Трактат Шаббат — Глава седьмая — Мишна вторая — продолжение 3

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

676
трактат шаббат, трактат шабат

Глава седьмая. Мишна вторая

От редакции. До конца данной мишны мы публикуем продолжение комментария «Дополнительная душа».

אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת. הַזּוֹרֵעַ. וְהַחוֹרֵשׁ. וְהַקּוֹצֵר. וְהַמְעַמֵּר. הַדָּשׁ. וְהַזּוֹרֶה. הַבּוֹרֵר. הַטּוֹחֵן. וְהַמְרַקֵּד. וְהַלָּשׁ. וְהָאוֹפֶה. הַגּוֹזֵז אֶת הַצֶּמֶר. הַמְלַבְּנוֹ. וְהַמְנַפְּצוֹ. וְהַצּוֹבְעוֹ. וְהַטּוֹוֶה. וְהַמֵּסֵךְ. וְהָעוֹשֶׂה שְׁנֵי בָתֵּי נִירִין. וְהָאוֹרֵג שְׁנֵי חוּטִין. וְהַפּוֹצֵעַ שְׁנֵי חוּטִין. הַקּוֹשֵׁר. וְהַמַּתִּיר. וְהַתּוֹפֵר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַקּוֹרֵעַ עַל מְנָת לִתְפֹּר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַצָּד צְבִי. הַשּׁוֹחֲטוֹ. וְהַמַּפְשִׁיטוֹ. הַמּוֹלְחוֹ וְהַמְעַבֵּד אֶת עוֹרוֹ. וְהַמּוֹחֲקוֹ. וְהַמְחַתְּכוֹ. הַכּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. וְהַמּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. הַבּוֹנֶה. וְהַסּוֹתֵר. הַמְכַבֶּה. וְהַמַּבְעִיר. הַמַּכֶּה בַפַּטִּישׁ. הַמּוֹצִיא מֵרְשׁוּת לִרְשׁוּת. הֲרֵי אֵלּוּ אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת:

Основных работ (авот мелахот) – сорок без одной.

Сеет и пашет, и жнет, и собирает в снопы. Молотит и веет. Перебирает. Мелет и просеивает, и замешивает тесто, и выпекает.

Стрижет шерсть. Выбеливает ее и растрепывает ее, и красит ее, и прядет, и натягивает продольные нити, и делает две петли в рамах ткацкого станка, и ткет две нити, и распускает две нити. Завязывает и развязывает, и сшивает двумя стежками. Рвет для того, чтобы сшить двумя стежками.

Ловит оленя. Зарезает его и снимает с него шкуру. Солит и выделывает его шкуру. Скоблит ее и разрезает ее.

Пишет две буквы и стирает для того, чтобы написать две буквы. Строит и разрушает. Тушит и разжигает. Ударяет молотком. Выносит из одного владения в другое.

Вот эти основные работы – сорок без одной.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сеет и пашет – здесь не написано сначала «пашет» (1), а потом уже «сеет» (2), как это принято делать. Из этого мы учим, что, даже если земля очень твердая, и, перепахав ее и посеяв в нее, ее вновь перепахивают, второе пропахивание тоже считается запрещенной работой «пашет».

Жнет – это относится к зерновым. Но и собирающий с деревьев плоды тоже совершает запрещенную работу «жнет» (3).

Собирает в снопы – собирает уже сжатые зерновые и складывает их в одно место (4)(5).

Веет – бросает лопатой по ветру (6). Перебирает, удаляя отходы руками или через сито (7)(8). Просеивает через решето (9). Все эти три работы имеют единое назначение – все они выполняются для того, чтобы отделить отходы от еды. Но, поскольку все три работы выполнялись в Скинии Завета, каждая из них считается отдельной работой – пусть они и похожи между собой. Еще одна причина – они не совершаются вместе, а делаются последовательно, одна за другой (10)(11).

