Трактат Шаббат — Глава 7 — Мишна 2 — Часть 3

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1636
трактат шаббат, трактат шабат

Глава седьмая. Мишна вторая

От редакции. До конца данной мишны мы публикуем продолжение комментария «Дополнительная душа».

אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת. הַזּוֹרֵעַ. וְהַחוֹרֵשׁ. וְהַקּוֹצֵר. וְהַמְעַמֵּר. הַדָּשׁ. וְהַזּוֹרֶה. הַבּוֹרֵר. הַטּוֹחֵן. וְהַמְרַקֵּד. וְהַלָּשׁ. וְהָאוֹפֶה. הַגּוֹזֵז אֶת הַצֶּמֶר. הַמְלַבְּנוֹ. וְהַמְנַפְּצוֹ. וְהַצּוֹבְעוֹ. וְהַטּוֹוֶה. וְהַמֵּסֵךְ. וְהָעוֹשֶׂה שְׁנֵי בָתֵּי נִירִין. וְהָאוֹרֵג שְׁנֵי חוּטִין. וְהַפּוֹצֵעַ שְׁנֵי חוּטִין. הַקּוֹשֵׁר. וְהַמַּתִּיר. וְהַתּוֹפֵר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַקּוֹרֵעַ עַל מְנָת לִתְפֹּר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַצָּד צְבִי. הַשּׁוֹחֲטוֹ. וְהַמַּפְשִׁיטוֹ. הַמּוֹלְחוֹ וְהַמְעַבֵּד אֶת עוֹרוֹ. וְהַמּוֹחֲקוֹ. וְהַמְחַתְּכוֹ. הַכּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. וְהַמּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. הַבּוֹנֶה. וְהַסּוֹתֵר. הַמְכַבֶּה. וְהַמַּבְעִיר. הַמַּכֶּה בַפַּטִּישׁ. הַמּוֹצִיא מֵרְשׁוּת לִרְשׁוּת. הֲרֵי אֵלּוּ אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת:

Основных работ (авот мелахот) – сорок без одной.

Сеет и пашет, и жнет, и собирает в снопы. Молотит и веет. Перебирает. Мелет и просеивает, и замешивает тесто, и выпекает.

Стрижет шерсть. Выбеливает ее и растрепывает ее, и красит ее, и прядет, и натягивает продольные нити, и делает две петли в рамах ткацкого станка, и ткет две нити, и распускает две нити. Завязывает и развязывает, и сшивает двумя стежками. Рвет для того, чтобы сшить двумя стежками.

Ловит оленя. Зарезает его и снимает с него шкуру. Солит и выделывает его шкуру. Скоблит ее и разрезает ее.

Пишет две буквы и стирает для того, чтобы написать две буквы. Строит и разрушает. Тушит и разжигает. Ударяет молотком. Выносит из одного владения в другое.

Вот эти основные работы – сорок без одной.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сеет и пашет – здесь не написано сначала «пашет» (1), а потом уже «сеет» (2), как это принято делать. Из этого мы учим, что, даже если земля очень твердая, и, перепахав ее и посеяв в нее, ее вновь перепахивают, второе пропахивание тоже считается запрещенной работой «пашет».

Жнет – это относится к зерновым. Но и собирающий с деревьев плоды тоже совершает запрещенную работу «жнет» (3).

Собирает в снопы – собирает уже сжатые зерновые и складывает их в одно место (4)(5).

Веет – бросает лопатой по ветру (6). Перебирает, удаляя отходы руками или через сито (7)(8). Просеивает через решето (9). Все эти три работы имеют единое назначение – все они выполняются для того, чтобы отделить отходы от еды. Но, поскольку все три работы выполнялись в Скинии Завета, каждая из них считается отдельной работой – пусть они и похожи между собой. Еще одна причина – они не совершаются вместе, а делаются последовательно, одна за другой (10)(11).

Выпекает – такой работы не было в Скинии, так как выпекают лишь хлеб, а хлеб при возведении Скинии не выпекали. Просто в мишне представлен порядок изготовления хлеба. Однако работа «варит», подобная работе «выпекает», совершалась и для возведения Скинии, когда изготовляли снадобья для окраски шерсти в цвет тхелет, а также в пурпурный и багряный цвета. Тот, кто помешивает в кастрюле или кладет крышку на кастрюлю, стоящую на огне, совершает работу «варит» (12). И все предыдущие работы, перечисленные в этой мишне, – «сеет», «жнет», «молотит» и т.д. – все они выполнялись при изготовлении красителей для Скинии (13).

Стрижет шерсть – эта и все другие работы по обработке шерсти нужны были для изготовления шерсти тхелет, которую использовали при возведении Скинии (14)(15).

Выбеливает ее – стирает в реке (16).

Растрепывает ее – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем (17)(18)(19).

Натягивает продольные нити – на старофранцузском языке «ордир» (20).

Делает две петли в рамах ткацкого станка – продевание двух нитей в кольца на рамах (21)(22).

Распускает – выплетает продольные нити из поперечных или поперечные из продольных для того, чтобы ткать дальше (23).

Завязывает и развязывает – ловцы хилазона, из которого изготовляют краситель для тхелет (24), завязывают (25) и развязывают (26). Ведь, поскольку иногда нужно взять веревки из одной сети и добавить их в другую, их отвязывают от одной и привязывают к другой.

