Заповедь возведения Храма — Недельная глава Трума

Дата: | Автор материала: Сефер а-Хинух

1692

<Нам заповедано> возвести Дом во Имя Г-спода, где будем приносить Ему нашикорбанот (жертвы), и куда будем подниматься во время праздников, называемых в Торерегель (Песах, Шавуот и Суккот), и где весь народ Израиля будет собираться каждый год, как сказано (Шмот, 25:8): «И пусть сделают Мне Святилище…». В эту заповедь включается и обязанность сделать утварь, необходимую для службы в Храме, как, например, Менору (светильник), Стол, Мизбеах (жертвенник) и все остальные предметы.

Из корней заповеди – найдешь в конце. И хоть я и боюсь «приближаться к месту пребывания Всевышнего», так как знаю, что каждый, кто приблизится, если он не достиг особой святости, не сможет увидеть Храм и остаться в живых (и даже коэны (священники), прежде чем приступить к службе, должны были освятиться, входя в Святилище, и братья мои, левиты, должны были очиститься, и Аарон возносил их [совершая специальный ритуал, предписанный Торой, который называется тнуфа], прежде чем их голос мог звучать в Чертоге Всевышнего), все же я решил тоже высказаться, попросив прощения у мудрецов, и омою свои руки в чистоте, прежде чем войти в Дом Б-га.

[Автор, приступая к объяснению столь возвышенной заповеди, начинает с аллегории, говоря прежде всего о мудрости Торы (сравнивая ее с цветами и плодами), без которой невозможно даже приблизиться к пониманию сути этой заповеди, как, впрочем, и остальных; здесь и далее – примечания переводчика.]

Всем нам – народу, принявшему заповеди, – хорошо известно, что «у Торы – семьдесят лиц» (возможностей понимания), и у каждого из них – великие и многочисленные корни, а у каждого корня – ветви, на каждой из которых висит большая гроздь аппетитных плодов, призванных наполнить сердце знанием. Каждый день на них распускаются цветы для тех, кто усердно трудится над ними (над мудростью Торы), – цветы мудрости и доброго разума <возвышенного постижения>, проясняющие взор широкой и глубокой мудростью, которую до конца не может постичь ни один человек, по свидетельству мудрого царя <Шломо> (Коэлет, 7:23): «Думал я постичь мудрость, но она далека от меня…». При всем этом не стоит ослаблять изучение ее, так как хоть много, хоть мало поест – все это будет сладким, и если кому-то не удастся достать плодов от Древа, что в Саду, возьмут себе для исцеления листья. А я, понимая, как велико значение [этой заповеди], и как глубока она, так что недоступна и скрыта она от меня, отворю уста свои, чтобы говорить о ней, опираясь на сказанное моими учителями (Авода Зара, 19а): «Пусть человек учит даже то, чего не понимает, как сказано (Теилим, 119:20): “Душа моя читает (даже не понимая), из-за жажды законов Твоих…”».

Знай, сын мой, что Всевышнему не нужно наше исполнение заповедей, Он только хочет дать нам благо, и когда человек уже подготовлен к его получению с помощью исполнения заповедей, тогда Б-г дает ему. Поэтому Он и сообщил человечеству верный способ стать хорошими людьми, а именно – путь Торы, идя по которому, человек становится достойным. Получается, что каждый, кто исполняет заповеди Всевышнего, исполняет Его желание, становясь способным получить Его благо. И горе человеку, который не готовит себя к этому, ведь он, зная желание Б-га, поступает против этого желания. В Торе есть целый раздел, посвященный этому принципу, и находится он главе Экев (Дварим, 10:12, 13): «И ныне, Израиль, что Г-сподь, Б-г твой, спрашивает с тебя? Только бояться Г-спода, Б-га твоего, ходить всеми путями Его и любить Его, и служить Г-споду, Б-гу твоему, всем сердцем твоим и всею душою твоей; соблюдать заповеди Г-сподни и Его законы, которые я заповедую тебе сегодня на благо тебе». То есть, [говорит Израилю Моше], я прошу тебя исполнять заповеди Творца не для чего иного, кроме как желания Его дать тебе благо, как написано там же далее (14): «Ведь Г-споду, Б-гу твоему, <принадлежат> небо и небеса небес, и земля со всем, что на ней». Иными словами, Ему ничего не нужно от тебя и твоих заповедей, Он дал их тебе только из любви к тебе, чтобы удостоить тебя.

