Трактат Шаббат — Глава 7 — Мишна 2 — Часть 6

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1550
трактат шаббат, трактат шабат

Глава седьмая. Мишна вторая

От редакции. До конца данной мишны мы публикуем продолжение комментария «Дополнительная душа».

אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת. הַזּוֹרֵעַ. וְהַחוֹרֵשׁ. וְהַקּוֹצֵר. וְהַמְעַמֵּר. הַדָּשׁ. וְהַזּוֹרֶה. הַבּוֹרֵר. הַטּוֹחֵן. וְהַמְרַקֵּד. וְהַלָּשׁ. וְהָאוֹפֶה. הַגּוֹזֵז אֶת הַצֶּמֶר. הַמְלַבְּנוֹ. וְהַמְנַפְּצוֹ. וְהַצּוֹבְעוֹ. וְהַטּוֹוֶה. וְהַמֵּסֵךְ. וְהָעוֹשֶׂה שְׁנֵי בָתֵּי נִירִין. וְהָאוֹרֵג שְׁנֵי חוּטִין. וְהַפּוֹצֵעַ שְׁנֵי חוּטִין. הַקּוֹשֵׁר. וְהַמַּתִּיר. וְהַתּוֹפֵר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַקּוֹרֵעַ עַל מְנָת לִתְפֹּר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַצָּד צְבִי. הַשּׁוֹחֲטוֹ. וְהַמַּפְשִׁיטוֹ. הַמּוֹלְחוֹ וְהַמְעַבֵּד אֶת עוֹרוֹ. וְהַמּוֹחֲקוֹ. וְהַמְחַתְּכוֹ. הַכּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. וְהַמּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. הַבּוֹנֶה. וְהַסּוֹתֵר. הַמְכַבֶּה. וְהַמַּבְעִיר. הַמַּכֶּה בַפַּטִּישׁ. הַמּוֹצִיא מֵרְשׁוּת לִרְשׁוּת. הֲרֵי אֵלּוּ אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת:

Основных работ (авот мелахот) – сорок без одной.

Сеет и пашет, и жнет, и собирает в снопы. Молотит и веет. Перебирает. Мелет и просеивает, и замешивает тесто, и выпекает.

Стрижет шерсть. Выбеливает ее и растрепывает ее, и красит ее, и прядет, и натягивает продольные нити, и делает две петли в рамах ткацкого станка, и ткет две нити, и распускает две нити. Завязывает и развязывает, и сшивает двумя стежками. Рвет для того, чтобы сшить двумя стежками.

Ловит оленя. Зарезает его и снимает с него шкуру. Солит и выделывает его шкуру. Скоблит ее и разрезает ее.

Пишет две буквы и стирает для того, чтобы написать две буквы. Строит и разрушает. Тушит и разжигает. Ударяет молотком. Выносит из одного владения в другое.

Вот эти основные работы – сорок без одной.

 Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сеет и пашет – здесь не написано сначала «пашет» (1), а потом уже «сеет» (2), как это принято делать. Из этого мы учим, что, даже если земля очень твердая, и, перепахав ее и посеяв в нее, ее вновь перепахивают, второе пропахивание тоже считается запрещенной работой «пашет».

Жнет – это относится к зерновым. Но и собирающий с деревьев плоды тоже совершает запрещенную работу «жнет» (3).

Собирает в снопы – собирает уже сжатые зерновые и складывает их в одно место (4)(5).

Веет – бросает лопатой по ветру (6). Перебирает, удаляя отходы руками или через сито (7)(8). Просеивает через решето (9). Все эти три работы имеют единое назначение – все они выполняются для того, чтобы отделить отходы от еды. Но, поскольку все три работы выполнялись в Скинии Завета, каждая из них считается отдельной работой – пусть они и похожи между собой. Еще одна причина – они не совершаются вместе, а делаются последовательно, одна за другой (10)(11).

Выпекает – такой работы не было в Скинии, так как выпекают лишь хлеб, а хлеб при возведении Скинии не выпекали. Просто в мишне представлен порядок изготовления хлеба. Однако работа «варит», подобная работе «выпекает», совершалась и для возведения Скинии, когда изготовляли снадобья для окраски шерсти в цвет тхелет, а также в пурпурный и багряный цвета. Тот, кто помешивает в кастрюле или кладет крышку на кастрюлю, стоящую на огне, совершает работу «варит» (12). И все предыдущие работы, перечисленные в этой мишне, – «сеет», «жнет», «молотит» и т.д. – все они выполнялись при изготовлении красителей для Скинии (13).