Сшивает …рвет – это тоже при изготовлении полотнищ (27). Ведь если полотнище проела моль, проделавшая в нем маленькое круглое отверстие, нужно разорвать ткань выше и ниже этого отверстия, чтобы при зашивании не было складок (28). Сшивает двумя стежками и завязывает, ведь если он не завяжет, соединение не сохранится. При этом он совершает две запрещенные работы – и завязывает, и сшивает.

Ловит оленя – все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей (29)(30)(31)(32)(33).

Солит и выделывает его шкуру – в Гемаре (75б) задан вопрос: «Ведь засаливание – это и есть выделка?» (34). И отвечают: действительно, следует убрать из перечня одну из этих двух работ и добавить вместо нее «размечает», так как разметка – это тоже одна из основных работ (35).

Скоблит ее – соскребает волоски (36).

Разрезает ее – рассекающий и разрезающий ее на ремни и для сандалий (37).

Пишет …и стирает – при изготовлении Скинии подписывали брусья, чтобы знать, какие из них парные. Писали букву на одном брусе и букву на другом (38), а порой, когда ошибались, то букву стирали (39)(40)(41).

Тушит и разжигает – огонь разводили под чаном с красителями (42)(43).

Ударяет молотком – это завершение изготовления предмета. Так мастер, завершая работу, ударяет по наковальне. Поэтому запрещенная работа «ударяет молотком» совершается, когда завершают изготовление предмета (44)(45).

В начале мишны уже названо общее число: «Основных работ – сорок без одной», а затем все работы перечислены по порядку. Это сделано для того, чтобы научить: даже если человек сделает все работы, существующие на свете, в одном забвении и за один Шаббат, он не будет обязан принести больше, чем сорок [без одной] грехоочистительных жертв. Ведь все остальные работы являются производными от этих основных. А когда он сделал основную работу и производную от нее, он обязан принести лишь одну жертву (46)(47).

Комментарий «Дополнительная душа»

(8) Работа «молоть»

Следующая работа – «мелет» (טּוֹחֵן – тохен). При этой работе измельчают пищу или другое твердое тело, чтобы использовать его в измельченном виде (Рамбам, «Шаббат», 7:5).

При изготовлении Мишкана толкли в ступе части растений, из которых изготовляли краски для полотнищ («Мишнат а-Шаббат», «а-Тохен»).

Основной работой (ав мелаха) является перемалывание зерна в муку при помощи жернова, а также измельчение растений в ступе – например, для изготовления пряностей (Рамбам, «Шаббат», 8:15).

Производная работа (толада) совершается при нарезке овощей ножом на мелкие куски (Шаббат, 74б; Рамбам, «Шаббат», 7:5, 8:15, 21:18; «Шулхан Арух», 321:12) – например, для салата. Между основной работой «молоть» и производной от нее «нарезать» есть существенное отличие: при перемалывании зерна, оно полностью изменяет свой вид, но при измельчении овощей куски и дольки сохраняют исходный цвет и фактуру – поэтому это производная работа, а не основная.

Минимальным объемом плодов, за размельчение которого нарушитель ответственен по закону Торы, является, как и в предыдущих случаях, ка-грогерет – «с инжир» (Рамбам, «Шаббат», 8:15). Но совершать эту работу по отношению к меньшему объему тоже запрещено Торой.

Вместе с тем, нарезать на мелкие куски овощи или фрукты непосредственно перед самой трапезой и тем более по ходу трапезы разрешено, ведь это «способ еды» (дерех ахила), а не работа «молоть» (Рамо, 321:12, «Мишна Брура», 44). Однако и тогда лучше не резать на чересчур маленькие кусочки. И даже перед самой трапезой запрещено размельчать с помощью терки или другого подобного приспособления для измельчения, так как это выглядит «будничным делом» – увда де-холь («Мишна Брура», 45).

Запрещено растирать авокадо или банан, хотя при этом образуются не мелкие куски, а единая масса. Соответственно, запрещено намазывать эти мягкие плоды на хлеб в качестве бутерброда («Шмират Шаббат ке-Илхата», 6:7; «Орхот Шаббат», 5:11-12). Некоторые авторитетные законоучители разрешают делать это в том случае, когда плоды настолько мягкие и рыхлые, что если потянуть за одну сторону, например, банана, он распадется, ведь такой плод как будто уже «размолот» («Шмират Шаббат ке-Илхата», 6:7), но другие считают, что и это запрещено («Орхот Шаббат», 5:12/25-26/).

Однако вареные овощи, которые уже основательно размягчились благодаря термической обработке, разрешено размельчать и растирать, например, приготовляя пюре, ведь они уже стали хрупкими и рассыпчатыми в результате другой работы – «варить». Это можно делать лишь столовым прибором – вилкой или ложкой, но не специальным приспособлением для размельчения. А если при варке при варке овощи не размягчились как следует, то в Шаббат их не измельчают (там же, 5:9/22/).

Разрешено также крошить хлеб или кусок пирога, и даже на очень мелкие крошки, так как при приготовлении любых хлебобулочных изделий зерно уже было подвергнуто процессу помола, а «нет помола после помола» (Рамо, 321:12, «Мишна Брура», 40). Но измельчать даже хлеб нельзя с помощью специального приспособления для измельчения пищи, например, в ступке или на терке, так как это, как уже указывалось, считается «будничным делом» («Беур Алаха», Лефарер).

