Основы знания — Суть мудрости мусара

Дата: | Автор материала: Рав Моше Розенштейн

1520

От редакции. Представляем вашему вниманию отрывки из книги «Основы знания» рава Моше Розенштейна. Эта книга составлена на основе уроков, данных в доме учения в Кельме великим мудрецом Торы и наставником Мусара равом Симхой Зисселем Бройде.

Вступление и введение

Сказал автор:

Перед тем как выпустить в свет эту важнейшую книгу, которую я назвал «Основы знания» и которая должна стать одной из книг Мусара, я счел правильным немного рассказать о том, в чем заключается суть мудрости Мусара. Дело в том, что мы встречали многих, кто понимает суть Мусара неверно. Эта ошибка в особенности распространена среди тех, кто привык изучать книги Каббалы, где, как правило, речь идет о вещах вознесенных, стоящих на самых вершинах мира. И когда эти люди читают даже самые значительные книги Мусара, составленные великими мудрецами эпохришоним и ахроним, – такие как «Ховот а-Левавот», «Шаарей Тшува» рабейну Йоны или «Месилат Йешарим», – они воспринимают их как нечто упрощенное и малоценное. Ведь большинство тем, освещаемых Мусаром, связано с вещами несложными и общеизвестными, а потому некоторым людям представляется, что эти книги на самом деле просты и написаны для необразованных людей. Автор «Месилат Йешарим» говорит об этом во введении. Поэтому мы сочли необходимым немного прояснить суть мудрости Мусара, дабы «обучить заблуждающихся пониманию» и показать им, сколь большую ошибку они совершают в этом вопросе.

Мы утверждаем, что особенность Мусара состоит в том, что книги Мусара построены на простом материале. Большинство из них говорят о том, что окружает каждого человека в мире: о правилах торговли, о возвышенных и исправленных душевных качествах, о зависти, страстях и стремлении к почету, о начале и конце человеческой жизни и тому подобном. Все это – вещи простые и знакомые каждому. Однако нам следует знать, что хотя материал речений Мусара прост, форма их не проста – она тонка, глубока и чрезвычайно возвышенна. Не на «земле жизни» ты найдешь ее, а только в глубине чистого сердца и незагрязненной души. Ведь Мусар – это мудрость трепета перед Б-гом, и свет ее формы – это настоящий свет столь сильного истинного высшего знания, что свет солнца – лишь его отблеск, по выражению наших мудрецов. И никакой путь в мире не сможет привести к тому, чтобы свет мудрости трепета – истинный свет – засиял в душе человека; это возможно лишь после того, как он освободит свою душу от загрязнения, отмоет и очистит ее от всего отвратительного, от всего, что препятствует свету проникнуть в нее. Так и обычный свет может проходить не через мутное, а лишь через абсолютно чистое вещество. А поскольку большинство людей не обладает способностью видеть утонченный и чистый свет истины, облаченный в форму мудрости Мусара, – они не различают этой сияющей высшим светом формы, а видят лишь ее материал. Поэтому они смотрят даже на самые значительные из книг Мусара, как на нечто несложное. Это особенно относится к тем, кто привык изучать книги Каббалы, где возвышен и вознесен сам изучаемый материал. Эти люди смотрят на книги Мусара почти с презрением – для них они слишком просты и годятся лишь на то, чтобы переложить их на разговорный язык и дать для чтения женщинам и детям.

А сейчас мы увидим, как отличаются эти люди от Гаона, рава Элияу из Вильно, благословенной памяти. Такую историю я слышал о нем от великого мудреца рава Элиэзера Гордона, благословенной памяти, главы раввинского суда и руководителя ешивы Тельз (Тельшяй) в Литве; эта история передавалась из уст в уста. Когда вышла в свет книга «Месилат Йешарим», ее автора уже не было в живых. И когда Гаон, рав Элияу из Вильно, прочел ее, он сказал, что великий свет спустился в мир. Он выучил эту книгу наизусть, прочтя ее сто один раз. Гаон сказал, что обычно книга получается более великой, чем ее автор, но автор этой книги во много раз более велик, чем его книга, и что если бы автор был жив, Виленский Гаон отправился бы к нему пешком, чтобы воспринять от него его мудрость. Насколько же видение Гаоном этой книги отличается от мнения других, относящихся к ней как к учебному пособию для женщин и детей, включающему в себя перечень очевидных истин!

