Трактат Шаббат — Глава вторая — Мишна третья

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

86
трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне продолжается обсуждение ключевой темы данной главы – какие материалы разрешено использовать для зажигания субботних светильников. Попутно рассматриваются также вопросы, связанные с нечистотой (тумъой), которую принимают те или иные предметы обихода и материалы.

כָּל הַיּוֹצֵא מִן הָעֵץ אֵין מַדְלִיקִין בּוֹ אֶלָּא פִשְׁתָּן. וְכָל הַיּוֹצֵא מִן הָעֵץ אֵינוֹ מִטַּמֵּא טֻמְאַת אֹהָלִים אֶלָּא פִשְׁתָּן. פְּתִילַת הַבֶּגֶד שֶׁקִּפְּלָהּ וְלֹא הִבְהֲבָהּ, רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר, טְמֵאָה, וְאֵין מַדְלִיקִין בָּהּ. רַבִּי עֲקִיבָא אוֹמֵר, טְהוֹרָה, וּמַדְלִיקִין בָּהּ:

Со всеми материалами древесного происхождения не зажигают – за исключением льна. И все материалы древесного происхождения не принимают нечистоту шатра – за исключением льна.

Если фитиль из обрывков одежды скрутили, но не опалили, то раби Элиэзер говорит: он нечист и с ним не зажигают. Раби Акива говорит: он чист и с ним зажигают.

Комментарий раби Овадьи из Бартануры:

Со всеми [материалами] древесного происхождения не зажигают – не делают из них фитили – за исключением льна, ведь он тоже назван деревом, как написано: «и спрятала их среди льняных стеблей (бе-фиштей а-эц; буквально «среди льняных стволов» или «льняных деревьев»)» (Йеошуа 2:6) – несмотря на это, зажигают фитили, сделанные изо льна. А конопля и хлопок – это материалы не древесного происхождения, но это семенные растения – поэтому с ними зажигают. Да и лен тоже семенное растение, и он упомянут в мишне в качестве исключения, только потому, что в Писании он назван «деревом».(1)

Не принимают нечистоту шатра – если из них сделан шатер, в котором находится умерший. Такой шатер подобен любому дому, и его не требуется окроплять и погружать в микву, ведь сам шатер не принимает нечистоту, но только находящиеся в нем предметы.(2) За исключением льна – сам шатер [сделанный изо льна] становится нечистым, как написано: «И окропит шатер» (Бемидбар 19:18). Этот закон выводят через сопоставление слов «шатер»-«шатер» из закона о Скинии Завета. О ней написано: «И распростер шатер над Скинией» (Шмот 40:19). А в шатре Скинии не было ничего из древесины, но только лен, как написано: «десять полотнищ из скрученных вместе нитей льна…» (там же 26:1).(3)

Скрутили – как обычно делают фитили. Опалили на огне, чтобы фитиль немного обгорел и зажигался легко. Речь идет об обрывке одежды размером ровно три пальца на три пальца. Он нечист, так как скручивание не лишает этот обрывок статуса «одежды» до тех пор, пока его не опалили.(4) Он чист, так как скручивание лишает этот обрывок статуса «одежды», и теперь в нем как будто нет [минимального размера в] три пальца на три пальца. А любой обрывок меньше, чем три пальца на три пальца чист и не принимает нечистоту – ни нечистоту язв, ни нечистоту мертвого тела.