Если в Шаббат необходимо растолочь перец или другие пряности, это можно сделать измененным способом, не так, как делают в будни, – например, ручкой ножа на столе или днищем миски и т.п., но не в ступке пестиком. И хотя мудрецы запретили выполнять любую запрещенную из Торы работу даже измененным способом, данный случай является исключением, и в Талмуде прямо указано, что это разрешено (Шаббат, 141а, Раши). Но подчеркивается, что необходимо делать хотя бы два изменения: толочь не пестиком, а ручкой ножа, и не в ступке, а на столе или в тарелке («Шулхан Арух», «Орах Хаим» 321:7, «Мишна Брура», 25; «Орхот Шаббат», 5:17-18). Однако измельчение таких плодов как авокадо или банан зубьями вилки не считается изменением, ведь подобным образом поступают и в будни. Но, если это необходимо, например, для маленького ребенка, можно размельчить их действительно измененным способом – ложкой или ручкой вилки («Шмират Шаббат ке-Илхата», 6:8).

Работа «молоть» запрещена не только в отношении растений, предназначенных в пищу. Но и тот, кто расщепляет кусок дерева на мелкие щепки, чтобы разводить ими огонь, тоже совершает производную работу от «молоть» (Шаббат, 74б, Раши). Подобная же работа совершается при распиливании дерева для того, чтобы воспользоваться опилками, а также при обработке металла для того, чтобы использовать металлические стружки (Рамбам, «Шаббат», 8:15; «Мишна Брура», 321:45; «Мишнат а-Шаббат», А-Тохен, с. 82).

Запрещено размельчать комок земли (Раши, Шаббат, 74б; «Мишна Брура», 321:45). А если к одежде или обуви присохла глина или другая грязь, запрещено оттирать или соскребать ее ногтем, так как при этом она будет крошиться, а это нарушение запрета «молоть» («Шулхан Арух», 302:7). Но из уважения к человеческому достоинству (квод а-брийот) разрешено, чтобы нееврей сделал это для еврея («Мишна Брура», 302:36; «Орхот Шаббат», 5:24/46/). А если грязь еще влажная, то разрешено потереть ее изнутри – т.е. взять ткань с внутренней стороны, напротив запачканного места, и потереть, пока грязь не отвалится («Шулхан Арух», 302:7, «Мишна Брура», 32). Однако если одежда черного цвета и за ее чистотой обычно придирчиво следят, тогда и это запрещено, так как при этом совершается работа «выбеливать», о которой речь еще впереди.

Запрет «молоть» не распространяется на продукты нерастительного происхождения. Поэтому разрешено измельчать в Шаббат яйца, мясо и т.п. виды пищи. Но и в этом случае не следует делать это с помощью специальной утвари, предназначенной для размельчения пищи, так как это «будничная работа» – в частности, запрещено натирать сыр на терке («Шулхан Арух», 321:9-10, «Мишна Брура», 31, 33 и 36).

Мудрецы также запретили в случае небольшого недомогания совершать в Шаббат специальные лечебные действия и медицинские процедуры. Этот запрет был установлен из опасения, как бы люди не стали приготовлять лекарственные средства, измельчая целебные растения, а при этом был бы нарушен запрет «молоть» (Рамбам, «Шаббат», 21:20; «Шулхан Арух», 328:1). Однако этот запрет мудрецов действует и в том случае, когда все лекарства готовы с кануна Шаббата. Ведь если разрешить применять лекарства, готовые с кануна Шаббата, люди могут по ошибке подумать, будто разрешено толочь лекарственные средства в Шаббат.

Но этот запрет мудрецов касается лишь практически здоровых людей, которые испытывают различные недомогания, но при этом крепятся и продолжают ходить как все здоровые люди. Однако если человек серьезно болен и тем более, когда его жизни угрожает опасность, применяют все необходимые медицинские средства – на такую ситуацию запреты мудрецов не распространяются, а в случае опасности для жизни заповедано преступать даже запреты Торы («Шулхан Арух», 328:1-2, «Мишна Брура», 1, 4 и 6). Связанные с этим законы требуют особого углубленного изучения, чтобы человек знал, как поступить в час опасности (см. также выше мишна 2:5 и далее – мишны 14:3-4 и 22:6).

(9) Работа «просеивать»

Работа «просеивает» (מְרַקֵּד – меракед) заключается в отделении муки от отрубей с помощью сита или решета (Раши, Шаббат, 73а). Ведь после помола мука все еще смешана с перемолотыми отходами. Эту смесь засыпают в сито с мелкими отверстиями: мука падает в отверстия, а более крупные отруби и другие отходы (сор и мелкие насекомые) остаются в сите. Это основная работа – ав мелаха («Мишнат а-Шаббат», «а-Меракед»; см. «Сефер а-Арух», Зар 2; Меири, Шаббат 73б).

Минимальным объемом, за просеивание которого нарушитель ответственен по закону Торы, является, как и в предыдущих случаях, ка-грогерет – «с инжир» (Рамбам, «Шаббат», 8:16).

При изготовлении Мишкана просеивали измельчённое сырье для красителей, чтобы отделить примешавшиеся отбросы (Раши, Шаббат, 73а, «а-Офе»; «Мишнат а-Шаббат», «а-Меракед»).

Производной работой (толада) является процеживания вина с целью отделить от него осадки (Шаббат, 138а), а также процеживание других напитков ради удаления отбросов (Рамбам, «Шаббат», 8:11; «Мишна Брура», 319:31-32, «Беур Алаха», «Мешамерет»).