Стрижет шерсть – эта и все другие работы по обработке шерсти нужны были для изготовления шерсти тхелет, которую использовали при возведении Скинии (14)(15).

Выбеливает ее – стирает в реке (16).

Растрепывает ее – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем (17)(18)(19).

Натягивает продольные нити – на старофранцузском языке «ордир» (20).

Делает две петли в рамах ткацкого станка – продевание двух нитей в кольца на рамах (21)(22).

Распускает – выплетает продольные нити из поперечных или поперечные из продольных для того, чтобы ткать дальше (23).

Завязывает и развязывает – ловцы хилазона, из которого изготовляют краситель для тхелет (24), завязывают (25) и развязывают (26). Ведь, поскольку иногда нужно взять веревки из одной сети и добавить их в другую, их отвязывают от одной и привязывают к другой.

Сшивает …рвет – это тоже при изготовлении полотнищ (27). Ведь если полотнище проела моль, проделавшая в нем маленькое круглое отверстие, нужно разорвать ткань выше и ниже этого отверстия, чтобы при зашивании не было складок (28). Сшивает двумя стежками и завязывает, ведь если он не завяжет, соединение не сохранится. При этом он совершает две запрещенные работы – и завязывает, и сшивает.

Ловит оленя – все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей (29)(30)(31)(32)(33).

Солит и выделывает его шкуру – в Гемаре (75б) задан вопрос: «Ведь засаливание – это и есть выделка?» (34). И отвечают: действительно, следует убрать из перечня одну из этих двух работ и добавить вместо нее «размечает», так как разметка – это тоже одна из основных работ (35).

Скоблит ее – соскребает волоски (36).

Разрезает ее – рассекающий и разрезающий ее на ремни и для сандалий (37).

Пишет …и стирает – при изготовлении Скинии подписывали брусья, чтобы знать, какие из них парные. Писали букву на одном брусе и букву на другом (38), а порой, когда ошибались, то букву стирали (39)(40)(41).

Тушит и разжигает – огонь разводили под чаном с красителями (42)(43).

Ударяет молотком – это завершение изготовления предмета. Так мастер, завершая работу, ударяет по наковальне. Поэтому запрещенная работа «ударяет молотком» совершается, когда завершают изготовление предмета (44)(45).

В начале мишны уже названо общее число: «Основных работ – сорок без одной», а затем все работы перечислены по порядку. Это сделано для того, чтобы научить: даже если человек сделает все работы, существующие на свете, в одном забвении и за один Шаббат, он не будет обязан принести больше, чем сорок [без одной] грехоочистительных жертв. Ведь все остальные работы являются производными от этих основных. А когда он сделал основную работу и производную от нее, он обязан принести лишь одну жертву (46)(47).

Комментарий «Дополнительная душа»

(29) Для изготовления покрывал

Далее в мишне перечислены семь работ, связанных с выделкой кожи для покрывал Мишкана, о которых написано: «И сделай покрывало из окрашенных в красный цвет бараньих шкур…, а сверху – покрывало из шкур тахашей» (Шмот, 26:14).

Этот цикл включает в себя семь работ – от «ловит» (цад) до «разрезает» (мехатех). Все эти семь работ производились лишь для изготовления шкур тахаша, поскольку это было дикое животное, которое приходилось ловить. Но бараны – прирученные животные, которые находятся прямо «под рукой», в стаде, и поэтому работа «ловить» отношения к ним не имеет (см. «Шулхан Арух» 316:12, Рамо, «Мишна Брура» 53). Именно поэтому Раши, а вслед за ним и р. Овадья из Бартануры отмечают, что «все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей» (Раши, Шаббат, 73а) – именно тахашей, а не баранов.

(30) Шкуры тахашей

Всевышний повелел Моше, чтобы сыны Израиля принесли все материалы, необходимые для возведения Шатра Откровения, и среди этих материалов – «шкуры тахашей» (Шмот, 25:5). Эти шкуры использовали в качестве покрывал на крышу Шатра, как написано: «…а сверху – покрывало из шкур тахашей» (там же, 26:14). Кроме того, шкурами тахашей прикрывали святую утварь (ковчег, менору и т.д.) при переносе с одной стоянки на другую (см. Бемидбар, 4:6, 4:8, 4:10, 4:12 и 4:14).

