Жизнь продолжается — Факты, послания, свидетельства и чудеса при трагедии в Ар Нофе — Часть 3

Дата: | Автор материала: Рав Даниэль Яаков Травис

1569

Факты, послания и свидетельства очевидцев, а также все те чудеса, которые мы можем осознать после трагедии в Ар Нофе. Продолжение.

Эйн Од Милвадо – нет ничего кроме Него

Все истории, в которых люди рассказывают о том, что происходило там, доказывают сказанное выше с такой абсолютной истинностью.

Послушайте, что рассказывает госпожа Хая Тавин, которая живет на улице Каценеленбоген, недалеко от синагоги, где произошло убийство. Послушайте ее рассказ о том, что происходило этим утром в ее семье:

Мой муж Яаков вернулся домой, чтобы отвести нашего сына Биньямина-Давида на школьный автобус. У нас в семье вторник – «папин день». Всю неделю Биньямин-Давид ждет этого дня, потому что папа точно знает, сколько кетчупа нужно положить на его бутерброд с сыром, или, может быть, потому что он не жалеет для него бейгеле, и всегда насыпает больше, чем мама, а может быть, просто потому, что он так любит папу и так ценит это время, которое он проводит с ним.

Из-за того, что вторник – это такой особенный день в нашей семье, Яаков обычно молится в миньяне «нец» недалеко от нашего дома, вместо того чтобы молиться в своем обычном миньяне в 6:25 в синагоге «Кеилат Бней Тора». Но иногда и во вторник он все же заходит туда, так как часто оказывается там единственным коэном, и он забегает на повторение молитвы для того, чтобы благословить молящихся. Как мы знаем, убийство произошло именно во время повторения молитвы.

По-видимому, у Творца были иные планы на моего мужа. Несколько месяцев тому назад у одного из молящихся в этом миньяне, коэна, умер близкий родственник, и он был в трауре, поэтому он попросил у мужа разрешения стать постоянным хазаном и вести молитву каждое утро. Поэтому в тот вторник мой муж даже не заглянул в этот миньян, зная, что там есть другой коэн. И поэтому после молитвы «нец» в другой синагоге, где он встретил своего друга рава Кальмана Левина, он сразу вернулся домой. Он уже был дома, с нами, когда произошло это ужасное убийство в его обычном миньяне, недалеко от нашего дома…

Позже в этот день, когда утихли слезы, и мы немного успокоились, мы вдруг вспомнили о том, что произошло с нами много лет назад, когда Биньямин-Давид был совсем маленьким. Биньямин-Давид – особенный ребенок, у которого синдром Дауна. Тогда он был очень слабеньким, часто болел, и мне было с ним очень трудно. Я поехала в Бней Брак, к рабанит Каневски, чтобы укрепиться душевно в преодолении этого испытания. Я ждала за дверью, пока не пришла моя очередь. Когда я вошла в комнату со спящим малышом на руках, рабанит взглянула на него и сказала: «Ты даже не знаешь, какая шмира (охрана) есть сейчас у тебя в доме».

Тогда мне казалось, что я поняла, что она хотела сказать мне. Я думала, что из-за того, что мне пришлось перенести с ним столько трудностей, другие вещи в жизни уже покажутся мне совсем легкими. Но только сейчас, спустя тринадцать лет, я на самом деле поняла, что имела в виду рабанит Каневски. Ведь только из-за нашего больного ребенка мой муж не молился в своем обычном миньяне в то страшное утро.

Более того, друг моего мужа, который тоже был постоянным членом этого миньяна, и с которым они всегда учились после молитвы, зная, что мой муж это утро проводит с сыном, решил тоже помолиться в другом месте.

Могли ли мы представить себе тогда, что наш Биньямин-Давид спасет своего отца и его друга от верной смерти!»

Другую удивительную историю рассказал еще один из жителей Ар Нофа, ее записала его соседка, писательница Тамар Анш [отрывок из статьи Тамар Анш, опубликованной в газете «а-Модия»]:

«Сначала, я должен что-то объяснить. Каждое утро у меня есть время, когда я учусь с кем-то перед тем, как начинается мой обычный распорядок дня. Моя учеба расписана буквально по минутам. Мой первый учебный седер начинается в 7:30 утра по телефону, так как тот, с кем я учусь, живет в другом конце города, в Рамоте. Поэтому я обязательно должен начинать молиться в миньяне 6:25, и я всегда молюсь в это время в синагоге «Кеилат Бней Тора».

Но все мы живые люди, и поэтому и у меня не всегда получается прийти вовремя, иногда я опаздываю на несколько минут. Поэтому я часто задавал себе вопрос, что лучше – могу ли я сказать «Псукей де-Зимра», предваряющие утреннюю службу, пропустив некоторые из них с тем, чтобы сказать их позже, если у меня появится время, чтобы начать молитву вовремя, вместе с миньяном, начинающим в 6:25? Или начать молиться позже, ничего не пропуская, но опаздывая на учебу. Ведь если я начну молитву в следующем миньяне, который начинается в 7 часов, я никак не успеваю начать учиться в 7:30. Что важнее – моя утренняя учеба или же молитва?

Несколько недель тому назад я обратился с этим вопросом к раву Азриэлю Ойербаху. Сам я обдумывал этот вопрос очень долго и был уверен, что конечно же учеба Торы гораздо важнее. Поэтому его ответ очень удивил меня.

Рав Ойербах внимательно выслушал меня, и тут же, ни секунды не сомневаясь, ответил мне поучительно: «Ледалег зе ло а-маалах! Неправильно пропускать “Псукей де-Зимра”!»