Выпекает – такой работы не было в Скинии, так как выпекают лишь хлеб, а хлеб при возведении Скинии не выпекали. Просто в мишне представлен порядок изготовления хлеба. Однако работа «варит», подобная работе «выпекает», совершалась и для возведения Скинии, когда изготовляли снадобья для окраски шерсти в цвет тхелет, а также в пурпурный и багряный цвета. Тот, кто помешивает в кастрюле или кладет крышку на кастрюлю, стоящую на огне, совершает работу «варит» (12). И все предыдущие работы, перечисленные в этой мишне, – «сеет», «жнет», «молотит» и т.д. – все они выполнялись при изготовлении красителей для Скинии (13).

Стрижет шерсть – эта и все другие работы по обработке шерсти нужны были для изготовления шерсти тхелет, которую использовали при возведении Скинии (14)(15).

Выбеливает ее – стирает в реке (16).

Растрепывает ее – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем (17)(18)(19).

Натягивает продольные нити – на старофранцузском языке «ордир» (20).

Делает две петли в рамах ткацкого станка – продевание двух нитей в кольца на рамах (21)(22).

Распускает – выплетает продольные нити из поперечных или поперечные из продольных для того, чтобы ткать дальше (23).

Завязывает и развязывает – ловцы хилазона, из которого изготовляют краситель для тхелет (24), завязывают (25) и развязывают (26). Ведь, поскольку иногда нужно взять веревки из одной сети и добавить их в другую, их отвязывают от одной и привязывают к другой.

Сшивает …рвет – это тоже при изготовлении полотнищ (27). Ведь если полотнище проела моль, проделавшая в нем маленькое круглое отверстие, нужно разорвать ткань выше и ниже этого отверстия, чтобы при зашивании не было складок (28). Сшивает двумя стежками и завязывает, ведь если он не завяжет, соединение не сохранится. При этом он совершает две запрещенные работы – и завязывает, и сшивает.

Ловит оленя – все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей (29)(30)(31)(32)(33).

Солит и выделывает его шкуру – в Гемаре (75б) задан вопрос: «Ведь засаливание – это и есть выделка?» (34). И отвечают: действительно, следует убрать из перечня одну из этих двух работ и добавить вместо нее «размечает», так как разметка – это тоже одна из основных работ (35).

Скоблит ее – соскребает волоски (36).

Разрезает ее – рассекающий и разрезающий ее на ремни и для сандалий (37).

Пишет …и стирает – при изготовлении Скинии подписывали брусья, чтобы знать, какие из них парные. Писали букву на одном брусе и букву на другом (38), а порой, когда ошибались, то букву стирали (39)(40)(41).

Тушит и разжигает – огонь разводили под чаном с красителями (42)(43).

Ударяет молотком – это завершение изготовления предмета. Так мастер, завершая работу, ударяет по наковальне. Поэтому запрещенная работа «ударяет молотком» совершается, когда завершают изготовление предмета (44)(45).

В начале мишны уже названо общее число: «Основных работ – сорок без одной», а затем все работы перечислены по порядку. Это сделано для того, чтобы научить: даже если человек сделает все работы, существующие на свете, в одном забвении и за один Шаббат, он не будет обязан принести больше, чем сорок [без одной] грехоочистительных жертв. Ведь все остальные работы являются производными от этих основных. А когда он сделал основную работу и производную от нее, он обязан принести лишь одну жертву (46)(47).

Комментарий «Дополнительная душа»

(13) Порядок выпечки хлеба

Как уже говорилось, первые одиннадцать работ – от «сеет» (зореа) до «выпекает» (офе) – связаны с выращиванием и обработкой растений, содержащих красящие вещества, на основе которых затем изготовляли красители для нитей, полотнищ и кож Мишкана, как написано (Шмот, 25:4): «…и шерсть цвета тхелет, и багряницу, и червленицу» (Раши, Шаббат, 73а, а-Офе; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры). Так, например, полотнища Шатра Откровения, а также завесы у входа во двор Шатра и в сам Шатер изготовляли из нитей, выкрашенных в багряный и пурпурный цвет, а также в цвет тхелет (Шмот, 26:1, 26:36 и 27:16). А покрывала из бараньих шкур красили в багряный цвет (там же, 26:14).