Шкура тахашей упоминается еще раз у пророка Йехезкеля, как сказано: «…и обул тебя в тахашевые сандалии» (16:10, «Мецудат Цион»). Имеется в виду, что это очень дорогая обувь (Таргум).

О каком именно животном говорит Тора?

Ункелус переводит слово «тахаш» на арамейский язык как ססגונא (сасгона). В Талмуде объяснено, что сасгона – это животное, которое «радуется (сас) своей разноцветной окраске (гаван – «раскраска», «оттенок цвета»)» (Шаббат, 28а). По одному из мнений, в шкуре тахашей сочеталось шесть различных цветов или оттенков («Мидраш Танхума», Трума, 6).

Согласно одному из мнений, это животное было очень крупным (там же). По одним мнениям, оно было разрешено в пищу (Шаббат, 28б; ИТ, Шаббат, 2:3), а по другим – нет (Шаббат, 28а).

В Талмуде (Шаббат, 28б; ИТ, Шаббат, 2:3) и в мидрашах также сообщается, что у тахаша был один рог (Шаббат 28б; «Бемидбар Раба» 6:5; «Мидраш Танхума», Трума, 6).

По ряду мнений, это животное существовало очень недолго и исчезло вскоре после того, как был возведен Мишкан (Шаббат, 28б; ИТ, Шаббат, 2:3; Танхума, Трума, 6).

Опираясь на эти талмудические источники, Раши в своем комментарии к Пятикнижию указывает: «Тахаш – это животное, существовавшее только в те времена. Его шкура была разноцветной, поэтому Ункелус переводит этот слово как сасгона тахаш как бы радуется и ликует из-за своей разноцветной окраски» (Раши, Шмот, 25:5). А «Бааль а-Турим» отмечает, что числовое значение слова תחש (тахаш) соответствует гиматрии словосочетания שש גונים, сас гваним – «радуется многоцветию» («Бааль а-Турим», Шмот, 26:14).

Вместе с тем, в Иерусалимском Талмуде (Шаббат, 2:3) и в мидраше («Коэлет Раба», 1:1) приведено и альтернативное мнение, согласно которому слово «тахаш» – это название краски или цвета, в который окрашивали верхние покрывала Шатра.

(31) Работа «ловить»

Работа «ловит оленя» (הַצָּד צְבִי – а-цад цви) заключается в ловле оленя или другого животного для употребления в пищу или для иного использования. Эта работа может быть выполнена руками или с помощью различных приспособлений. Это и есть основная работа (ав мелаха).

При изготовлении Мишкана ловили хилазонов, чтобы приготовить краску тхелет (Шаббат, 75а, Раши), а также тахашей, чтобы изготовить из их шкур верхние покрывала для Шатра (Раши, Шаббат, 73а; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры). Но в этой мишне сказано «ловит оленя», потому что в то время это был самый распространённый вид охоты и ловли («Тосафот Йом-Тов»).

Загнавший животное в небольшое помещение, где его можно легко схватить, сделав «одну пробежку» (т.е. одним рывком), ответственен по закону Торы, ведь в таком помещении животное считается уже «пойманным» (Шаббат, 106б, Раши; «Шулхан Арух», 316:1, «Мишна Брура», 4). Поэтому, если в комнату проникло животное, которое легко в ней поймать, то тогда запрещено закрывать дверь. И даже если у человека нет намерения его ловить, все равно это «псик рейша» (т.е. при закрытой двери такое животное уже «поймано» независимо от намерения человека) («Хаей Адам», Шаббат 30:2; «Мишна Брура» 316:5). Но если животное уже находилось в небольшой комнате, то его разрешено загнать в расположенную там клетку, ведь оно было «пойманным» и до этого (см. «Мишна Брура» 316:58). Однако если содержащаяся дома птица вылетела из своей клетки, а затем вновь залетела туда сама, запрещено закрывать дверцу клетки. Ведь даже в небольшой комнате поймать птицу не просто, а значит, в комнате она «пойманной» не считается, и закрывание клетки было бы «ловлей», запрещенной из Торы («Зихру Торат Моше», 33:2). И тот, кто извлекает рыбу из места, в котором ее необходимо поймать, ответственен по закону Торы – даже если ее поместили в это место после того, как однажды уже поймали (например, в крупный садок или аквариум). Ведь поймать рыбу даже в небольшом объеме воды не так-то просто («Хаей Адам», 30:9; «Зихру Торат Моше», 33:4).