Мудрецы запретили просеивать в сите слежавшуюся муку с целью отделить комки – даже если при просеивании комки разобьются, и в сите не останется вообще никаких отбросов («Хаей Адам», 18:2; «Мишнат а-Шаббат», «а-Меракед»).

(10) Три особые работы

В Гемаре отмечается, что три названные работы – «веет» (зоре), «перебирает» (борер) и «просеивает» (меракед) – схожи между собой (Шаббат, 73б), ведь все они заключены в отделении отходов от съедобной части смеси. На первый взгляд, их можно было бы отнести к одной основной работе, а не к трем (Раши).

Однако объяснено, что, поскольку все эти три работы были необходимы при изготовлении красителей для Мишкана, все они выделены в качестве основных (авот) – несмотря на то, что они, действительно, похожи между собой (Шаббат, 73б-74а; Рамбам, «Шаббат», 8:11; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Вместе с тем, они отличаются способом отделения. При работе «веет» отделяют отбросы с помощью ветра, но «перебирают», как правило, вручную. А просеивают с помощью решета или сита (Раши, Шаббат 73а; «Сефер а-Арух», Зар 2). Правда, в другом месте указано, что работа «перебирает» тоже совершается при помощи решета или сита, а не рукой (Раши, Шаббат, 74а, 138а; см. также комментарий р. Овадьи из Бартануры).

В связи с этим необходимо подчеркнуть различие этих трех работ в еще одном аспекте: при работе «веет» отделяют зерна от обломков колосьев, при работе «перебирает» – зерна от мелких камешков и прочего сора, а при просеивании – муку от отрубей (Раши, Шаббат 75б, «Арей у орег»). Эти три работы совершаются на трех разных этапах изготовления хлеба или красителей (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

К этим трем работам близка также работа «молотит» (даш), но при ее выполнении отделяют отходы, которые не просто смешаны, а еще соединены со съедобной частью.

(11) Работа «замешивать»

Следующая работа «замешивает» (לָּשׁ – лаш) заключена в смешивании сыпучего вещества с жидкостью до образования единой массы. В качестве «жидкости» могут выступать не только вода и другие напитки, но и такие вязкие продукты как мед, гусиный жир и т.п. («Мишна Брура», 321:50).

Этот запрет подразумевает не только пищевые продукты. Ведь при изготовлении Мишкана замешивали измельчённые растения для приготовления из этой смеси красителей (Раши, Шаббат, 49б и 73а).

Основной работой (ав мелаха) является замешивание муки с водой для изготовления теста. Минимальным объемом, за замешивание которого нарушитель ответственен по закону Торы, является, как и в предыдущих случаях, ка-грогерет – «с инжир» (Рамбам, «Шаббат», 8:16). Но совершать эту работу по отношению к меньшему объему тоже запрещено Торой («Хаей Адам», 19:1).

В Гемаре приведено мнение раби Йеуды А-Наси (Раби), согласно которому работа «замешивать» совершается даже в том случае, когда воду просто добавляют в муку (Шаббат, 18а), ведь при этом уже начинается образование замеса. И принято устрожать в соответствии с этим мнением («Хаей Адам», 19:1; «Мишна Брура», 324:11). Но, по другому мнению, добавлять воду в муку – это запрет мудрецов («Беур Алаха», 324:1, Эйн).

Однако если сыпучие вещества (такие, например, как семена кунжута и льна) при смешивании с водой образуют тесто даже без всякого дальнейшего замешивания, то, по всем мнениям, такое добавление воды запрещено Торой (Рамбам, «Шаббат», 8:16; «Орхот Шаббат», 1, 6) – это производная работа (толада) от основной работы «замешивать» («Мишнат а-Шаббат», «а-Лаш»).

И также для тех веществ, которые при смешении с жидкостью вообще не образуют единой массы, подобной тесту, а так и остаются взвесью (например, смесь воды с пеплом), по ряду мнений, соединение с жидкостью и есть запрещенное Торой «замешивание» – ведь, сколько эту взвесь потом не мешай, ее консистенция существенно не изменится («Мишна Брура» 321:50, «Беур Алаха», 324:1, «Эйн»; «Орхот Шаббат» 1, 6, с. 227).

Производной работой от основной «замешивать» является также замешивание комков земли с водой (Рамбам, «Шаббат», 8:16).

Из Торы запрещено делать только густой замес – блила ава. А мудрецы запретили делать даже жидкий замес – блила рака (Шаббат, 156а, Раши; «Мишна Брура», 321:66). Критерий, по которому различают эти два вида замеса, таков: смесь, получившуюся при жидком замесе можно переливать из сосуда в сосуд, а густое тесто утрачивает текучесть и перелить его уже невозможно («Хазон Иш», «Орах Хаим» 58:9; «Орхот Шаббат» 1, 6, с. 226).

Работа «замешивать» отличается от большинства других работ тем, что в ряде случаев мудрецы не запретили выполнять ее измененным способом (Шаббат 156а; «Орхот Шаббат» 1, 6, с. 228). К таким изменениям в замешивании разрешено прибегать, только если данный вид пищи невозможно приготовить в канун Шаббата. И если в Шаббат необходимо смешать порошок с водой, чтобы приготовить кашу для ребенка, то замес делают измененным способом («Орхот Шаббат» 1, 6:15).