Большинство красителей изготовляли именно из растений («Нишмат Адам», 9:2) – кроме краски тхелет, которую делали из крови малюска (по некоторым мнениям, рыбы), называемого хилазон (Менахот, 42б).

Вместе с тем, в Гемаре указано, что первые одиннадцать работ отражают порядок выпечки хлеба (Шаббат, 74б). А поскольку выпечка хлеба – более распространенный вид занятий, чем изготовление красителей (Ран, Шаббат, 31б по Рифу), одиннадцатая работа названа офевыпекает»), хотя красители, как правило, не выпекают, а варят.

(14) Для изготовления полотнищ

Следующая группа запрещенных в Шаббат работ связана с получением шерсти, ткачеством и шитьем. Все эти работы совершались для изготовления полотнищ Шатра Откровения. В Торе сказано: «А все женщины, мудрые сердцем, спряли своими руками и принесли пряжу, и шерсть тхелет, и багряницу, и червленицу…» (Шмот, 35:25; см. также 26:1-3). Из шерстяных нитей были сотканы завесы у входа в Шатер и во двор Шатра (см. там же, 26:36 и 27:16).

В эту группу включено тринадцать работ – от «стрижет шерсть» (гозез) до «рвет» (кореа).

(15) Работа «стричь шерсть»

Первая работа из этой группы – «стрижет шерсть» (גּוֹזֵז – гозез).

Основная работа (ав мелаха) заключена в состригание шерсти со скота с помощью специального инструмента – так, как это делают в будние дни. Запрещено состригать шерсть и со шкуры, снятой с убитого животного (Рамбам, «Шаббат», 9:7; «Мишна Брура», 340:5).

При изготовлении Мишкана состригали шерсть для плетения шерстяных нитей («Мишнат а-Шаббат» 17, а-Гозез).

Минимальным количеством шерсти, за состригание которого нарушитель ответственен по закону Торы, является такое, из которого можно сплести нить длиной в четыре тефаха («ладони»). А, по мнению Раши, даже в два тефаха («Мишна Брура», 340:5). Меньшее количество шерсти тоже запрещено состригать из Торы, но грехоочистительную жертву хатат в таком случае не приносят («Мишнат а-Шаббат» 17, а-Гозез).

Производной работой (толада) является вырывание и выщипывание перьев у птиц – даже рукой, ведь и в будние дни это делается вручную. Эту производную работу называют толеш – «вырывать» (Шаббат, 74б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 9:7; «Мишна Брура», 340:5; см. Раши, Бхорот, 25а).

Если срезают ножницами волосы – на голове или на бороде (как минимум два волоса) – это тоже производная работа от работы «состригать шерсть». К этой же работе относят также состригание ногтей (Шаббат, 94б; Рамбам, «Шаббат», 9:8-9; «Шулхан Арух», 340:1). А если волосы вырывают рукой, а ноготь удаляют зубами, то это совершение работы измененным способом – оно запрещено не из Торы, а мудрецами («Мишна Брура», 340:1-2).

Запрещено отрезать отслоившийся кусок кожи – заусенец (это тоже производная работа от гозез), и даже удалять его рукой («Шулхан Арух», 328:31, «Мишна Брура», 98-99).

Мудрецы запретили причесывать волосы расческой и даже более мягкой щеткой, так как при этом может вырваться волос («Шулхан Арух», 303:27, «Мишна Брура», 86). Но разрешено немного поправить прическу с помощью мягкой щетки, и принято, чтобы эта щетка была предназначена специально для Шаббата («Мишна Брура», 303:87). Разрешено также аккуратно расправлять волосы рукой. И можно почесывать волосы или бороду, ведь при этом совершенно не обязательно будут вырваны волоски (там же, 86 и 88).

Нужно остеречься при использовании одежды из натурального меха или ковра из шкуры с шерстью, чтобы не вырвались волоски (там же, 340:5).