Мудрецы запретили загонять свободное животное даже в большое помещение, где для его поимки понадобятся дополнительные существенные усилия (большие чем «одна пробежка») («Шулхан Арух», 316:1). Например, если птица с улицы залетела в окно, то запрещено его закрывать. Но если человек желает закрыть окно, чтобы не было холодно, вообще не имея в виду поймать залетевшую птицу – это разрешено («Хаей Адам», Шаббат 30:2).

Расставляющий ловушки или капканы в Шаббат, на первый взгляд, не подлежит наказанию из Торы, ведь неизвестно, поймаются ли звери в его ловушки или нет. Но это запрещено, ведь порой животное может пойматься в ловушку в тот самый момент, когда ее установили – и тогда нарушитель будет ответственен по закону Торы за совершение работы «ловить» (Тосафот, Шаббат 17б, Эйн порсин). Соответственно, запрещено ставить в Шаббат мышеловку, чтобы ловить мышей («Хаей Адам» 30:7; «Мишна Брура» 316:18). Но расставлять ловушки перед наступлением Шаббата разрешено, даже если животные попадутся в них в сам Шаббат (Шаббат, 17б).

Производной работой от основной «ловить» является охота с охотничьими собаками, но только в том случае, если человек и сам участвует в ловле – например, преграждает животному путь для бегства (Рамбам, «Шаббат», 10:22). Но мудрецы запретили ловить с помощью собак, даже если сам человек им не помогает (Рамо, 316:2, «Мишна Брура» 10-11).

Запрет Торы «ловить» подразумевает только таких животных, которых принято ловить для какого-либо использования (Шаббат 106б; Рамбам, «Шаббат», 10:19). А мудрецы запретили ловить даже животных, на которых не принято охотиться – например, насекомых, таких как мухи («Шулхан Арух», 316:3).

Кроме того, мудрецы запретили ловить животных, которые фактически уже являются «пойманными», например, хромого или больного оленя, не способного к бегству («Шулхан Арух» 316:2, «Мишна Брура» 9). Но «ловить» домашних или прирученных животных, которые, как правило, вообще не убегают от человека (как, например, корова), разрешено, и это не считается «ловлей» (Шаббат, 14:1, 107аб; «Шулхан Арух» 316:12, «Мишна Брура» 316:52-53 и 59). Однако и таких домашних животных запрещено перемещать руками, поскольку все животные относятся в Шаббат к категории мукце («Мишна Брура», 316:12). Этот запрет относится, в первую очередь, к курам, поскольку, когда их берут руками, они по своей природе пытаются взлететь и приподнимаются над землей. Тогда получается, что ловящий перемещает «мукце». Но таких домашних животных, которые не взлетают, разрешено схватить за загривок или с боков и отвести домой («Хаей Адам», Шаббат, 30:4).

Животных, которые, хотя и не дают схватить себя, но настолько привыкли к дому, что вечером сами возвращаются в свои клетки или загоны, не запрещено ловить по закону Торы, но запрещено мудрецами («Мишна Брура», 316:59; «Орхот Шаббат», 14:15). А если хозяин боится, как бы такое животное не потерялось, ему разрешено попросить нееврея поймать его. А если его ловит ребенок-еврей, то ему не запрещают. И также можно разрешить взрослому еврею встать перед покинувшим дом животным – так, чтобы оно зашло в какое-либо охраняемое место. Но если лошадь или кошка, не подчиняясь своему хозяину, заупрямились и не возвращаются домой, то и это запрещено. И таков же закон в отношении гусей или кур, которые недавно куплены и еще не привыкли к дому настолько, чтобы возвращаться самостоятельно – их запрещено загонять в курятник или птичник, который находится внутри помещения, и закрывать дверь, чтобы они не вышли, так как все это – «ловля», запрещенная Торой. Однако, во всяком случае, можно разрешить, чтобы нееврей загнал их для еврея в охраняемое помещение и закрыл дверь, ведь даже после того, как они туда будут загнаны, они еще не «пойманы», поскольку и там их схватить не просто. Однако нееврей не должен ловить их руками, ведь в таком случае он бы совершил для еврея «ловлю», запрещенную Торой («Зихру Торат Моше», 33:1). А если маленькие дети сами их загоняют в подобное просторное помещение, то их не останавливают («Мишна Брура», 316:60).

(32) Работа «зарезать»

Следующая работа – «зарезает» (שוחט – шохет). Эта работа заключена в лишении живого существа жизни (Рамбам, «Шаббат», 11:1).