В этом и состоит тайна Мусара, которую следует помнить каждому, кто желает мудрости и знания. Смотреть надлежит не на мудрость Мусара, а на ее форму; форма же эта тоньше и глубже, погружена в тайное и скрыта от глаз больше, чем все другие тайны высших и нижних миров. Об этом сказано в Писании: «И сказал человеку: трепет перед Б-гом – это мудрость, а отдаление от зла – понимание» (Йов, 28:28). Наши мудрецы, благословенной памяти, сказали: «Она – единственная». Они имели в виду, что мудрость трепета перед Б-гом, то есть мудрость Мусара – это единственная мудрость в мире, поистине достойная называться мудростью. Отсюда мы можем заключить, что она – и самая трудная из всех видов мудрости и всех тайн, самая сложная для постижения, из-за тонкости своей формы и утонченного света, скрытого в ней – света истины, такого, что все другие источники света являются лишь отблесками этого света истины.

Вот что мы находим в словах наших мудрецов, благословенной памяти: «У Равы было в обычае говорить: вершина мудрости – раскаяние и добрые дела» (Брахот, 17). А поскольку нам известно, что мудрость трепета перед Б-гом, то есть мудрость Мусара, более всех других видов мудрости способна привести человека к раскаянию и добрым делам, мы можем заключить отсюда, что и постичь ее труднее, чем любое другое знание, что именно ее любит Б-г, к ней Он благоволит больше, чем к любым другим, что Царь ее короновал своим венцом и поставил ее царствовать над всеми, кто населяет Его землю. И лишь благодаря ей могут быть исполнены слова: «И да узнает всякий созданный, что Ты – его Создатель, и да поймет всякий сотворенный, что Ты – Творец его, и да скажет всякий, в чьих ноздрях живая душа: “Б-г, Г-сподь Израиля – царь!”» (молитва на Рош а-Шана и Йом Кипур).

Однако нам следует знать, что мудрость Мусара может казаться простой для мудрецов, близких к ней настолько, что, услышав из уст мудреца речение о Мусаре и трепете перед Б-гом, они воспримут его как очевидное и совершенно явное и станут удивляться: как же они прежде не смогли понять такую очевидную вещь, раз она настолько проста и нельзя от нее отклониться ни вправо, ни влево. Но даже мудрецам следует помнить, что данное речение представляется им столь простым лишь из-за величия заключенной в нем сути, из-за того, что это – истина Торы. Однако ясность возникает лишь после того, как это речение услышано из уст мудреца; но до того, как мудрец осознал и высказал его, оно остается тайным, неявным, скрытым от всех людей мира. И вполне может оказаться, что мудрец, произнесший это речение, осознал и сформулировал его только сейчас, после того, как много лет обдумывал его и всесторонне изучал. И все эти годы ему не открывалось это мудрое речение, и только сейчас он смог его выразить. Теперь же, когда оно осознано и выражено в нынешнем виде, оно действительно совершенно очевидно для тех, кто способен в этом разобраться. И я, пишущий эти строки, действительно могу это засвидетельствовать. Многие темы я изучал и обдумывал больше двадцати лет, и лишь тогда внезапно прозревал и начинал видеть в них скрытый свет, которого прежде не замечал. И после того, как я начинал его видеть – все оказывалось совершенно ясным. Дело в том, что даже если речь идет о предельно утонченном тайном и скрытом свете – он таков лишь до тех пор, пока мы его не различаем; но после того, как мы удостоимся узреть этот скрытый свет, он становится совершенно открытым, таким же, как все другие ясные вещи, видимые глазу. Но нельзя забывать, что эта ясность возникает лишь после того, как свет воспринят и узнан; но до этого все темы Мусара и трепета перед Б-гом являют собой тайны, скрытые глубже, чем любые другие таинства. Ведь любое тайное знание можно обрести с помощью наставника или учителя, даже если ученик не обладает необходимыми способностями или недостоин их знать. Из истории нашего народа мы знаем, что тайную часть Торы изучали те, кто не заслуживал этого, что и приводило их впоследствии к дурному пути. Но совсем другое дело – мудрость трепета перед Б-гом: если человек пока не способен ее постичь, никакой наставник и учитель не поможет ему, он все равно не будет понимать смысла изучаемых слов. Не существует в мире никакого средства, которое позволило бы обучить мудрости трепета перед Б-гом того, кто к этому не подготовлен. Ибо для того, чтобы постичь эту желанную и истинную мудрость, мудрость трепета перед благословенным Б-гом, человеку следует сначала подготовить себя к этому через изучение Торы, очищение сердца и души, через отдаление от «собраний насмешников» и от всего будничного, а также через постоянные размышления о мудрости и Мусаре. Только тогда он сможет «постичь трепет перед Б-гом и знание Г-спода обрести» (Мишлей, 2:5).