Его ответ, и то, как он произнес эти слова, произвели на меня огромное впечатление. Он не только запретил пропускать некоторые «Псукей де-Зимра», но он также объяснил, что очень важно произносить их в правильном порядке. После этого разговора с равом, я всегда шел молиться на более поздний миньян, если я видел, что не успеваю прийти в синагогу ровно в 6:25, чтобы успеть сказать все «Псукей де-Зимра», как указал мне рав Ойербах.

В прошлый вторник я пошел в синагогу «Кеилат Бней Тора» с надеждой, что я успею прийти туда вовремя, но, к сожалению, я опоздал на пять минут и пришел туда в 6:30. И я понял, что, чтобы молиться вместе со всеми, я должен сделать именно то, что запретил мне рав Оейрбах, – или пропустить часть «Псукей де-Зимра», или же проговорить их очень быстро, что, конечно, тоже очень нежелательно. Слова рава Ойербаха звучали у меня в ушах, и я мысленно сказал себе: «Так не молятся!» С этой мыслью, немного разочарованный, я поднялся наверх в главный бейт-мидраш, сел в кресло и решил оставшиеся 20 минут поучиться.

В 6:50 я закрыл книгу и начал молиться.

В семь часов мы вдруг услышали крик, а затем выстрелы.

В полном шоке, не понимая, что происходит, мы инстинктивно, в талесах и тфилин, выскочили из бейт мидраша, а затем через боковую дверь выбежали на улицу Каценеленбоген. Как только я оказался на улице, я увидел, как один из молящихся открывает дверь своей машины. Я вскочил в машину вместе с ним, и на огромной скорости мы быстро отъехали от синагоги и вскоре оказались в другом конце Ар Нофа. Мы вошли в ешиву «Пахад Ицхак», так и не осознав до конца, что с нами произошло. Через несколько минут, когда я немного пришел в себя, я подумал о моей жене и детях. Ведь через несколько минут она встанет, чтобы отправить детей в школу. Нельзя, чтобы сейчас они выходили из дому! Я начал звонить домой, но никто не отвечал! И тут я вспомнил, что наша соседка госпожа Анш наверняка уже встала, потому что в это время она уже провожает сына в школу, поэтому я позвонил ей и просил передать жене, что со мной ничего не случилось.

Я чувствую необходимость подробнее рассказать о том огромном чуде, которое произошло лично со мной. Ведь мое постоянное место в бейт-мидраше – в начале зала слева – прямо там, где произошла резня. Большинство погибших были именно там, ведь оттуда невозможно было выбраться. В тот момент я должен был сидеть прямо там, вместе со своими друзьями, которые погибли в этой бойне! Те, кто остался в живых, должны понимать, что это настоящее чудо!»

Позже, когда он наконец добрался домой, он увидел, что его будильник вдруг начал отставать на пять минут – и это стало удивительной причиной того, что он опоздал на свой обычный миньян, а ведь именно это спасло ему жизнь!

В то утро многие из тех, кто постоянно молился в этом миньяне, не смогли прийти по самым разным и неожиданным причинам. Один аврех рассказал, что его грудной ребенок много раз просыпался ночью. И так как он все равно не мог спать, он решил пойти на миньян «нец» вместо того, чтобы ждать начала своего обычного миньяна.

Между тем, рав Меир Иммануэль со своей точностью и обязательностью, свойственной еким (евреи – выходцы из Германии и Швейцарии), ни разу не пропустил этот миньян в течение многих лет. Рав Меир – пожилой человек, которому приходится пользоваться специальным приспособлением для ходьбы (алихоном), каждое утро ловил такси, чтобы вовремя успеть на этот миньян. В то утро во вторник он просто не сумел вовремя поймать такси! Страшно подумать, что могло бы произойти с таким человеком, как рав Иммануэль, если бы он сумел вовремя попасть в синагогу!

Другой пожилой человек, С. З., который живет просто напротив синагоги «Кеилат Бней Тора» и регулярно молится в этом миньяне в течение двадцати лет, тоже планировал, как обычно, прийти в синагогу в 6:25 утра. Но в этот день он проснулся от страшных болей в ногах. Он оказался просто не в состоянии выйти из дому! Нужно отметить, что его постоянное место было прямо за равом Моше Тверским, да будет имя праведника благословенно, и, конечно, если бы он, как обычно, оказался на своем месте, его жизнь была бы в страшной опасности.

Один из габаев синагоги планировал привести на этот миньян своего сына, которому через месяц должно было исполниться 13 лет, то есть бар-мицва, и он должен был в этот день начать накладывать тфилин. Он пригласил в синагогу своих многочисленных друзей и родственников, среди которых был и известный всем специалист в медицинских вопросах рав Бени Фишер. Однако накануне в этой семье было еще одно торжество, которое очень поздно закончилось, и из-за этого было решено отложить празднование по поводу начала накладывания тфилин на другой день. В результате, ни гости, ни сам мальчик не были в тот день в синагоге, и, слава Б-гу, это радостное событие не окончилось трагически.

Рав Авраам Надлер, очень известный в Ар Нофе, рассказал, что он в течение многих лет постоянно молился в этом миньяне в 6:25, и только несколько недель тому назад решил перейти на первый утренний миньян – в «нец». И это спасло ему жизнь!

Почти то же самое произошло и со мной. Я начал давать урок утром в 6:30 утра в другом районе, и мне пришлось оставить мое постоянное место в миньяне «Кеилат Бней Тора» в Ар Нофе.

Продолжение следует…

Перевод – Н. Патлас


http://www.beerot.ru/?p=10860