При изготовлении Шатра зарезали баранов и тахашей, чтобы использовать их шкуру для изготовления покрывал, а также убивали хилазонов, извлекая из них кровь для получения краски тхелет (Раши, Шаббат, 75б).

Эта работа совершается, когда человек убивает живое существо любым способом: перерезает ему горло (это собственно «шхита») или душит и т.п. Поэтому эту работу называют в Талмуде также более общим термином: נטילת נשמה, нетилат нешама – «лишение жизни» (Шаббат, 75а). В частности, эта работа производится, когда рыбу извлекают из воды и оставляют на суше до тех пора, пока у нее не пересохнет чешуя у плавников, а после этого, даже если ее вновь бросят в воду, она не выживет (Шаббат 107б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 11:1; «Хаей Адам», 31:2). И если живое существо, не умеющее плавать, бросают в воду, и оно тонет – это тоже «лишение жизни» («Мишна Брура», 316:42).

Тем не менее, в мишне эта основная работа названа именно «зарезает», потому что шхита – наиболее распространенный способ забоя. А по мнению Рамбама, основной работой (ав мелаха) являются только шхита и убийство через побои. Но если живое существо душат или убивают иным способом – это производная работа от основной «зарезать» (Рамбам, «Шаббат», 11:1).

Запрет «лишать жизни» относится к живым существам любого размера, и в этом отношении нет никакой разницы между верблюдом и муравьем (см. Шаббат, 107б).

Согласно закону Торы, запрещено убивать животных только в том случае, если их тела нужны для какого-либо использования: например, их мясо употребляют в пищу или пользуются их шкурой. Но мудрецы запретили убивать животное даже в том случае, если его тело не предназначено для использования (см. «Мишна Брура», 316:46).

Разрешено убивать животных, представляющих непосредственную опасность для жизни человека – например, бешеных собак, и даже в том случае, если они не нападают и не пытаются укусить. А скорпионов и ядовитых змей – только если они нападают на человека. Но можно задавить их ногой во время бега или ходьбы, даже если они не нападают («Шулхан Арух» 316:10, «Мишна Брура» 44-45; «Хаей Адам» 31:7).

Людям, у которых особая чувствительность к укусам пчел или ос, разрешено убивать их – ведь для них укус этих насекомых представляет смертельную опасность («Орхот Шаббат» 14:32). Но обычным людям убивать пчел, ос и тем более других насекомых запрещено («Мишна Брура» 316:46; «Орхот Шаббат» 14:33).

Соответственно, в Шаббат запрещено распылять отравляющее средство прямо на насекомых, от которых хотят избавиться, и рядом с ними. Но можно распылить это средство в комнате, оставив открытым окно или дверь – чтобы у насекомых была возможность покинуть помещение («Орхот Шаббат», 14:28). И когда человек идет в Шаббат по тропе в лесу или парке, где обычно есть насекомые, он должен смотреть под ноги, чтобы не раздавить муравьев или других насекомых (там же, 14:26).

Если живое существо ударили так, что, хотя оно осталось в живых, но пролилась его кровь – это производная работа (толада) от основной работы «зарезать» (или «лишать жизни»). Ведь в Торе сказано: «Кровь – это душа» (Дварим, 12:23), и часть «души» (т.е. часть жизненной силы) выходит с кровью (Раши, Шаббат 107а; Тосафот, Шаббат 75а; «Шулхан Арух» 316:8, «Мишна Брура», 29). И даже если кровь не вышла наружу, но под кожей образовался кровоподтек – «синяк», ударивший ответственен, согласно закону Торы, за нарушение запрета «лишать жизни» («Шулхан Арух», 316:8).

В связи с этим запрещено высасывать кровь из порезанного пальца и т.п., а также из десен («Хаей Адам», 31:5; «Мишна Брура», 328:147). И соответственно, еврею запрещено брать анализ крови у больного, жизни которого не угрожает опасность. Но нееврей может взять анализ крови даже у больного-еврея, жизни которого опасность не угрожает («Орхот Шаббат», 14:36). И также, если жизни больного не угрожает опасность, еврей не должен делать ему укол в вену, ведь при этом втягивают в шприц немного крови, чтобы убедиться, что игла вошла в вену (там же, 14:37-2).