С ним не зажигают – имеется в виду случай, когда канун Шабата приходится на праздник (йом-тов). Ведь в праздник действуют запреты, связанные с мукцэ, и поэтому не сжигают обломки утвари, которая сломалась в сам праздник, поскольку такие обломки имеют статус «нолад» («новорожденный»). Но утварь сжигают, поскольку ее разрешено переносить.(5) И, по всем мнениям, зажигающий субботний светильник должен зажечь большую часть фитиля, торчащую из светильника, прежде чем уберет свою руку. Соответственно, раби Элиэзер, сказавший «с ним не зажигают», считает, что скручивание не лишает этот обрывок статуса «одежды». И когда его немного обжигают, то, поскольку обрывок был размером ровно три пальца на три пальца, он становится «обломком утвари» (шевер кли), ведь [обрывок] меньше, чем три на три не имеет статуса «утвари». А когда поджигают большую часть фитиля, торчащую из светильника, получается, будто зажигают «обломок» утвари, сломавшейся в праздник. Ведь разрешение разжигать утварь подразумевает, что к ней не прикасаются после того, как она стала меньше [минимального размера в три на три пальца]. Но раби Акива, сказавший «с ним зажигают», считает, что скручивание лишает этот обрывок статуса «одежды». А поскольку его скрутили еще в канун праздника, так как сплетать фитиль в сам праздник запрещено, получается, что здесь нет «обломка утвари», сломавшейся в праздник, – поэтому «с ним зажигают». И закон определен в соответствии с мнением раби Акивы.(6)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) «Льняные деревья»

Разрешено зажигать субботние светильники с фитилем изо льна, несмотря на то, что по отношению к этому растению в Танахе употреблено слово а-эц («дерево»), а, согласно общему принципу, приведенному в данной мишне, «со всеми [материалами] древесного происхождения не зажигают» (т.е. из них не делают фитили для субботних светильников).

В «Книге Йеошуа» рассказывается, как перед завоеванием евреями страны Кнаан два разведчика тайно проникли в город Иерихон. Они остановились на ночлег в доме женщины по имени Рахав. А когда их стали разыскивать, «она дала им взобраться на кровлю и скрыла их среди льняных стеблей, разложенных у нее на кровле» (2:6). Выражение, переведенное как «среди льняных стеблей», написано так: бе-фиштей а-эц – буквально «среди льняных деревьев».

Комментаторы поясняют, что Рахав прикрыла разведчиков толстыми стеблями льна, которые по аналогии и названы «стволами» или «деревьями» (Раши и Радак). Другие уточняют, что эти стебли уже трепали, но еще не вычесывали, и поэтому они были сплетены с волокном (см. коммент. 2 к мишне 2:1) – соответственно, они представляли собой особенно эффективное укрытие (Мальбим).

А поскольку по отношению ко льну все же употреблено слово «дерево», в данной мишне оговорено, что запрет использовать для фитилей материалы «древесного происхождения» на лен не распространяется. Более того, вычесанный лен, наряду с хлопком и коноплей, является лучшим материалом для фитилей, так как такие фитили образует ровное и устойчивое пламя (Рамбам, Шабат 5:5; Шулхан арух 264:1).

А под «всеми [материалами] древесного происхождения», из которых не делают фитилей для субботних светильников, подразумеваются такие части ствола деревьев как луб и ивовое лыко, перечисленные в первой мишне этой главы. И хотя в данной мишне приведен общий принцип: «со всеми [материалами] древесного происхождения не зажигают», тем не менее, в первой мишне названы эти конкретные материалы, потому что практические законы «не учат из общих принципов» – и даже если написано: «за исключением…» (Тосафот, Шабат 20б). Ведь при изложении общего принципа не могут быть оговорены все существенные подробности, и, возможно, есть дополнительные исключения из общего правила (см. Эрувин 27а, Раши).

(2) Шатер и дом

Если в крытом помещении находится тело умершего (или его определенные части), то находящиеся в этом помещении люди, предметы обихода и продукты питания – нечисты. Этот вид духовной нечистоты называется тумъат оэль («нечистота шатра»). В Торе сказано: «Вот это учение – если умрет человек в шатре, то каждый, кто войдет в шатер, и каждый, кто в шатре, будет нечист семь дней» (Бемидбар 19:14).

В стихе Торы говорится о «шатре», потому что в синайской пустыне сыны Израиля обитали именно в шатрах, но таков же закон в отношении домов и любых крытых помещений – нечистота распространяется от находящегося там мертвого тела на всю утварь и на присутствующих там людей. Однако сам дом остается чистым, поскольку объекты, «прикрепленные к земле» на постоянной основе (например, дом или дерево), вообще не принимают нечистоту. И только, когда мертвое тело находится именно «в шатре», как об этом сказано в Торе, нечистота переходит также на сам шатер (см. Рамбан, Бемидбар 19:14). В  данной мишне добавлено, что, если шатер сделан из материалов «древесного происхождения» (например, из сплетенных веток), он остается чистым так же, как дом, поскольку эти материалы «не принимают нечистоту шатра».