Наилучшим изменением является замешивание крест-накрест – шти ва-эрев (Шаббат, 156а, Раши; «Орхот Шаббат» 1, 6:17). Разрешено также взбалтывать смесь, потряхивая сам сосуд, а также замешивать маленькими порциями, по чуть-чуть (Шаббат, 156а; «Беур Алаха» 321:14, «Ше-ма яво»). Можно прибегать и к другим изменениям: например, если обычно замешивают ложкой или вилкой, замешивать ручкой ложки или вилки или ножом («Игрот Моше», «Орах Хаим» 4, 74, «Лаш»). При этом желательно изменить и сам способ соединения вещества с жидкостью: например, если обычно, в будни, его заливают жидкостью, то в Шаббат, наоборот, его помещают в сосуд с уже налитой жидкостью (Шаббат, 156а; «Орхот Шаббат» 1, 6:15).

Важно отметить, что запрет «замешивать» относится также к смеси измельченных овощей или фруктов с жидкостью (оливковым маслом или уксусом) («Орхот Шаббат», 6:22). Но такую смесь разрешено замешать с майонезом измененным образом – крест-накрест (там же, 6:25). А если смесь приготовили еще до Шаббата (например, салат из мелко нарезанных баклажанов), но теперь жидкость (например, оливковое масло) всплыла на поверхность, эту смесь разрешено размешать, ведь она уже была замешана до Шаббата (там же, 6:30).

Разрешено добавлять растительное масло в обычный овощной или фруктовый салат, а затем перемешать его – ведь, поскольку плоды не нарезаны слишком мелко, это «замешиванием» не является («Мишна Брура», 321:68; «Орхот Шаббат», 6:34). И также разрешено перемешивать варенную пищу с жидкостью до образования единой массы (например, рассыпчатую картошку с подливкой), ведь это не «замешивание», а «способ еды» – дерех ахила («Орхот Шаббат», 6:13/26/).

Разрешено смешивать с жидкостью растворимые сыпучие вещества (сахар, кофейный порошок и т.п.), потому что при этом замеса не образуется, а сыпучее вещество полностью растворяются («Игрот Моше», «Орах Хаим» 4, 74, «Лаш»).

С запретом «замешивать» связано множество дополнительных подробностей и нюансов, которые требуют особого, серьезного изучения. Некоторые из этих подробностей приведены далее, в заключительной главе этого трактата, в комментарии к мишне 24:3.

(12) Работа «выпекать»

Работа «выпекает» (אוֹפֶה – офе) заключается в приготовлении пищи или какого-либо другого материала с помощью огня («Мишна Брура», 318:1).

При изготовлении Мишкана ничего не выпекали, но разогревали на огне и вываривали смесь, из которой изготовляли красители для окраски полотнищ в пурпурный или багряный цвет, а также в цвет тхелет (Шаббат, 74б). А Рамбам подчеркивает, что «варить» и «выпекать» – это одна и та же работа («Шаббат», 9:1; «Мишна Брура», 318:1).

И все же в мишне эта работа названа именно «выпекает». Ведь выпекают, в основном, хлеб, а в первых одиннадцати работах представлен, в первую очередь, порядок изготовления хлеба (Шаббат, 74б, Раши; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры, а также следующий дополнительный комментарий).

Во времена Мишны и Талмуда хлеб пекли, прикрепляя сформированное в виде лепешки или каравая тесто к стенкам печи, а огонь был снизу внутри печи. И хотя для возведения Мишкана, действительно, ничего не выпекали, сразу же после его освящения начали выпекать особый хлеб, который размещали на столе внутри Мишкана, как написано: «И возьми тонкой пшеничной муки, и испеки из нее двенадцать хал, …и положи их в два ряда, по шести в ряд, на чистом столе перед Б-гом» (Ваикра, 24:5-6).

Основная работа (ав мелаха) – выпекать хлеб и варить пищу, а также жарить на сковороде или на открытом огне (Рамбам, «Шаббат», 9:1-2 и 5). Но, по мнению, приведенному в Иерусалимском Талмуде, основной работой является именно «варка» (бишуль), а «выпечка» (офия) – производная от нее (толада) («Иглей Таль», 1).

Важно отметить, что газовые и электрические плиты, на которых принято готовить в наши дни, приравниваются в этом отношении к открытому огню – «плите с углями» («Игрот Моше», «Орах Хаим» 1, 93; «Орхот Шаббат» 1, 1:1, 2:1; см. также комментарий 1 к мишне 3:1).

Запрещено варить не только на самом огне, но и на источнике тепла, который разогрет огнем – например, на раскаленном металле, даже если он уже снят с огня. Такой источник тепла называют «порождением огня» – толедет а-ур («Шулхан Арух», 318:3). Варка с помощью «порождения огня» приравнивается в Шаббат к варке на открытом огне, и нарушитель подлежит такому же наказанию, как и варивший на огне (Рамбам, «Шаббат», 9:2; «Шулхан Арух», 318:3, «Мишна Брура», 17; см. также комментарий 1 к мишне 3:3).

Подобным «порождением огня» является также сосуд, в котором сварилась или разогрелась на огне пища. Такой разогретый на огне сосуд называют кли ришон («первый сосуд») – в отличие от «второго сосуда», в который переместили пищу из «первого». Считается, что даже если «первый сосуд» уже сняли с огня, он по-прежнему «варит», и если в него поместят еще не сваренную пищу или жидкость, то она там сварится. Поэтому запрещено добавлять небольшую порцию холодной воды в разогретый чайник даже после того, как он уже снят с огня – это тоже запрещенная Торой работа «варить» («Хаей Адам», Шаббат 20:3; «Орхот Шаббат» 1:2/2/, 1:36).