Разрешено вытащить занозу или колючку, даже если при этом выйдет немного крови. Ведь, поскольку вынимающий не заинтересован в том, чтобы кровь вышла, и она ему не нужна, запрет Торы при этом не нарушаются, и мудрецы это тоже не запретили. Но все же, если это возможно, то надо постараться вынуть так, чтобы кровь не вышла («Мишна Брура» 328:88, ««Шаар а-циюн»», 63; «Орхот Шаббат», 14:39).

(33) Работа «снимать шкуру»

Следующая работа – «снимает шкуру» (מַּפְשִׁיט – мафшит). Снимании шкуры с убитого животного – это основная работа (ав мелаха).

При изготовлении Мишкана снимали шкуры с баранов и тахашей, чтобы сделать из них покрывала Шатра («Мишнат Шаббат», 31).

Минимальным размером снятой шкуры, за который нарушитель ответственен по закону Торы,  является такой, на котором можно написать камею (Рамбам, «Шаббат», 11:5). Вместе с тем, запрещено из Торы снимать шкуру даже в самом малом количестве, но до размера камеи нарушитель не должен приносить грехоочистительную жертву хатат («Мишна Брура», 327:16; «Мишнат Шаббат», 31).

Запрещено снимать лишь шкуру, непригодную в пищу. Но шкурку с варенной или жареной курицы можно снять, поскольку она тоже пригодна в пищу и считается пищей («Кицур Алахот Шаббат», Мафшит). Но есть устрожающие и считающие, что снимать такую кожицу разрешено только перед самой трапезой, чтобы не совершить другую запрещённую работу борер («перебирать») («Мишнат Шаббат» 31/6/).

Производной работой (толада) от основной работы «снимать шкуру» является разделение уже снятой шкуры на два слоя: внутренний, который был обращен к мясу животного (этот слой называют духсостос) от внешнего, который называют клаф (Рамбам, «Шаббат», 11:6; «Мишна Брура», 327:16).

(34) Работа «выделывать шкуру»

Работа «выделывает шкуру» (מְעַבֵּד – меабед) включает обработку шкуры солью, негашеной известью и другими предназначенными для выделки веществами (Рамбам, «Шаббат», 11:5). Это основная работа (ав мелаха).

При изготовлении Мишкана обрабатывали и выделывали шкуры баранов и тахашей, чтобы сделать покрывала Шатра («Мишнат Шаббат», 32).

Минимальным размером выделанной кожи, за который нарушитель ответственен по закону Торы,  является такой, на котором можно написать камею (Рамбам, «Шаббат», 11:5).

В этой мишне названо две отдельных работы: «солит и выделывает его шкуру». Но в Гемаре разъяснено, что засаливание кожи – это только первый этап ее выделки, после которого ее засыпают известью. Поэтому, в сущности, это не две разные работы, а два этапа одной (Шаббат, 75б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 11:5; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры). Для названия это одной работы, как правило, применяют более общий термин «выделывает» (меабед), но иногда ее называют и по первому этапу: «солит» (молеах).

Производная работа (толада) от основной работы меабед заключается в том, что шкуру топчут ногами, пока она не затвердеет (Рамбам, «Шаббат», 11:6; «Хаей Адам», 32-33:3; «Мишна Брура», 327:12). В связи с этим мудрецы запретили класть невыделанную шкуру на проходе, чтобы по ней ходили («Хаей Адам», 32-33:4).

К производным работам относится также размягчение кожи вручную, как это делают шорники (Рамбам, «Шаббат», 11:6; «Хаей Адам», 32-33:3; «Мишна Брура», 327:12).

Из Торы запрещено размягчать кожу маслом или другими веществами (Рамбам, «Шаббат», 23:10). Поэтому нельзя смазывать обувь маслянистыми веществами (как правило, при этом нарушается также и запрет «красить») («Хаей Адам», 32-33:5; «Мишна Брура», 327:12).

Согласно закону Торы, запрет «солить и выделывать шкуру» не относится к пищевым продуктам (Шаббат, 75б; Рамбам, «Шаббат», 11:5). Но мудрецы запретили засаливать в Шаббат мясо, чтобы удалить из него кровь, так как это «похоже на засаливание кожи». Это запрещено даже в случае возможных убытков («Хаей Адам», 32-33:10; «Мишна Брура», 321:21).