Следует воздержаться от того, чтобы снимать в Шаббат пластырь с кожи, если при этом почти наверняка будут вырваны волоски. Но если это по медицинским соображениям необходимо, то можно положиться на мнение р. Ш.-З. Ойербаха, который облегчает в этом вопросе. Ведь в данном случае человек, во-первых, не заинтересован в вырывании волос, а во-вторых, они вырываются измененным способом («Орхот Шаббат», 17:13/19/).

Законы, связанные с производной работой толеш («вырывать»), будут более подробно рассмотрены далее – в мишне 10:6.

(16) Работа «выбеливать»

Основной работой «выбеливает» (מְלַבֵּן – мелабен) является отмывание состриженной шерсти или льна от грязи, чтобы вернуть им первоначальную белизну (Рамбам, «Шаббат», 9:10).

При изготовлении Мишкана отмывали и отбеливали шерсть для прядении шерстяных нитей, из которых ткали полотнища для Шатра и одежду для коэнов (см. Раши, Шаббат 73а, а-Гозез).

Минимальным количеством шерсти, за выбеливание которой нарушитель ответственен по закону Торы, является такое, из которого можно сплести нить длиной в четыре тефаха («ладони») (Рамбам, «Шаббат», 9:10). Но выбеливать меньшее количество шерсти тоже запрещено из Торы, однако грехоочистительную жертву хатат в таком случае не приносят («Мишнат а-Шаббат» 18, а-Мелабен).

Производной работой (толада) от основной работы мелабен является стирка одежды и тканей (Рамбам, «Шаббат», 9:11). Однако некоторые считают стирку не производной, а основной работой (ав мелаха) – наряду с отбеливанием шерсти (Раши, Звахим 94а; «Хаей Адам», «Шаббат», 22:1).

В Гемаре указано, что замачивание одежды тоже запрещено из Торы, потому что «замачивание – это уже и есть стирка» (т.е. это начало процесса стирки) (Звахим, 94б). Поэтому запрещено замачивать одежду или белье, запачканное или обмоченное ребенком («Хаей Адам», «Шаббат», 22:2).

В Тосафот указано, что этот запрет Торы касается только грязной одежды, которую необходимо очистить. А, по другому мнению, запрещено замачивать только для стирки и очищения, но если замачивание пачкает одежду, то это разрешено – и поэтому разрешено вытирать мокрые руки полотенцем, которое от этого становится более грязным (Тосафот, Шаббат, 111б). Ведь загрязнение – это действие противоположное стирке (см. «Орхот Шаббат», 13:31). А некоторые законоучители считают, что запрещено замачивать даже чистую одежду, кроме тех случаев, когда она от этого становится грязной – и именно так установлен закон (Рамо, 302:9, «Мишна Брура», 48).

Производной работой от мелабен является также выжимание мокрой одежды, ведь это тоже составная часть стирки, подобно тому, как помешивание – это элемент варки (Рамбам, «Шаббат», 9:11). При этом выжимание мокрой одежды является характерным примером того, как одно и то же действие может относиться к двум различным «основным работам» – в зависимости от цели, которая преследуется при его совершении. Ведь, если одежду или любую ткань выжимают для того, чтобы ее высушить, а выжимаемая жидкость при этом идет на выброс, – тогда это часть процесса стирки и производная работа от основной работы «выбеливать» (Рамбам, «Шаббат», 9:11; «Мишна Брура», 302:39). Но если ткань выжимают для того, чтобы воспользоваться выжатой жидкостью, – это производная работа от основной работы «молотить» (Тосафот, Шаббат 111б; «Мишна Брура», 320, «Беур Алаха», «Еш ми ше-матир»).

В Гемаре указывается, что из Торы запрещено даже отряхивать загрязнившуюся одежду (Шаббат, 147а) – это тоже одно из проявлений работы «выбеливать» (Раши). Раши поясняет, что этот запрет подразумевает стряхивание пыли. Но рабейну Там считает, что имеется в виду стряхивание от росы – и только в таком случае это, действительно, является «стиркой» (кибус), которая запрещена Торой (Тосафот, Шаббат, 147а). В Гемаре также оговорено, что запрещено отряхивать только новую и черную одежду, за чистотой которой тщательно следят. Но стряхнуть пыль со старой или цветной одежды, на которой любая грязь не так видна, можно, потому что это не считается «важным» действием и «работой» (Шаббат, 147а, Раши).