Есть люди, которые выполняют заповеди с единственной целью – получить благо в будущем мире, так как знают, что исполнение заповедей приносит благословение. С этим намерением они и выполняют заповеди всю жизнь, и имеют свой удел в жизни в Б-жественном Райском Саду, однако по-настоящему правильного намерения они не достигли. Однако есть и те, кто удостоился, и кому Всевышний дал сердце понимающее, чтобы постичь Его качества и достоинства, и вследствие этого они полюбили Его всеми фибрами души, сильной и крепкой любовью. И поэтому все их стремление направлено на то, чтобы подготовить себя к выполнению воли Всевышнего, настолько сильно их желание приблизиться к Нему. О пользе же, которая в будущем выйдет им из этого, они и не думают вовсе, и это – высочайший уровень, которого достигли три наших святых праотца, и многие из их потомков, благословенной памяти. Это – самая высокая ступень, которой может достигнуть человек.

Теперь, в свете этого предисловия, в котором мы разобрали наше отношение к заповедям Всевышнего, мы должны сказать, что строительство Дома Всевышнего и молитвы и жертвоприношения, совершаемые в нем, – все это имеет целью подготовить наши сердца к служению Ему, да возвысится Имя Его, а не дано нам потому, что Ему понадобилось [не дай Б-г так подумать!] пребывать среди людей и укрываться под сенью их крыши. И неважно, будет Храм построен из кедра или из кипариса: если небеса и небеса небес не могут вместить Всевышнего, сами существуя только по Его воле, то тем более Его слава не нуждается, упаси Б-г, в доме, построенном человеческими руками. Ведь всем ясно, что все это нужно только для исправления наших тел, так как тело исправляется благодаря многочисленным хорошим поступкам, им совершаемым, а благодаря регулярности и многочисленности этих добрых поступков очищаются и помыслы человека.

А Всевышний, как мы сказали, желает добра Своим творениям, поэтому велел нам установить место, духовно чистое наивысшей чистотой, чтобы там очищались помыслы людей, и настраивалось сердце их на служение Б-гу. И, возможно, Он избрал это место на благо людей именно потому, что оно находится в центре мира, и центр предпочтительнее окраин. Или по другой причине, известной только Ему, благословенному. И благодаря тому, что в Храме исправляются наши поступки и очищаются помыслы, наш разум испытывает подъем, вплоть до единения с Высшим Разумом, – таково объяснение на простом уровне понимания понятию Шхины (Б-жественного присутствия) в этом месте.

И хотя мудрецы (Мегила, 28а) говорили, что святость присутствует на месте <Храма>, даже когда оно пребывает в запустении, из чего следует, что присутствие Шхины не зависит от того, есть ли служба в Храме, – можно сказать, что Всевышний избрал это место, чтобы оттуда давать благословение людям, Им сотворенным, как было упомянуто. И так же, как Он пожелал послать людям пророка, чтобы учил их правильному пути, по которому им следует идти, чтобы удостоиться сохранить свою душу, – пожелал Он в своей великой милости установить на благо людей место на Земле Израиля, которое будет предназначено для того, чтобы они могли духовно очиститься. Все это – из Его милосердия по отношению к своим творениям. Однако благословение и святость возрастают там вследствие положительных действий, которые совершат там люди, и тогда в соответствии с этими действиями откроются источники блага, так как на самом деле не похожа святость места <Храма> разрушенного на святость места <Храма> действующего.

Это предположение относительно назначения Храма обязывает нас присоединить к нему еще одно (также на уровне простого понимания) – относительно корбанот, и тех, кто служит в Храме, и известных дорогих Храмовых сосудов. Ведь мы уже сказали, что корни сердца человека зависят от совершаемых им поступков, поэтому если человек согрешит, его сердце не очистится как следует только с помощью слов, произносимых им перед стенкой: «я согрешил, больше не буду»… А только с помощью значительного поступка, совершаемого им, чтобы исправить грех – когда возьмет из своего загона козла и потрудится привести его в Храм коэну, и затем с ним будет сделано все, что описано в Торе о корбане грешника. Все эти действия укоренят в его сердце отвращение к греху, и в другой раз человек воздержится от него. Подобное объяснение я нашел и у Рамбана (где он говорил об уровне простого понимания, от имени других мудрецов), вот его слова: «Из-за того, что поступки человека начинаются с мысли, которая облекается в слова, а затем совершается действие, Всевышний повелел, чтобы тот, кто согрешил, привел свой корбан и оперся на него руками – это соответствует действию, и исповедался устами – это соответствует словам, <приведшим к греху>, и сожжет на огне внутренности и почки, которые соответствуют помыслам и вожделениям, и брызнет кровью на Мизбеах, что соответствует его крови, <которую следовало бы пролить за грех>, что на его совести. [На самом деле посторонние не могут выполнять эти работы в Храме, все, кроме шхиты, имеет право делать только коэн, но поскольку он делает это по поручению человека, принесшего корбан, можно считать, что тот делает это сам.] Чтобы человек задумался, занимаясь всем этим, что согрешил перед Всевышним телом и душой, и ему полагалось бы, чтобы его кровь была пролита, и его тело сожжено, если бы не доброта Творца, который берет с него замену и искупление в виде корбана. Так, чтобы кровь корбанабыла вместо крови человека, душа – вместо его души, сжигаемые органы тела – вместо органов его, а мясо отдавалось учителям Торы – поддержать их, чтобы молились за него. А корбан Тамид предназначен для того, чтобы искупить неизбежные всегда грехи общества. Все эти объяснения понятны и притягательны для человека, как слова агады [часть учения мудрецов, не связанная с Законом]». И еще много написано у Рамбана об этом, а также он писал, что «на самом деле в понятии корбанот есть тайна, не всем доступная…», как можно видеть в его комментариях к главе Ваикра.