В современной микроволновой печи (микрогаль) варят с помощью особого излучения, которое не является ни огнем, ни «порождением огня». Поэтому некоторые авторитетные законоучители полагают, что готовить на ней не запрещено из Торы, но запрещено мудрецами (р. Ш.-З. Ойербах, «Минхат Шломо», 1, 12/4/). Но другие считают, что, поскольку в будние дни на микроволновой печи принято готовить и разогревать пищу, то в наши дни это обычный способ варки. А значит, при этом совершается работа «варить», запрещенная в Шаббат по закону Торы (р. М. Файнштейн, «Игрот Моше», «Орах Хаим» 3, 52; «Орхот Шаббат» 1:6/7/).

Минимальным объемом, за «варку» которого нарушитель ответственен по закону Торы, является ка-грогерет – «с инжир» (Рамбам, «Шаббат», 9:1). Но совершать работу «варить» даже по отношению к меньшему объему пищи тоже запрещено Торой («Мишна Брура», 318:1; «Орхот Шаббат», 1:8).

Вместе с тем, нарушитель ответственен по закону Торы только в том случае, если продукт, который он подверг «варке» достиг степени готовности, которую принято называть «пища Бен Дросая» (Менахот, 57а; «Орхот Шаббат», 1:14). Выше уже упоминалось, что Бен Дросай был известным разбойником, который варил пищу лишь до промежуточного состояния, когда ее уже можно есть, и сразу же набрасывался на нее, не дожидаясь, пока она доварится до полной готовности (Раши, Шаббат, 20а). Согласно точке зрения Раши, состояние «пищи Бен Друсая» составляет треть от полной готовности (там же), однако Рамбам считает, что это – половина полной готовности (Рамбам, «Шаббат», 9:5, «Магид Мишнэ»). В кодексе «Шулхан Арух» за основу принята вторая норма (254:2). Эти степени готовности измеряются временем, затраченным на варку («Хазон Иш», 37:6). И если для полного приготовления блюда необходимо два часа, то половина готовности составит час. Однако некоторые продукты достигают готовности буквально в последние минуты, а через половину необходимого времени они еще совершенно не годны в пищу. Поэтому при определении степени готовности Бен Друсая исходят из специфики каждого конкретного продукта («Орхот Шаббат», 1, 2:3/7/).

В отношении жидкой пищи (вода, молоко и т.п.) запрет Торы «варить» нарушается в тот момент, когда ее разогревают до температуры, при которой «рука отскакивает от нее» (яд соледет бо) – т.е. инстинктивно отдергивается из опасения обжечься (Шаббат, 40б, Раши; «Шулхан Арух», 318:14). Некоторые законоучители полагают, что уровень «яд соледет бо» аналогичен такой температуре, при которой уже невозможно выпить напиток залпом, так как он настолько горячий, что приходится делать перерывы между глотками («Кицур Илхот Шаббат», 16:3). Но поскольку точно определить этот уровень невозможно, то из сомнения следует устрожать («Питхей Тшува», «Йорэ Деа», 105:7).

Существуют разные точки зрения относительно этой температуры в современных мерах, но в качестве устрожения температурой «яд соледет бо» считают 45 градусов по шкале Цельсия («Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:1/3/ от имени р. Ш.-З. Ойербаха). А по некоторым мнениям устрожают до 43 градусов («Игрот Моше», «Орах Хаим», 4:74, «Бишуль», 3) или даже до 40 («Орхот Шаббат», 1/29/).

Важно подчеркнуть, что «первый сосуд» (кли ришон) продолжает «варить» только в том случае, когда находящаяся в нем пища еще сохраняет температуру, при которой «рука отскакивает» («Шулхан Арух», 318:9; «Хаей Адам», «Шаббат», 20:3). Но если температура опустилась ниже яд соледет бо, то первый сосуд не варит («Мишна Брура», 318:64). А сосуд, в который переложили или перелили из «первого сосуда» приготовленную на огне пищу, как правило, не «варит», даже если температура в нем выше, чем яд соледет бо. Такой сосуд называют кли шени – «второй сосуд».

Комментаторы поясняют, почему горячий «первый сосуд», даже если он уже снят с огня, все же «варит», а горячий «второй сосуд» – нет. Дело в том, что, поскольку стенки «первого сосуда» были сильно разогреты за время, когда он стоял на огне, они долго сохраняют тепло, и поэтому такой сосуд сохраняет способность «варить» до тех пор, пока температура пищи в нем не опустится ниже яд соледет бо. Но стенки «второго сосуда» не разогреты, и даже если в него поместили горячую пищу, она сравнительно быстро остынет – поэтому «второй сосуд» не варит (Тосафот, Шаббат, 40б). Соответственно, во «второй сосуд» с горячей жидкостью разрешено добавлять холодную воду, даже если смесь достигнет температуры яд соледет бо («Шулхан Арух», 318:12, «Мишна Брура», 81; «Орхот Шаббат», 1:38).

Однако виды пищи, которые варятся очень быстро (калей бишуль), запрещено добавлять даже во «второй сосуд» с горячей пищей. А поскольку не существует точного определения того, какие именно продукты относятся к категории калей бишуль, в этом отношении принято устрожать и не добавлять во «второй сосуд» большинство видов пищи («Мишна Брура», 318:42). Но к холодной воде, как уже указывалось, это устрожение не относится («Орхот Шаббат», 1:39-40).

