Трактат Шаббат — Глава восьмая — Мишна вторая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

935
трактат шаббат, трактат шабат

Глава восьмая. Мишна вторая

В этой мишне (а также в пяти последующих) продолжается обсуждение минимального размера тех или иных вещей и предметов, за вынос которых из одного субботнего владения в другое нарушитель несет ответственность по закону Торы.

הַמּוֹצִיא חֶבֶל, כְּדֵי לַעֲשׂוֹת אֹזֶן לְקֻפָּה. גֶּמִי, כְּדֵי לַעֲשׂוֹת תְּלַאי לְנָפָה וְלִכְבָרָה. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, כְּדֵי לִטֹּל מִמֶּנּוּ מִדַּת מִנְעָל לַקָּטָן. נְיָר, כְּדֵי לִכְתֹּב עָלָיו קֶשֶׁר מוֹכְסִין. וְהַמּוֹצִיא קֶשֶׁר מוֹכְסִין, חַיָּב. נְיָר מָחוּק, כְּדֵי לִכְרֹךְ עַל פִּי צְלוֹחִית קְטַנָּה שֶׁל פַּלְיָטוֹן:

Выносящий веревку – сколько нужно на ручку для корзины. Стебелек тростника – на петлю для сита и решета. Раби Йеуда говорит: на мерку для обуви ребенку.

Бумагу – чтобы написать на ней расписку в получении пошлины. И выносящий расписку в получении пошлины – виновен.

Затертую бумагу – чтобы обернуть горлышко маленького флакона с ароматическим веществом.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Ручку для корзины, чтобы ее держать.

Петлю (для сита или решета), чтобы за нее подвесить. Это меньше, чем ручка для корзины (1).

Мерку для обуви, чтобы показать сапожнику, пояснив: «Мне нужно такого размера». Этот размер меньше, чем петля (от сита и решета) (2).

Бумагу – ее делают из растений. Расписку в получении пошлины – иногда, когда человек платит пошлину на одном берегу реки, ему дают расписку, чтобы показать сборщику налогов на другой стороне реки в качестве доказательства, что пошлина уже уплачена. Как правило, на расписке пишут в качестве свидетельства две большие буквы, и они больше наших обычных букв (3)(4).

Затертую бумагу, которая больше непригодна для того, чтобы на ней писать. Поэтому тут требуется больший размер, – «чтобы обернуть горлышко (маленького флакона с ароматическим веществом)» (5).

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) «Петля для сита и решета»

Стебельки тростника, в основном, использовали для завязывания (см., например, последнюю мишну этого трактата – 24:5, а также Бикурим, 3:1). Свежие стебли годились также на корм скоту (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры 24:5; см. также Шаббат, 112а).

Размер петли меньше, чем размер ручки для корзины, и соответственно, минимальный размер выносимого в Шаббат тростника меньше, чем размер для веревки (Раши, Шаббат, 78б; см. также комментарий р. Овадьи из Бартануры). А поскольку сито и решето легче корзины, то для петли, за которую их подвешивали, не нужна веревка, которая прочнее, чем стебель тростника. Такие петли вообще не делали из веревки, поскольку она из-за своей жесткости протирала и портила решето или сито (Шаббат, 78б, Раши).

Рамбам поясняет, что сито (напа) отличается от решета (квара) тем, что в сите отверстия меньше, и поэтому его используют для просеивания муки, а решето – для зерен («Перуш а-Мишнайот», Шаббат, 8:2).

(2) Строка закона

Рамбам определил закон не по мнению раби Йеуды, а в соответствии с точкой зрения большинства мудрецов. В своем своде законов он практически дословно приводит начало этой мишны: «Выносящий веревку – сколько нужно на ручку для корзины. Стебелек тростника – на петлю для сита и решета» (Рамбам, Шаббат, 18:12; см. также выше – мишна, 8:1, коммент. 8 «Имеют ли эти размеры практическое значение?»).

(3) Две большие буквы

Рабейну Хананель, сохранивший для нас традицию вавилонских гаонов, сообщает, что «в те времена сборщики налогов писали в расписке две буквы на греческом языке, а эти буквы больше, чем наши». И минимальным размером бумаги был тот, который вмещал две такие буквы.

