Запрет слушать женское пение

Дата: | Автор материала: Рав Михаэль Каминский

5572

Уважаемый рав!

Почему нельзя слушать женское пение (мне объяснили, что это «эрва»)? Можно более подробный ответ? Это касается только живого голоса?

Спасибо, Ицхак


Уважаемый Ицхак, спасибо за важный вопрос!

Действительно, сказано в Талмуде (Брахот, 24а): «Сказал Шмуэль: женский голос – это нескромно (эрва), как сказано (Шир а-Ширим, 2:14): "ибо голос твой сладок, и лик твой прекрасен!"»  И здесь имеется в виду именно пение.

К сожалению, у неподготовленного читателя подобные выражения вызывают негативные эмоции, вплоть до возмущения: как же мудрецы относятся с пренебрежением к женскому полу?!

Разумеется, это неверно. Никогда нельзя полагаться на приблизительный смысл отдельно взятой фразы. Слова мудрецов можно понять лишь путем глубокого всестороннего изучения, внимательно анализируя все источники, имеющие отношение к данной теме.

Итак, начнем сначала. Творец избрал еврейский народ и посвятил нас Себе, как сказано (Шмот, 19:6): «И вы будете Мне царством коэнов и святым народом». Эта святость достигается исполнением заповедей, как видно из благословения, произносимого перед их исполнением: «…и освятил нас своими заповедями». Кроме того, мы обязаны отстраняться от запретных связей, как объясняет Раши повеление (Ваикра, 19:2): «Святы будьте» – отстранитесь от запретных связей и порочных помыслов.

Порочные мысли

Из этих слов Раши мы видим, что Тора запрещает не только сами запретные связи, но и порочные мысли, которые одолевают человека перед тем, как он совершает грех.

Талмуд (Брахот, 12б) трактует стих (Бемидбар, 15:39) «и не высматривали вослед сердцу вашему и глазам вашим», – речь идет о порочных мыслях. И еще говорят мудрецы (Авода Зара, 20б) о стихе (Дварим, 23:10) «берегись всего дурного» – не размышлять о пороке днем, чтобы не оскверниться ночью. Более того, сказано (Йома, 29а): «Порочные мысли хуже самого порока».

Важно отметить, что понятие «порочные мысли» шире, чем это может показаться. Оно включает в себя также мысль о женщине как женщине – если это не его жена. И поэтому действия, цель которых получить (любое) удовольствие от приятной женщины, запрещены. Нельзя смотреть даже на ее мизинец (Шаббат, 64б) или прислушиваться к ее голосу («Мишна Брура», 75:17) с такими намерениями.

Также важно обратить внимание на комментарий Раши к приведенному стиху: «и не высматривали вослед сердцу вашему и глазам вашим» – сердце и глаза являются «соглядатаями» тела, служат посредниками в совершении грехов: глаз видит, сердце желает, а тело совершает грех.

Тут, на мой взгляд, необходимо провести тонкую границу между двумя понятиями. Есть «зрение» и «взгляд»; можно «видеть», а можно «рассматривать». В первое мгновение человек «видит» что-то. Это действие нейтрально. Затем мозг принимает решение, интересует ли его этот «объект». И если да, то зрение превращается во взгляд в результате сознательного выбора человека. Тора обращается к нашей Б-гобоязненности и требует от нас владеть своими мыслями и не позволить себе лишнего взгляда. Да, на первый взгляд это может показаться нереальным. Но, поверьте, занимаясь самотренировкой (и поводов к тому у нас, к сожалению, более чем достаточно), можно превратить это почти в привычку, не требующую особых усилий.

И так написано в «Мишне Бруре» (75:7): «А касательно запрета смотреть [на женщину]: тот, кто смотрит даже на ее мизинец, получая удовольствие, нарушает запрет "и не высматривали вослед глазам вашим". Но видеть ее непреднамеренно, не получая от этого удовольствие, – можно».

Сказанное выше касается порочных мыслей и выводится из стиха «и не высматривали вослед глазам вашим». Однако, кроме этого, есть еще одна тема.

Не приближаться к запретным связям

Тора устанавливает запретные связи (Ваикра, 18:6 и далее): «Никакой человек ни к кому близкому по плоти не приближайтесь, чтобы открыть наготу (эрва)». У этих запретов есть особая строгость, нарушающие их наказываются каретом, как сказано (там же, 18:29): «Искоренятся души, совершающие (это), из среды их народа». И из того, что Тора выражается словами «не приближайтесь», мудрецы выводят, что запрещено и то, что приводит человека к разврату: действия, налаживающие «контакт», легкомысленные речи, обоняние запаха ее духов и т. п.

Нельзя смотреть на части женского тела, которые принято покрывать, и слушать женское пение («Мишна Брура», 75:17). Как сказал Шмуэль (Брахот, 24а): «Женский голос – это нагота (эрва), как сказано (Шир а-Ширим, 2:14): «ибо голос твой сладок, и лик твой прекрасен». Объясняет Раши: из того, что стих восхваляет женский голос, мы видим, что он пробуждает страсть.

Поскольку это выводится из запрета «не приближайтесь», то, с одной стороны, это касается только женщин, связь с которыми наказывается каретом, а с другой стороны, человек «не спасается» от нарушения, даже если он не намерен получить удовольствие от ее вида и голоса. Ведь причина запрета не в его мыслях, а в том, что эти вещи приближают его к эрва.