Кроме того, принято учитывать мнение законоучителей, считающих, что горячая твердая пища (двар гуш – например, кусок мяса или картофеля), переложенная во «второй сосуд», сохраняет статус «первого сосуда», поскольку она долго хранит свой жар («Мишна Брура», 318:45). Поэтому на такую пищу приправы не посыпают (там же, 318:65).

«Варит» не только горячая пища, находящаяся в «первом сосуде», но и горячая струя из «первого сосуда» – ируй («Хаей Адам», «Шаббат», 20:3). Именно поэтому запрещено наливать горячую воду из «первого сосуда» на чайные листья, чтобы заварить чай. И также запрещено помещать листья чая или заварочные пакетики во «второй сосуд» – например, в стакан, вода в который налита прямо из чайника, стоявшего на огне. Ведь, возможно, чайные листья относятся к категории «легко развариваемых» видов пищи – калей а-бишуль, которые варятся даже во «втором сосуде» («Мишна Брура», 318:39). А есть законоучители, запрещающие заваривать чайные листья или заварочные пакетики даже в «третьем сосуде» (например, в стакане, вода в который налита из «второго сосуда»), так как, в соответствии с этим мнением, «калей а-бишуль» могут обвариться и в «третьем сосуде» («Орхот Шаббат», 1:43, 79). И чтобы избежать всех сомнений, желательно приготовить заварку в канун Шаббата и еще до Шаббата извлечь из нее заварочные пакетики, чтобы не нарушить также и запрет «перебирать» – борер («Орхот Шаббат», 1:74/164/). И лучше всего сохранить приготовленную заварку теплой, поставив заварочный чайник на электрическую плату или на стоящий на плате бак с горячей водой. Тогда в Шаббат будет разрешено добавлять в нее горячую воду прямо из «первого сосуда» («Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:47; «Мишнат а-Шаббат», 14:14:3).

Запрет «варить» нарушает не только тот, кто проделывает весь процесс «варки», но и совершающий лишь одно действие, приближающее варящуюся пищу к готовности. Например, он помешивает недоваренную пищу в стоящей на огне кастрюле (Рамбам, «Шаббат», 9:4; «Шулхан Арух», 118:18, «Мишна Брура», 114) или закрывает такую кострюлю крышкой (см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Как уже указывалось, запрет «варить» подразумевает не только приготовление пищи, но и термическую обработку других веществ и предметов (Шаббат, 74б). Так, производной работой от «варить» является выплавка металлов (Рамбам, «Шаббат», 9:6). Запрещено растапливать воск, смолу или асфальт, а также обжигать в печи глину («Мишна Брура», 318:1).

Наряду с запретами Торы, существует целый ряд постановлений мудрецов, призванных оградить от нарушения запрета «варить». Так, запрещено ставить неваренную (или даже вареную, но холодную и жидкую) пищу для разогрева в непосредственной близости от огня или от «порождений огня», где она сможет достигнуть температуры «яд соледет бо» – и даже если у человека нет иного намерения, кроме как подогреть эту пищу до комнатной температуры. Этот запрет установлен из опасения, что человек не уберет пищу вовремя, и она достигнет запрещенной температуры («Шулхан Арух», 318:14, «Мишна Брура», 90).

Мудрецы запретили ставить на огонь даже вареную пищу (и даже такую, в отношении которой нет запрета «варить»), поскольку установка сосуда с пищей на огонь в любом случае «выглядит как варка». Вместе с тем, в отношении твердой вареной пищи действует правило: эйн бишуль ахар бишуль – «нет варки после варки». Поэтому твердую пищу, сваренную до полной готовности, разрешено разогревать, даже если она полностью остыла после варки («Шулхан Арух», 318:4). Но и такую пищу мудрецы запретили помещать в Шаббат на огонь, потому что это выглядит как варка в Шаббат («Мишна Брура», 253:87). Однако подобную пищу (например, мясо с лапшой, но без соуса), можно положить в снятый с огня суп или в миску, которой прикрыта стоящая на огне кастрюля («Орхот Шаббат», 1:19). И так же разрешено положить такую пищу на батарею или электрический обогреватель, предназначенный для отопления дома, так как батареи и обогреватели вообще не предназначаются для варки пищи – а значит, это не «выглядит как варка» («Игрот Моше», «Орах Хаим», 4:74/34/; «Орхот Шаббат», 2:67/114/).

Правило «нет варки после варки» связано с тем, что твердые виды пищи варят, в первую очередь, для того чтобы размягчить их и сделать более пригодными для еды. А эти свойства сохраняются даже после того, как пища остынет. Но основной целью варки жидких видов пищи является именно их разогревание, а когда они полностью остывают, они как бы возвращаются к исходному состоянию. Поэтому в отношении жидких продуктов «есть варка после варки» (еш бишуль ахар бишуль). Соответственно, их запрещено ставить в место, где они могут вновь разогреться («Хазон Иш» 37/13/; «Кицур Илхот Шаббат», 16:8; «Мишнат а-Шаббат», 14:3/3/). Но если сваренная жидкая пища еще сохраняет свое тепло, то, согласно точке зрения ряда авторитетных законоучителей, ее разрешено разогреть так же, как и твердую пищу, и такой обычай принят в ашкеназских общинах (Рамо, 318:15, «Мишна Брура», 99; «Мишнат а-Шаббат», 14:3/4/). Но в большинстве сефардских общин не разогревают жидкую пищу, температура которой опустилась ниже уровня «яд соледет бо»

Разрешено заваривать в Шаббат растворимый кофе, несмотря на то, что при этом образуется горячий напиток. Ведь кофейный порошок или гранулы – это твердый продукт, который при своем изготовлении уже прошел процесс варки. Но следует устрожить и заваривать растворимый кофе только во «втором сосуде» («Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:55). И разрешено добавить в стакан с горячим (но не раскаленным!) кофе пастеризованное молоко. Ведь процесс пастеризации подобен «варке», а «второй сосуд», в который добавляется молоко, по большинству мнений, «не варит» («Орхот Шаббат», 1:45/111/ и 1:83).