Для очищения от «нечистоты шатра» необходимо окропление водой с пеплом красной коровы, как написано: «И чистый человек возьмет иссоп и окунет в эту воду и окропит этот шатер и  все сосуды, и  людей, которые были там» (Бемидбар 19:18; см. также выше – коммент. 21 к мишне 1:4).

(3) Шатер и Скиния

Откуда известно, что шатер изо льна принимает «нечистоту шатра», а шатер из материалов «древесного происхождения» – не принимает?

В Гемаре объяснено, что этот закон выводится из отрывка о Скинии Завета, где также употреблено слово «шатер» (а-оэль): «И распростер шатер (а-оэль) над Скинией» (Шмот 40:19). А про очищение от «нечистоты шатра» сказано: «И окропит шатер (а-оэль)» (Бемидбар 19:18). Употребление одинаковых слов указывает на то, что в строке об очищении от нечистоты имеется в виду шатер такого же типа, как и в строке о Скинии. А поскольку  в шатре Скинии не было использовано никаких материалов из древесины, но только лен, как написано: «десять полотнищ из скрученных вместе нитей льна…» (Шмот 26:1), то и очищения от «нечистоты шатра» требует именно шатер изо льна, а не шатры, сделанные из материалов «древесного происхождения» (Шабат 27б-28а).

Такой способ толкования стихов Торы называют «гзейра шава» (дословно: «одинаковая выкройка») – и это один из тринадцати способов толкования Торы, изложенных в «барайте» раби Ишмаэля. В самом общем случае этот способ заключен в следующем: если в двух местах Пятикнижия встречаются одинаковые слова или выражения, то сказанное в одном из отрывков имеет отношение также и ко второму. При этом часто абстрагируются от особенностей контекста и опираются только на словесную аналогию (см. Тосафот Рош, Кидушин 2а). Следует особенно подчеркнуть, что этот способ не применяется произвольно – на него опираются только в тех местах Торы, на которые указывает устная традиция, полученная Моше на горе Синай.

Важно также уточнить, что в стихе «И распростер шатер (а-оэль) над Скинией» (Шмот 40:19), который использован в Гемаре для гзейра шава, говорится не о самом нижнем покрытии Скинии, в котором, действительно, использована нить изо льна, а о среднем покрытии, сделанном из козьей шерсти (см. Раши, Шмот 40:19). Именно это, второе, покрытие, названо в Торе «шатром», и о нем также написано: «Сделай полотнища из козьей шерсти в качестве покрытия (ле-оэль) для Скинии…» (Шмот 26:7). И еще про второе покрытие говорится: «И соединишь шатер (а-оэль)» (там же 26:11). Но нижнее покрытие названо в Торе словом мишкан (скиния), а не словом «шатер», как написано: «И скинию (а-мишкан) сделай из десяти полотнищ – из скрученных вместе нитей льна, голубой шерсти, багряницы и червленицы» (Шмот 26:1). Однако далее в Торе написано: «И завершилась вся работа по сооружению Скинии шатра откровения (мишкан оэль моэд)…» (там же 39:32) – отсюда делают вывод, что все части этого Святилища (в том числе и нижнее покрытие) называют как словом мишкан (скиния), так и словом оэль (шатер) (Раши, Шабат 28а).

И соответственно, сам шатер принимает «нечистоту шатра» только в тех случаях, когда он сделан из одного из четырех материалов, использованных при изготовлении покрытий Шатра Завета: из льна, овечьей шерсти, козьего пуха и шкур. Лен и овечья шерсть (голубая, багряница и червленица) были использованы для нижнего покрытия, козий пух – для среднего, а шкуры – для верхнего, как написано: «И сделай покрывало шатра (ла-оэль) из окрашенных в красный цвет шкур барана и покрывало из шкур тахаша сверху» (там же 26:14).

Это обсуждение касается только нечистоты самого шатра. Но то, что внутри шатра, приобретает нечистоту от мертвого тела независимо от того, из какого материала сделан шатер.