В кодексе «Шулхан Арух», этот закон сформулирован так: «Стряхивающий росу с новой, черной одежды ответственен по закону Торы, так как такое стряхиванье действует на одежду подобно стирке, – но это касается только такой одежды, которую он без отряхиванья не оденет» (302:1). И таков же закон в отношении снега и капель дождя («Хаей Адам», «Шаббат», 22:9; «Зихру Торат Моше» 24:4). А Рамо в своих примечаниях к кодексу «Шулхан Арух», добавляет: «Есть говорящие, что запрещено стряхивать пыль с одежды, за чистотой которой следят (это точка зрения Раши), – и следует учитывать это мнение» (там же,).

В кодексе «Мишна Брура», пояснено, что «новой» в этом отношении называют одежду, которой «еще мало пользовались и по виду которой можно различить, что она – новая» (302:1). Но если за чистотой некой одежды особенно не следят, то стряхивать с нее пыль можно – такое действие не является запрещенной в Шаббат «работой» (302:5). И понятно, что «субботняя одежда» (бигдей Шаббат) всегда считается «новой», ведь за ее чистотой следят особенно тщательно (примеч. редактора).

Мудрецы вынесли целый ряд постановлений, призванных оградить от нарушения запрета мелабен. Так, в Гемаре указано, что, если глина присохла к одежде, ее можно аккуратно снять ногтем (или ножом). Однако нельзя тереть или соскребать так, чтобы от грязи вообще никакого следа не осталось – ведь это «подобно стирке». Но если грязь не прилипла к одежде, а просто лежит на ней (например, волосок), то это можно снять, даже если не останется никакого следа («Орхот Шаббат», 13:23/30/). И в любом случае запрещено тереть части одежды друг о друга, как это делают при стирке – ведь это «выглядит как стирка». Однако разрешено потереть одежду с обратной стороны, чтобы глина сошла (Шаббат 141а, Раши; «Орхот Шаббат», 13, с. 390). И так же можно поступить, если к одежде пристали остатки пищи («Орхот Шаббат», 13:23).

Мудрецы запретили развешивать для просушки промокшую (например, от дождя) одежду – из-за маръит а-айн [т.е. это «выглядит» так, будто эту одежду постирали в сам Шаббат и повесили сушить] («Шулхан Арух», 301:45). Причем, то, что запрещено из-за маръит а-айн – в тех случаях, когда человека могут заподозрить, будто он нарушил запрет Торы, запрещено даже во внутренних помещениях, где в реальности никто не сможет увидеть («Мишна Брура», 165). Но если одежду повесили сушиться еще до Шаббата, то снимать ее не обязаны («Шулхан Арух», 301:45).

Ряд запретов мудрецов относится к одежде и изделиям из кожи, а в наше время – к различным синтетическим материалам. Ведь упомянутое выше правило «замачивание – это (уже) и есть стирка» относится только к таким материалам, которые впитывают воду, как шерсть или ткань, – но не к коже и не к пластмассе. Поэтому, если на кожаном изделии есть грязь, разрешено полить на него водой. Но запрещено стирать кожу – т.е. тереть две стороны друг о друга, как принято при стирке, – так как, во всяком случае, запрет «стирать» касается и ее («Хаей Адам», «Шаббат», 22:11). Соответственно, разрешено полить водой на запачкавшуюся кожаную обувь («Шулхан Арух», 302:9) или на водонепроницаемую скатерть, изготовленную из синтетических материалов (типа «клеенки» или одноразовой скатерти из тонкой пленки). Но запрещено тереть одну часть подобной скатерти о другую или с силой стирать с них грязь (даже просто рукой) пока они еще влажные, так как это уже «способ стирки» («Кицур Илхот Шаббат», 19:5; «Орхот Шаббат», 13:37; см. «Мишна Брура», 302:41). И такой же закон относится к обуви или одежде из резины («Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:5).

