказанного мы можем понять из слов царя Шломо (Мишлей, 16:1): «Человеку <принадлежат> мысли сердца, а от Г-спода – ответ языка». Виленский Гаон комментирует эти слова следующим образом: «Если человек будет говорить перед царем или вельможей, ему достаточно устремить сердце свое к Г-споду, а от Г-спода он получит ответ языка, и будет говорить он все, что Всевышний вложит ему в уста».

В этом состояла основная духовная работа наших праотцев – Авраама, Ицхака и Яакова – устремить все помыслы сердца к Всевышнему, как пишет рав Хаим из Воложина («Нефеш а-Хаим», раздел 3, глава 13): «Основная духовная работа наших праотцев заключалась в том, что они постоянно прилепляли свои мысли к Его воле и отвергали в своем сознании все другие силы, действующие в мире».


http://www.beerot.ru/?p=12057