(4) Утварь бедняков

Речь в данной мишне идет об обрывке одежды или кусочке ткани, который скрутили, чтобы сделать из него фитиль. Раби Элиэзер считает, что такой обрывок принимает нечистоту – «нечист».

В Гемаре объяснено, что кусок ткани принимает нечистоту только в том случае, если он еще сохраняет статус «одежды» (бегед) (Шабат 26б). В Торе сказано, что нечистота мертвого тела (тумъат мет) переходит на «все одежды (бегед)», и они требуют очищения (см. Бемидбар 31:20). В других местах Торы указано, что на одежду переходит не только тумъат мет, но и иные виды нечистоты (см. например, Ваикра 11:32). Ведь, помимо людей и продуктов питания, нечистота переходит также на предметы обихода (келим), – а одежда как раз и является одним из видов келим (Раши, Шабат 28а).

В мишне из трактата Келим (27:2) указано, что минимальный размер, при котором кусок ткани сохраняет статус «одежды», – три пальца на три пальца (шалош аль шалош). Размер эцба (палец) подразумевает  ширину большого пальца среднего человека (в средней части пальца, в месте сгиба), поэтому иногда этот размер называют также агудаль (большой палец) (Рамбам, Шабат 17:36; Мидот ве-шиурей Тора 5:2-5). В современных мерах «эцба» составляет от 2 до 2.4 см. (там же 5:8). И соответственно, размер в «три пальца» равен 6-7.2 сантиметрам.

В Гемаре объяснено, что даже такой маленький кусок ткани – три на три пальца – всё еще используют бедняки, и поэтому по отношению к ним он имеет статус бегед (одежда) и кли («предмет обихода») (Шабат 26б). Причем, в данной мишне подразумевается именно кусок льняной ткани. Ведь в Гемаре разъяснено, что обрывок минимального размера три на три пальца сохраняет статус бегед только в том случае, если это ткань изо льна или шерсти (там же; Рамбам, Келим 22:1; см. Ваикра 13:47). А шерсть непригодна для изготовления фитилей, поскольку стразу сгорает (Шабат 20б). Значит, такой фитиль может быть только из льняной ткани (см. Рамбам, Шабат 5:5; Шулхан арух 264:1).

И раби Элиэзер считает, что скручивание не лишает этот обрывок статуса «одежды» – даже в том случае, если его собираются сжечь в качестве фитиля. Ведь пока его не опалили, его всегда можно снова развернуть и привести в прежний вид. Поэтому такой фитиль, который скрутили, но еще не опалили, принимает нечистоту («нечист») (см. Раши, Шабат 28б). Но раби Акива считает, что скручивание куска ткани в фитиль является достаточным изменением, и этот кусок утрачивает статус «одежды» – а, следовательно, он не принимает нечистоту, т.е. «чист» (см. комментарий раби Овадьи из Бартануры).

(5) Обломки предметов

Термином «мукцэ» называют любой предмет, который не предназначен для использования в Шабат или в праздник, имеющий статус йом-тов. Такой предмет как бы «изъят» (укца) из сознания людей (и, соответственно, из пользования) на всё время от наступления Шабата или праздника и до исхода (само слово мукцэ и означает «изъятое»).

А нолад – это один из видов мукцэ. В эту категорию входят предметы и продукты питания, которые как бы «родились» в Шабат или в йом-тов – например, яйцо, снесенное в Шабат (ведь до этого оно было «частью» курицы), или сок, стекающий весной из надреза на дереве (ВТ, Бейца 2аб; Хаей адам, Шабат 65:3:8). В йом-тов к этой категории относятся также обломки домашней утвари, которая сломалась в сам йом-тов (ведь до этого обломок был частью целого, а теперь годится лишь «на дрова») (Раши, Шабат 28б; Шулхан арух 501:6). И поскольку такие продукты и предметы родились в своем новом качестве в сам Шабат или праздник, их называют нолад – «новорождённый».