Кроме того, разрешено замачивать одежду или утварь, изготовленную из подобных материалов, в воде (но без добавления моющих средств), – при условии, что ею собираются воспользоваться в тот же Шаббат. Но если кожаная обувь или водонепроницаемая одежда из синтетических материалов прошита натуральными нитями или включает какие-либо элементы из натуральной ткани, замачивать ее запрещается («Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:5; «Орхот Шаббат», 13:37-38).

Хотя есть разрешающие замачивать в Шаббат также и ткань, изготовленную из синтетических нитей (вообще без применения натуральных), например, синтетические рубашки, носки и т.п. («Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:6), – все же, по мнению большинства авторитетных законоучителей, это запрещено, так как эти материалы частично впитывают воду между волокнами («Шевет а-Леви», 5:27; «Хут Шани», 2:33, Мелабен, с. 208; «Орхот Шаббат», 13:39). И согласно всем мнениям, ткань, изготовленную из синтетических нитей, запрещено выжимать или с силой стряхивать с нее воду («Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:6; «Орхот Шаббат», 13:41).

(17) Работа «растрепывать»

Основная работа «растрепывает» (מנפץ – менапец) заключена в расчесывании состриженной и выбеленной шерсти рукой или гребнем (Раши, Бава Кама, 93б). «Растрепывание» (нипуц) производится для того, чтобы разделить слипшиеся волокна и подготовить их к последующему прядению нитей. Согласно этому объяснению, слово ניפוץ (нипуц – «растрепывание») родственно слову הפצה («распространение», «рассеяние»).

Но, согласно мнению Рамбама, основная работа менапец заключена в том, что шерсть бьют палкой («Перуш а-Мишнайот», 7:2) – чтобы размягчить ее и отделить волокна друг от друга. Тогда название этой работы родственно слову לפוצץ (лефоцец – «разбивать», «раздроблять»). В одном из стихов псалма слово נִפֵּץ (нипец) употреблено именно в значении «разбил» (см. Теилим, 137:9). Рав Овадья из Бартануры приводит в своем комментарии оба эти объяснения: «Растрепывает ее (т.е. шерсть)» – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем». Возможно, слежавшуюся шерсть сначала, действительно, били палкой, чтобы разделить крупные волокна, а затем уже расчесывали гребнем, чтобы окончательно разделить отдельные пряди шерсти.

Минимальным количеством шерсти, за «растрепывание» которой нарушитель ответственен по закону Торы, является такое, из которого можно сплести нить длиной в четыре тефаха («ладони») (Рамбам, «Шаббат», 9:12). Но «растрепывать» меньшее количество шерсти тоже запрещено из Торы («Мишнат а-Шаббат», 19).

К основной работе (ав мелаха) относится и прочесывание льна («Хаей Адам», «Шаббат», 23). Как уже указывалось, для изготовления льняной нити стебли льна сначала замачивали, чтобы размягчить, а затем разбивали – «трепали», чтобы извлечь волокна, отделив их от одеревеневшей части стебля. А потом уже волокна прочесывали, чтобы отделить их друг от друга и получить нити.

При изготовлении Мишкана растрепывали шерсть и лен для последующего прядения нитей, из которых ткали полотнища и одежду коэнов («Мишнат а-Шаббат», 19).

Производной работой (толада) от основной менапец является разбивание палкой коровьих жил, чтобы размягчить их и изготовить из них нити для сшивания свитка или тефилина (Рамбам, «Шаббат», 9:12; «Хаей Адам», «Шаббат», 23).

(18) Работа «красить»

Следующая работа «красит» (צּוֹבע – цовеа). Она заключена в окрашивании какого-либо материала, и в том числе, в освежении и усилении уже существующего цвета.