Раши так же указывает, что на расписке «обычно писали две буквы – более крупные, чем наши» (Раши, Шаббат, 78а). Но он не уточняет, на каком языке были эти буквы, и можно понять, что подразумеваются две еврейские буквы, но более крупные, чем обычно.

Рамбам в своем своде законов, определяя минимальный размер бумаги, приводит слова этой мишны так, как объясняет их Раши: «Бумагу – чтобы написать на ней две буквы расписки в получении пошлины, и эти буквы больше, чем наши» (Рамбам, Шаббат, 18:15).

(4) Использованная расписка

В мишне указано, что «выносящий расписку в получении пошлины – виновен». Иными словами, нарушитель несет ответственность не только за вынос листка бумаги, на котором можно написать расписку в получении пошлины, но и саму такую расписку, на которой две большие буквы уже написаны.

А в талмудической барайте уточняется, что такой нарушитель «виновен» только в том случае, если он еще не показал расписку сборщику податей на другой стороне реки, для которого она и была написана. Но если он вынес эту расписку уже после того, как предъявил ее на другой стороне реки, то запрет Торы не нарушен (ведь от такой расписки больше нет никакой пользы, и ее не принято сохранять). Но раби Йеуда, точка зрения которого тоже приведена в этой барайте, считает, что нарушитель «виновен» даже после того, как уже предъявил расписку – ведь она все еще ему нужна, например, для подтверждения того, что он добропорядочный человек, который всегда оплачивает пошлины и налоги (Шаббат, 78б, Раши).

В своде Рамбама закон в этом вопросе определен в соответствии с мнением раби Йеуды: «Выносящий расписку в получении пошлины – виновен, даже если он уже предъявил ее сборщику податей, и благодаря ей был освобожден (от дополнительного платежа на другом берегу), – ведь такая расписка навсегда остается в качестве свидетельства об уплате пошлины» (Рамбам, Шаббат, 18:15).

И хотя мнение раби Йеуды противостоит точке зрения большинства других мудрецов, Рамбам все-таки пришел к выводу, что мнение раби Йеуды в большей мере сочетается со словами самой мишны, где написано просто: «Выносящий расписку в получении пошлины – виновен» – т.е. «виновен» в любом случае, независимо от того, предъявил ли он уже расписку или нет («Магид Мишнэ», Шаббат, 18:15).

(5) «Флакон с ароматическим веществом»

Выше, в комментарии к шестой главе, указывалось, что, согласно объяснению Раши, слово פַּלְיָטוֹן (пальятон), переведенное здесь как «ароматическое вещество», подразумевает бальзам из растения афарсемон (Раши, Шаббат, 62а). Важно подчеркнуть, что название афарсемон относится в талмудической литературе к «бальзамовому дереву», а не к хурме, называемой так в современном разговорном иврите, где многие слова не соответствуют своим исконным значениям.  Эссенция бальзамового дерева обладала особенно сильным и быстро распространяющимся ароматом, и поэтому горлышко флакона необходимо было крепко «обернуть». Из этого же растения изготавливалось бальзамовое масло цари, входившее в состав храмовых воскурений – кторет (см. выше – коммент. 8-10 к мишне 2:2).

Однако Рамбам считает, что «пальятоном» именовали совсем иное благовоние – «мор, именуемый также муск» (Рамбам, «Перуш а-Мишнайот», Шаббат, 6:3). Этот «мор» (по-русски чаще пишут «мирра») тоже входил в состав храмовых кторет, как написано: «А ты возьми себе лучших благовоний – чистой мирры… и т. д.» (Шмот, 30:23). Согласно объяснению Рамбама, «мор (т.е. муск) получают из крови определенного вида животных, обитающих в Индии, и люди пользуются этим благовонием повсеместно» (Рамбам, «Клей а-Микдаш», 1:3; см. там же 1:2 и 2:4). По мнению других комментаторов, муск «образуется в [особой полости] на шее оленей» (Ибн Эзра, Шмот, 30:23; Тур, «Орах Хаим», 216). Такое расхождение во мнениях связано с тем, что в течение многих веков производители и торговцы муском скрывали подлинный способ его добычи.

Рамбам указывает, что подобные «флаконы с ароматическим веществом» женщины закрепляли на руке (Рамбам, Шаббат, 19:7; «Мишна Брура», 303:31). А, по мнению других комментаторов, их подвешивали на шнурке на шею («Тиферет Исраэль», Яхин, 30).

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=85685