Согласно этому, женский голос называется в Талмуде эрва для того, чтобы дать нам понять: запрещено слушать пение тех женщин, связь с которыми называется эрва в Торе. Таково объяснение Талмуда по мнению Рамбама, Роша и Тура. Однако есть еще одно место в Торе, где упоминается слово эрва.

Молитва и изучение Торы

Сказано (Дварим, 23:15): «Ибо Г-сподь, Б-г твой, идет в среде стана твоего, чтобы спасти тебя и низлагать врагов твоих перед тобою; и будет стан твой свят, чтобы Он не увидел у тебя срамного (эрва) и не отстранился бы от тебя». Объясняет Раши (Сота, 21а): «Не увидел у тебя греха, а если увидит, то отстранится от тебя». И еще (Шаббат, 150а): «Место твоего лагеря будет [содержаться] в святости – поскольку мысли евреев постоянно заняты Торой».

На основании этого стиха мы должны сделать, как минимум, три вывода. Первое: еврейская армия побеждает врагов силой того, что Всевышний, Благословен Он, находится среди нашего лагеря, и благодаря этому враги падают перед нами. Второе: Он присутствует среди нас благодаря тому, что мысли евреев постоянно заняты святой Торой. Третье: для этого требуется материально и духовно чистое место. Там, где есть нечистоты или нескромность, нельзя заниматься Торой. И это верно также в отношении молитв и произнесения благословений.

Возможно, причина еще и в том, что, даже если человек приложит усилие и ему удастся сосредоточиться на словах Торы или молитвы, само усилие не обращать внимания на «мешающий» объект нарушает непрерывность учебы или молитвы.

И так написано в «Шулхан Арухе» (Орах Хаим, 75:1-3): во время чтения «Шма Исраэль», молитв, произнесения благословений и учебы Торы человек должен остерегаться, чтобы в поле его зрения не попадали части женского тела, которые принято покрывать. И это касается даже его жены.

И там же: «Надо остерегаться женского пения при чтении "Шма"». Таково также мнение Мордехая (рава Мордехая Ашкенази, жившего в Испании) и других законоучителей.

И если человек нарушил этот закон, он должен повторно прочитать «Шма, Исраэль», но без  благословений до и после.

Однако если человек находится в дороге, в общественном месте или в другой безвыходной ситуации, когда он вынужден слышать женское пение и не в состоянии от этого уклониться, ему можно читать «Шма, Исраэль» и заниматься Торой, поскольку в основе этого закона лежит постановление мудрецов. Но при этом он должен целиком сосредоточиться на словах Торы или молитвы, чтобы не обращать внимания на пение.

Согласно этому мнению, женский голос называется в Талмуде эрва, чтобы напомнить нам стих «и будет стан твой свят» и дать нам понять, что запрещено слушать женское пение при чтении «Шма, Исраэль» и учебе Торы.

Как мы видим, за этим запретом стоит не пренебрежение к женщине. Отношение к ней, как к личности, вообще не касается обсуждаемой темы. Речь идет о возвышенной роли и святости еврейского народа.

Теперь рассмотрим вопрос, о каком женском голосе идет речь.

«Неживой» голос

По мнению рава Овадьи Йосефа, в основе запрета слушать женское пение лежит опасность возникновения порочных мыслей. А слух зависит от зрения, и только голос знакомой женщины, которую человек хотя бы один раз видел, пробуждает такие мысли, и он запрещен. И поэтому он разрешает слушать пение незнакомой женщины, к примеру, по радио и т. п.

Но рав Нисим Карелиц («Хут Шани», Эвен а-Эзер, 21), рав Шмуэль Вознер («Шевет а-Леви», Эвен а-Эзер, 181) и рав Биньямин Зильбер («Аз Нидабру») оспаривают этот подход. Первое: женское пение запрещено не потому, что, слушая его, можно дойти до порочных мыслей, а потому, что оно обладает свойством порождать такие мысли. Допустим, пение незнакомой женщины не приводит к такому результату. Все же, если бы она была ему знакома, нельзя было бы слушать ее пение. Соответственно, не спасает от запрета тот факт, что она ему не знакома. Второе: слух равен зрению, он пробуждает чувства и мысли, как и зрение. И поэтому даже пение незнакомой женщины запрещено, точно так же, как нельзя смотреть на незнакомую женщину.

Особенно это очевидно на примере профессиональных певиц, искусство которых ценится в соответствии с их талантом пробуждать чувства у слушателей.

Групповое пение 

Нужно остерегаться группового женского пения, несмотря на то, что нельзя в нем различить голос конкретной женщины.

Субботние песни

Касательно обычая петь за субботним столом всей семьей, есть мнения, что надо остерегаться даже пения близких родственниц (матери, сестры, взрослой дочери) несмотря на то, что их голос не пробуждает чувств. Причина в том, что в субботних песнях есть отрывки из ТаНаХа и из устной Торы, и они приравниваются к молитве и учебе Торы (см. выше). Однако отсутствие упоминания этого запрета в «Мишне Бруре» (75:17) (где сказано: «даже незамужней женщины», а не «даже матери» и т. п.), довольно ясно показывает, что пение близких родственниц не запрещено во время молитвы и учебы Торы.

С уважением, рав Михоэль Каминский

http://www.beerot.ru/?p=18550