Этот запрет мудрецов распространяется на все продукты, которые изменяют свои свойства при обработке солью – т.е. становятся более мягкими или более твердыми, утрачивают свою остроту или горечь и т.п. К таким продуктам относятся, например, редька, лук, чеснок, а также огурцы – их обработка солью тоже «похожа на засаливание кожи». Поэтому их запрещено посыпать солью даже для того, чтобы сразу съесть. Но можно обмокнуть каждый кусочек в соль и съесть («Хаей Адам», 32-33:7; «Мишна Брура», 321:14).

Запрещено заквашивать любые виды овощей или фруктов, потому что это тоже похоже на работу «солить» («Хаей Адам», 32-33:8; «Зихру Торат Моше», 36-3; «Мишна Брура», 321:15).

Но разрешено солить даже перечисленные выше овощи, если к ним добавляют уксус или растительное масло, поскольку они ослабляют силу соли («Мишна Брура» 321:14). Поэтому можно приготовить приправу, которую делают из кусочков редьки и лука, ведь в нее сразу же добавляют растительное масло и уксус («Хаей Адам», 32-33:8). И разрешено солить салат из свежих овощей, в который добавляют растительное масло или уксус, ослабляющие воздействие соли («Мишна Брура», 321:14; «Кицур Илхот Шаббат», 31:3; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 11:1). А по мнению ряда авторитетных законоучителей, следует устрожить и налить масло или уксус в салат еще до того, как его посолят («Кцот а-Шулхан», 128:3/5/).

Кроме того, разрешено солить продукты, которые вообще не принято засаливать или мариновать, – например, яйца или вареные овощи («Шулхан Арух» 321:5, «Мишна Брура» 18). Поэтому салат, большинство ингредиентов которого составляют такие продукты, можно посолить даже в том случае, если в него не добавляют уксус или растительное масло («Орхот Шаббат» 7:10/20/). Но лучше посолить салат перед самой трапезой, так как если посолить и оставить его надолго, это будет выглядеть как засаливание («Хаей Адам» 32-33:7; «Мишна Брура» 321:21; «Шмират Шаббат ке-Илхата» 11:2).

(35) Работа «размечать»

В Гемаре указано, что вместо работы «солит», которая является лишь первым этапом работы меабед («выделывает шкуру»), к перечню 39 запрещенных в Шаббат работ следует добавить работу «размечает» (משרטט – месартет) (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Основной работой (ав мелаха) является разметка кожи, чтобы ее нарезать на куски нужной величины, как это делают кожевенники и шорники. По порядку эта работа выполняется после «скоблить» и перед «разрезать».

При изготовлении Мишкана размечали выделанные кожи, снятые с баранов и тахашей, чтобы сделать покрывала Шатра (Раши, Шаббат 75б).

Однако Рамбам считает, что основной работой месартет является разметка, которая делается для того, чтобы написать буквы. Тогда минимальным размером размеченного участка, за который нарушитель ответственен по закону Торы, является такой, на котором можно написать две буквы (Рамбам, «Шаббат», 11:17; «Шаар а-Циюн» 340:53). А прототипом этой работы при изготовлении Мишкана была разметка, которую делали на столбах Шатра, чтобы обозначить их буквами («Мишнат Шаббат», 34). При таком понимании работа «размечать» связана с работой «пишет две буквы» (котев штей отийот), о которой речь еще впереди.

К работе «размечать» относится также нанесение разметки на пергамент или бумагу для того, чтобы ровно разрезать их или для письма («Хаей Адам» 34:1; «Зихру Торат Моше» 38:1; «Мишна Брура» 340:22, «Шаар а-циюн» 340:53-54).

Производной работой (толада) от основной месартет является нанесение разметки на деревянную заготовку или на камень, чтобы ровно отпилить или отколоть необходимый кусок. И не имеет значение, наносится ли разметка с помощью насечек, царапин или краской (Рамбам, «Шаббат», 11:17). Очевидно, что, в соответствии с мнением Раши, разметка на дереве или камне, наносимая для того, чтобы отрезать куски необходимого размера, вероятно, является не производной работой, а основной («Шаар а-Циюн» 340:54).

Запрет «размечать» не относится к пищевым продуктам. Поэтому можно, например, намечать ножом линии на торте, чтобы затем ровно его нарезать («Шмират Шаббат ке-Илхата» 11:15; «Мишнат а-Шаббат» 34).

(36) Работа «скоблить»

Работа «скоблит» (ממחק – мемахек) заключена в том, что человек соскребает шерсть или волос со шкуры, делая ее гладкой (Раши, Шаббат 73а). Эта работа производится на шкуре, снятой с убитого животного (Рамбам, «Шаббат», 11:5), и это – основная работа (ав мелаха).