Мы добавим еще для простого понимания, и скажем, что Всевышний специально повелел нам всегда приносить корбанот из того, к чему вожделеет сердце человека: из мяса, вина и хлеба, – чтобы человек пробудился в большей степени, занимаясь их принесением. А бедняку велел приносить немного муки, которая занимает его мысли целый день. И еще есть нечто иное, пробуждающее сердце человека, когда он приносит корбанот, – это схожесть тела человека и животного, которые практически не имеют отличий, кроме одного – в одном находится разум, а в другом нет. И поскольку тело человека, когда он грешит, выходит за рамки разума, ему следует знать, что он становится подобным животному, лишившись единственного, что составляет разницу между ними. Поэтому и было ему велено взять вместо себя тело, подобное его собственной плоти, и принести к месту, избранному для возвышения разума, и сжечь его там полностью [здесь имеется в виду ола (жертва всесожжения)], так чтобы ничего не осталось, даже памяти о нем. Для того чтобы представить себе очень ясно: тело, лишенное разума, пропадает бесследно, и порадоваться собственной доле – тому, что Б-г милостиво наделил его душой, которая способна постигать [даже Б-жественное], и которая существует вечно. И телу, связанному с ней, уготовано воскрешение, потому что оно было послушно ее воле, то есть остерегалось греха. Утвердившись в этой мысли, человек будет особенно отдаляться от греха, и Тора обещает, что в результате всего этого великого действия, и после того как тот, кто делает его, раскается в грехе от всего сердца, проступок его, совершенный ненамеренно, будет искуплен. Однако для искупления грехов, совершенных злонамеренно, недостаточно будет представить себе то, что описано выше, ведь злодея невозможно исправить с помощью слов и примеров – «тело глупца <нуждается> в палке».

И пусть не будет тебе трудно понять в связи с этим объяснением: для чего же мы тогда приносим недава – добровольные корбанот? Ведь теперь, после того как мы объяснили, что суть корбана – в принижении тела и возвышении души, даже без греха человек может извлечь из этого пользу и наставление.

А то, что делается с козлом отпущения, которого вживую <отправляют к скале> Азазель, к месту его разрушения и конца, <и там сбрасывают с обрыва>, можно объяснить так. Чтобы не думал законченный грешник, что после того как его душа получит свое наказание за грехи, она займет прежнее место среди хороших людей, или хотя бы останется от нее что-то, и получит немного блага, даже если он вел себя как Яровам бен Неват [царь Израиля, который не только был грешен сам, но и ввел в грех своих подданных, поэтому он стал символом злого умысла] и ему подобные. Как он видит в течение всего года, что от тела животного (подобного его собственному), которое принесли как корбан, все же остается что-то в виде пепла в Храме, остающегося после сожжения, и его выносят из Храма не сразу после сожжения корбана, а намного позднее. [Видя все это, грешник думает, что и он не может совсем исчезнуть после того как претерпит наказание.] Поэтому то, что делается с козлом отпущения, который несет на себе все грехи, служит намеком на то, что ждет людей, грехи которых особо многочисленны, например, тех, кого называют апикорес, и тех, кто отрицает Тору и воскрешение мертвых, в том числе и тех, кто притесняет народ Израиля. Эти люди никогда не увидят блага, и черви, поедающие их плоть, не исчезнут, и огонь, на котором они будут гореть, не погаснет. Подобно тому, что происходит с козлом отпущения, который несет на себе множество грехов Израиля – он отсылается в скалистую местность навсегда, не попадая в Храм ни для шхиты, ни для брызгания крови, и память о нем стирается. Об этом и говорили мудрецы в Иерусалимском Талмуде (Йома, 6, 3), что если Всевышний благоволит к Израилю, козел распадается на части, не достигая и середины скалы, с которой его сбросили. Это учит нас, что подобное ждет и законченного грешника – он быстро исчезнет, и будет уничтожен полностью. Все это делается для того, чтобы люди учились на этом и извлекали для себя наставление, и исправляли свое поведение. И это – добрый знак для них, ведь наставляет только тот, кто любит, как сказано (Мишлей, 13:24): «…А любящий стремится <дать ему> наставление».