И вот, дорогие мои, любимые друзья моего сердца и сокровища моей души, – есть еще одна великая тайна, которую мы должны раскрыть. По какой причине мудрость Мусара и трепета перед Б-гом нам кажется настолько простой, как будто бы мы ее всегда знали? Причина в том, что мудрость Мусара и трепета обладают абсолютной истинностью. А нам следует знать, что все истины укоренены в нашей постигающей душе. Мы обладаем многими врожденными физическими свойствами – так и ощущение истины есть врожденное свойство нашей души. Ведь «удел Б-га – народ Его», и душа человека «вырезана» из-под Престола Б-жественной Славы, взята из источника истины. А поскольку постижение истины укоренено в природных свойствах нашей постигающей души – когда мы слышим слова мудрости Торы и трепета перед Б-гом, то есть единственной истинной мудрости в мире, как только эта мудрость входит в наше сердце и нашу душу – тотчас же она воссоединяется с истиной, изначально запечатленной в нашей душе, и становится с ней единым целым. Слова истиной мудрости, которые мы слышим, пробуждают изначально заложенное в нашей душе знание истины и заставляют наше сердце их ощутить. Поэтому нам и представляется, что эти слова нам уже известны, что они не новы для нас, а знакомы нам издавна. И это – великая тайна нашей души: когда в нее входят слова абсолютной истины, они сразу воссоединяются с истиной, заложенной в душе, и с сердечными чувствами, и нам представляется, что мы услышали не что-то новое, а то, что нам было всегда известно.

Есть и еще одна причина того, что слова Мусара кажутся несведущим людям слишком простыми. Состоит она в том, что все слова Мусара – это слова Торы, а потому они, как и все слова Торы, – суть «лестницы, стоящие на земле, а вершиной достигающие Небес», и состоят они из множества ступеней, низших и высших. Поэтому в словах Торы каждый найдет нечто, что будет соответствовать его разуму, и каждому будет казаться, что больше того, что он сумел постичь, согласно уровню его разума, в них и нет. Но мы понимаем, что, насколько Небеса выше земли, настолько же даже самые простые вещи, которые открыл в Торе Виленский Гаон, выше того, что в ней находим мы. То же самое происходит при изучении Мусара: каждый видит в нем лишь то, что соответствует его сути и разуму, и не более. Человек не знает, что стоит лишь на нижних ступенях, что в этих же словах есть и высшие ступени, достигающие Небес, но он, согласно своему нынешнему состоянию, не подозревает об их существовании и никак не может на них подняться. Мудрец же, записавший эти слова в книге, стоял на высших ступенях! И каждому следует подготовиться и тоже постараться их постичь.

Я могу свидетельствовать по собственному опыту, до каких пределов доходит тонкость и глубина мудрости трепета перед Б-гом. Иногда случается, что мне попадаются изречения, которые я записал, будучи в невероятном воодушевлении от величия открытия, которое в них содержится, – а уже через несколько дней не нахожу в них ничего важного и нового. Все, что я написал, кажется мне теперь сухими фразами, лишенными всякой жизни, «и нет у них дара речи», и мне приходится много размышлять над ними, пока в мою память хотя бы частично не возвратятся те чувства, которые я тогда испытывал.

Отсюда можно сделать вывод о том, сколь много тайной и скрытой мудрости заключено в учении Мусара – ведь для его постижения необходимо постоянно сохранять те же чувства, которые подвигли к его написанию. А если эти чувства вдруг пропадут, то мудрость, заложенная в этих словах Мусара, станет для человека недоступной. И теперь нам станет понятно, что именно к этой мудрости относится высказывание наших мудрецов о том, что «слова Торы трудно приобрести, как золото, но легко потерять, как стеклянный сосуд». Ведь нельзя без натяжки применить это высказывание к словам Закона и сказать, что их «легко потерять, как стеклянный сосуд», а к словам Мусара и трепета перед Б-гом оно полностью подходит, как мы уже объяснили. Ведь как только из сердца человека уходит тонкое чувство, побудившее его записать слова Мусара, сразу же и мудрость оставляет его, так что мы сами уже «не знаем, что говорим».

Того, что мы здесь разъяснили, достаточно, чтобы это могло послужить своего рода вступлением к нашей книге, которую мы, с Б-жьей помощью, надеемся выпустить в свет, дабы читатель не считал ее слова простыми. Ведь прошло много лет, прежде чем мы нашли для них верную форму.

Продолжение следует

Перевод – рав Х. Бурштейн


http://www.beerot.ru/?p=27823