При изготовлении Мишкана занимались окраска нитей и кож. Как уже указывалось, полотнища Шатра, а также завесы у входа в Шатер изготовляли из нитей, окрашенных в багряный и пурпурный цвет, а также в цвет тхелет (Шмот, 26:1, 26:36 и 27:16). А покрывала Шатра, сделанные из бараньих шкур, красили в красный (точнее, багряный) цвет, как сказано: «И сделай покрывало из окрашенных в красный цвет бараньих шкур» (там же, 26:14).

Минимальным количеством, за окраску которого нарушитель ответственен по закону Торы, является нить длиной в четыре тефаха («ладони») или шерсть, из которой можно сплести нить такой длины (Рамбам, «Шаббат», 9:13). Но окрашивать меньшее количество шерсти тоже запрещено Торой («Мишнат а-Шаббат», 20).

Основной работой (ав мелаха) является окраска шерсти устойчивой краской (Рамбам, «Шаббат», 9:13), а также покраска любого материала, который принято красить – стен, домашней утвари, кожи и ткани («Орхот Шаббат», 15:53). В частности запрещено натирать ботинки ваксой или обувным кремом. И даже бесцветным кремом или жидкостью для чистки обуви пользоваться тоже запрещено, так как благодаря такой смазке цвет ботинок становится более свежим и ярким («Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:37/127-128/; «Орхот Шаббат», 15:55/77/; см. «Мишна Брура», 327:12, «Шаар а-Циюн», 16). Кроме того, при нанесении крема для обуви совершается и другая запрещенная работа – мемареах («намазывать») производная от основной работы мемахек («скоблить») («Мишна Брура», 327:16, «Шаар а-Циюн», 17; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 15:37/127/).

Производной работой (толада) от основной цовеа является смешивание красящих веществ с жидкостью для изготовления краски (Рамбам, «Шаббат», 9:14; «Мишнат а-Шаббат», 20). Но некоторые считают, что при этом совершается другая работа – «месить» (лаш) (см. «Магид Мишнэ»; «Мишна Брура», 320:59).

Согласно закону Торы, запрещено красить лишь устойчивой краской. А мудрецы запретили красить также неустойчивой краской, которая спустя некоторое время сама сходит («Хаей Адам», 24:1-2).

В частности, женщине запрещено делать в Шаббат макияж («краситься») – наносить на лицо румяна и подводить глаза («Шулхан Арух», 303:25, «Мишна Брура», 79-80) – даже если для этого используют такие краски, которые сами сходят («Хаей Адам», 24: 2).

Запрещено смазывать губы губной помадой – даже бесцветной. При этом также совершается запрещенная из Торы работа мемареах («намазывать») – производная от мемахек («скоблить») («Шмират Шаббат ке-Илхата», 14:58/155/; «Орхот Шаббат», 15:56/80-81).

Запрещено накладывать крем-пудру и не следует использовать также порошковую пудру («Шмират Шаббат ке-Илхата», 14:59/158/; «Орхот Шаббат», 15:57). Запрещено покрывать ногти лаком – как цветным, так и прозрачным («Шмират Шаббат ке-Илхата», 14:57 /152/).

Запрещено окрашивать только такие вещи, которые обычно красят, но продукты питания, как правило, не подкрашивают (по крайней мере, в прошлые времена – до начала эры химических технологий в кулинарии). И поэтому, когда добавляют один вид пищи в другой и при этом один вид окрашивается в цвет другого, запрещенная работа «красить» при этом не совершается («Шулхан Арух», 320:19). Например, разрешено добавлять красное вино в белое («Мишна Брура», 56; см. «Хаей Адам», 24:3) – но только при условии, что окрашивающий вид пищи добавили для того, чтобы улучшить вкус или консистенцию блюда, а не для того, чтобы его окрасить. И можно добавить чайную заварку в воду (но при этом нужно соблюсти необходимые условия, чтобы не нарушить запрет «варить»; см. выше). А если хотят учесть также мнение законоучителей, которые полагают, что запрет «красить» распространяется и на продукты питания, тогда лучше налить белое вино в красное или воду в заварку, а не наоборот («Шаар а-Циюн», 318:65; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 11:38).

 Продолжение следует

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=74808