А для чего существует разница между остальными корбанот в способе шхиты, брызгания кровью, доли коэнов в них и прочих подробностях? Если мы попробуем по-простому объяснить, что это нужно для того, чтобы коэн, занимающийся корбаном, внимательно относился к тому, что он делает, так как отличия пробуждают внимание к тому, что человек делает, то слова наши будут детским лепетом. Общее правило здесь таково: даже понимание на простом уровне нам недоступно без помощи знатоков Каббалы, и им мы поклонимся, а они раскроют нам глаза на эту тему.

При этом то, что нам казалось верным объяснить здесь, не стоит считать полной глупостью, так как и среди лишних объяснений можно найти немного настоящих. Тем более что мы встречали в словах мудрецов подобные объяснения, например, когда они говорили о смысле корбана соты [женщины, подозреваемой в измене, подозрение подтверждается или опровергается специальной процедурой, проводимой в Храме, частью ее является особое приношение из ячменной муки, а ячмень в основном считается едой для скотины]: «Она повела себя подобно скотине, поэтому пусть приносит ячмень». А корбан мецора [человека, наказанного кожным заболеванием за злословие; он ритуально нечист, пока кожа не начнет выздоравливать, частью его очищения является корбан из птицы] объясняли так: «Он нашептывал (грешил голосом), теперь пусть приносит птиц [которые постоянно щебечут – Раши[» (Арахин, 16б). Подобное объяснение они дали и тому, что Тора повелела ниде [ритуально нечистой женщине, которая, пока не очистится, запрещена мужу] отсчитывать семь «чистых дней» [и только после этого окунаться в микву] – чтобы она стала ему более желанна. На самом деле, все эти объяснения и по мнению мудрецов не являются настоящим раскрытием замысла, стоящего за этими заповедями, но тем самым они учат нас, что для объяснения заповеди могут быть справедливы различные намеки, помимо ее важных, настоящих основ.

Из законов заповеди. Мудрецы, благословенной памяти, сказали (Звахим, 112б), что прежде чем был построен Храм в Иерусалиме, можно было приносить корбанот в других местах, однако после того как он был построен, в остальных местах стало запрещено строить дома Б-га и совершать там жертвоприношения, как сказано (Теилим, 132:14): «Здесь – Мой покой вовеки…». А вот что является главным в строительстве Храма: следует сделать в нем Святая и Святая Святых, а перед этим – место, именуемое Улам, и все вместе они называются Эйхаль. Вокруг Эйхаля, на расстоянии от него, делается ограждение, подобное тем, что были в пустыне вокруг двора Скинии, и все, окруженное этой оградой, подобно двору Шатра Откровения, называется Азара, и все вместе называется Микдаш (Святилище, Храм). И следует сделать для Храма утварь, как указано в Торе.

Остальные подробности разъясняются в трактате Мидот: например, правило, согласно которому треснувшие или прохудившиеся священные сосуды следует немедленно переплавить и сделать новые, а нож, зазубрившийся или слетевший с рукояти, не чинят, а сразу прячут в гнизу [место захоронения священной утвари и книг], потому что «в месте богатства не должно быть бедности». Там же разъяснены другие правила, например: следует обозначить внутри Азары границы, до которых могут проходить коэны и остальной Израиль, и возле нее следует построить служебные помещения для различных храмовых нужд, каждое из которых будет именоваться Лишка; и остальные подробности строительства Храма, его устройство и размеры, и все, касающееся строительства Мизбеаха. А устройство Стола, Меноры и золотого Мизбеаха, и их положение в Эйхале разъяснено в трактатах Менахот (28а и 97а) и Йома (33б).

Эта заповедь исполняется, когда большая часть народа Израиля находится на своей земле. Эта заповедь – одна из тех, обязанность выполнять которые лежит не на одном человеке, а на всем обществе. И когда будет построен Храм (скорее, в наши дни!), будет выполнена повелительная заповедь.

Перевод – рав О. Климовский.


http://www.beerot.ru/?p=23870