Соответственно, в йом-тов не сжигают обломки сломавшихся в сам  йом-тов предметов (и даже если их для этого не надо переносить, а можно сжечь прямо на месте, это запрещено, так как зажигание предмета приравнивается к его перемещению). Но целые предметы в случае необходимости можно использовать для растопки, ведь они предназначались для использования в праздник и их разрешено переносить (Шабат 29а; Рамбам, Йом-тов 2:12; Шулхан арух 501:6, Мишна брура 23). Однако если топят предметами обихода, запрещено перемещать такие «дрова» в огне или помешивать угли, ведь, обгорев, эти «дрова» стали «обломками предметов» и приобрели статус нолад (Шабат 29а; Рамо 501:6, Мишна брура 25). Разрешено также сжигать обломки предметов, которые сломались еще до праздника (Рамбам, Йом-тов 2:12; Шулхан арух 501:6).

Далее будет объяснено, какое отношение имеет этот закон к зажиганию фитиля в йом-тов, пришедшийся на канун Шабата.

(6) Две точки зрения

В Гемаре указано, что при зажигании субботнего светильника обязаны зажечь большую часть фитиля, выступающую над поверхностью масла (Шабат 20б и 28б, Раши; Рамбам, Шабат 5:5; Шулхан арух 264:8). Это необходимо для того, чтобы пламя было устойчивым и само поднималось вверх, как пламя храмовой меноры (см. Шабат 21а; Мишна брура 264:26). А если не зажечь большую часть фитиля, выступающую над маслом, то велика вероятность того, что огонь почти сразу погаснет (Арух а-шулхан 264:12).

Соответственно, когда зажигают скрученный в фитиль кусок ткани минимального размера – ровно три на три пальца, то в процессе зажигания он становится хотя бы не намного меньше минимального размера и поэтому превращается в «обломок предмета» (шевер кли) (но само свертывание, согласно мнению раби Элиэзера, не лишает такой фитиль статуса «кли»). И если канун Шабата приходится на йом-тов, то разжигать такой светильник, чтобы загорелась большая часть фитиля, торчащая из светильника, нельзя, ведь этот фитиль стал «обломком» в сам йом-тов и приобрел статус нолад (см. выше – коммент. 5). А поскольку такой фитиль невозможно разжечь надлежащим образом, то, по мнению раби Элиэзера, «с ним не зажигают».

Но, по мнению раби Акивы, само скручивание в фитиль лишает этот кусок ткани статуса «кли», а скрутили его еще до наступления йом-това, так как изготовлять фитиль в сам йом-тов запрещено. А значит, в йом-тов, совпавший с кануном Шабата, зажигают не «предмет обихода» (кли), который превращается при этом в «обломок», но сразу «обломок», который стал фитилем, – а это разрешено. Поэтому, по мнению раби Акивы, с таким фитилем «зажигают» (Шабат 28б, Раши) – и закон определен в соответствии с его мнением (см. коммент. раби Овадьи из Бартануры).

А есть объясняющие спор раби Элиэзера и раби Акивы совершенно иначе.

Раби Элиэзер считает, что не зажигают фитиль в субботнем светильнике (в том числе, и фитиль из обрывка одежды) до того, как предварительно опалят, чтобы он лучше горел. Этот запрет относится ко всем канунам Шабата и к фитилям любого размера. А раби Акива считает, что зажигают и без предварительного опаливания (Шабат 29а).

Важно отметить, что для фитилей в субботних светильниках разрешено использовать только тонкие куски ткани (размером немного меньше или немного больше, чем три на три пальца). Но более толстые куски ткани для этого не используют, так как они не обеспечивают ровного и устойчивого света, даже если их предварительно опалили (Шулхан арух 264:10, Мишна брура 29).

В кодексе Шулхан арух (264:9) закон определен в соответствии с мнением раби Акивы: «Не обязаны [предварительно] опалять фитиль» (264:9). И, тем не менее, принято опалять, чтобы фитиль легко загорался (при этом муж предварительно опаляет и гасит, а затем жена зажигает) (Рамо 264:9, Мишна брура 28; Шмират Шабат ке-илхата 2, 43:6; Ликрат Шабат 13:23/65/).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


http://www.beerot.ru/?p=51766