При изготовлении Мишкана мастера соскребали шерсть со шкур баранов и тахашей, чтобы сделать покрывала для Шатра Откровения («Мишнат Шаббат», 33).

Минимальным размером участка выскобленной кожи, за который нарушитель ответственен по закону Торы, является такой, на котором можно написать камею (Рамбам, «Шаббат», 11:5).

Работу «скоблить» выполняет также и тот, кто растирает и разглаживает (даже рукой) кожу, натянутую на раме, как это делают при изготовлении пергамента (Рамбам, «Шаббат», 11:6; «Хаей Адам», 34-35:2). В связи с этим не скоблят ножом, и даже ногтем, обувь – как новую, так и старую, поскольку при этом снимаются слои кожи («Хаей Адам», 34-35:3).

Производной работой (толада) от основной мемахек является выравнивание различных поверхностей – в частности, шлифование серебряных изделий (Раши, Шаббат 50а; «Шулхан Арух», 323:9; см.). А мудрецы запретили точить нож в Шаббат, поскольку это похоже на работу «скоблит» («Мишна Брура», 323:40). И не следует выравнивать деревянную поверхность с помощью наждачной бумаги («Орхот Шаббат», 17:17).

Производной работой от мемахек является также работа мемареах – «намазывать». Запрещено намазывать воск или смолу, чтобы залепить дырку в бочке (Шаббат 146а; «Шулхан Арух» 314:11; «Хаей Адам» 34-35:4), а также размазывать мазь по повязке (Шаббат 75б; Рамбам, «Шаббат», 11:6; «Мишна Брура» 328:81). Но в случае серьезной необходимости можно положить мазь, не размазывая, на саму ранку, а затем наложить бинт на рану и завязать его разрешенным образом («Орхот Шаббат» 17:19).

Запрещено намазывать ваксой (или кремом) обувь (при этом нарушается также запрет «красить») («Зихру Торат Моше», 37:2; «Орхот Шаббат», 17:26).

Запрещено смазывать мазью руки. Но в тех странах, где принято умащать тело маслом не только в лечебных целях, разрешено нанести масло или другое жидкое, текучее вещество на кожу («Орхот Шаббат» 17:20).

В Шаббат женщинам запрещено наносить мазь или крем также на лицо и нельзя пользоваться губной помадой, так как при этом тоже совершается работа «намазывать» (и также работа «красить») (там же 17:21-22).

Запрещено играть пластилином, ведь когда его размазывают и выравнивают, тоже совершается работа «намазывать» (там же 17:25/35/).

Запрет «намазывать» не относится к пищевым продуктам (Рамо 321:19). Поэтому, например, разрешено намазать масло на хлеб. Но если некую пищу невозможно съесть, предварительно не размазав, то мудрецы запретили ее размазывать даже для ближайшей трапезы («Хаей Адам» 34-35:5; «Мишна Брура» 321:81).

О производной работе мемареах будет еще рассказано далее, в комментарии к мишне 22:3.

(37) Работа «разрезать»

Работа «разрезает» (מחתך – мехатех) заключена в том, что кожу разрезают на полосы определенного размера, чтобы изготовить ремни или ремешки для сандалий (Раши, Шаббат 73а, 74б). Это основная работа – ав мелаха (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

При изготовлении Мишкана разрезали шкуры баранов и тахашей, чтобы приготовить покрывала для Шатра Откровения («Мишнат Шаббат» 35).

Минимальным размером отрезанной кожи, за который нарушитель ответственен по закону Торы,  является такой, на котором можно написать камею (Рамбам, «Шаббат», 11:7; «Хаей Адам» 36:2).

Производной работой (толада) от основной мехатех является распиливание на куски определенного размера заготовок из дерева или металла (Рамбам, «Шаббат», 11:7), а также из других материалов («Хаей Адам» 36:1). Запрет «разрезать» нарушает также и тот, кто рвет бумагу на куски определенной величины («Мишна Брура» 340:41), и в частности, рвет туалетную бумагу по перфорации («Орхот Шаббат» 11:40/57/). А если рвут произвольно, не по определенному размеру, но для какой-то надобности, то при этом нарушается запрет «рвать» (кореа) («Шулхан Арух» 340:13-14, «Мишна Брура» 41).

По отношению к пищевым продуктам запрета «разрезать» нет («Хаей Адам» 36:3; «Мишна Брура» 322:12).

 Продолжение следует

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=77020