Мудрецы запретили возвращать на огонь даже полностью готовую пищу, которую только что с него сняли (например, для того чтобы выложить часть кушанья на тарелки). Но если еще до Шаббата из плиты выгребли угли или покрыли их пеплом, возвращать пищу разрешено, да и то лишь в том случае, если сосуд еще не выпускали из рук. Однако если его, отпустив, уже поставили на пол (или на что-либо другое), запрещено возвращать его на плиту, ведь это выглядело бы так, будто его изначально ставят на плиту в сам Шаббат. В Гемаре приведено еще одно обязательное условие: необходимо чтобы, снимая сосуд с плиты, его намеревались вернуть обратно. Но если его собирались снять окончательно и лишь потом передумали, то возвращать запрещено (Шаббат, 38б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 3:10; «Шулхан Арух», 253:2, Рамо, «Мишна Брура», 253:52).

Плиту, в которой угли засыпаны пеплом, называют в Талмуде קטומה (ктума) – от арамейского слова קטמא (китма) – «пепел» (Раши, Шаббат, 36б; см. Ункелус, Бемидбар, 19:9). Законоучители указывают, что не только «пепел», но и иная преграда, отделяющая огонь от кастрюли с пищей и уменьшающая жар огня, придает плите статус ктума. Это может быть пустой котелок, поставленный на огонь (а на нем – котелок с пищей) или металлический лист (блех), на который устанавливаются кастрюли («Мишна Брура», 253:81; «Игрот Моше», «Орах Хаим» 1, 93).

Соответственно, если огонь закрыт, например, металлическим листом – блехом, на котором не принято варить в будние дни, пищу можно возвратить при соблюдении ряда условий: она сварена до полной готовности и еще не остыла (т.е. считается горячей), а сосуд не выпускали из рук, намереваясь возвратить его на плиту. А в случае серьезной необходимости сосуд можно возвратить на плиту даже в том случае, если соблюдено только одно из двух последних условий. Например, его не выпускали из рук, но первоначально не собирались возвратить на плиту, или намеревались возвратить на плиту, но по ошибке выпустили из рук, например, оставили стоять на кухонном столе («Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:17-19). И таков же закон в отношении электрической платы, предназначенной специально для нужд Шаббата (ведь на ней не принято готовить в будние дни и невозможно увеличить температуру). И газовая плита, покрытая блехом, и электрическая плата, предназначенная специально для нужд Шаббата, рассматриваются в этом отношении как плита, из которой выгребли угли или покрыли их пеплом («Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:24-25/71/; «Орхот Шаббат» 1, 2:8, 2:13). Но некоторые законоучители устрожают и требуют, чтобы на электрической плате было еще какое-либо дополнительное покрытие (например, фольга). Это покрытие призвано подчеркнуть, что такая плата используется не для варки, а лишь для поддержания температуры уже сваренной пищи («Орхот Шаббат», 2:13 от имени р. Й.-Ш. Эльяшива).

Важно напомнить, что, согласно мнению большинства авторитетных законоучителей, запрещено ставить в Шаббат на электрическую плату любую пищу, так же как на любой другой закрытый огонь, например, на блех («Шмират Шаббат ке-Илхата» 1:25; «Орхот Шаббат», 2:61/104-105/). Но можно положить твердую, полностью готовую пищу (например, котлеты) на стоящий на плате или блехе перевернутый сосуд (на перевернутую кастрюлю или глубокую тарелку).

Запрещено ставить в Шаббат любую пищу на электрическую плату, которая еще не работает, но затем будет включена с помощью таймера (шаон Шаббат), и даже если пища сваренная и твердая. Однако разрешено в канун Шаббата поставить пищу на электрическую плату, которая включится в сам Шаббат при посредстве таймера («Хазон Иш» 38/2/; «Шмират Шаббат ке-Илхата» 2:26; «Орхот Шаббат», 2:68).

Еще один запрет мудрецов – готовить пищу на каком-либо материале, который разогрелся на солнце, например, в раскаленном песке. Этот запрет установлен из опасения, как бы в Шаббат не стали готовить и на том, что разогрето огнем (Шаббат, 39а; Рамбам, «Шаббат», 9:3). Ведь если разрешить готовить пищу на материале, разогретом на солнце, то увидевший такую варку может по ошибке подумать, что этот материал (например, металлический лист) разогрет не на солнце, а на огне. Тогда он решит, что готовить на «порождении огня» разрешено и нарушит запрет Торы (Раши, Шаббат, 39а; Рамбам, «Шаббат», 9:3; «Шулхан Арух», 318:3). Но разогревать пищу под жаром самого солнца разрешено (Шаббат, 39а), поскольку «солнце с огнем не перепутают» (Раши; «Шулхан Арух», 318:3, «Мишна Брура», 21).

С той же целью – предохранить людей от заблуждения – мудрецы запретили взбивать в Шаббат сырое яйцо. Ведь обычно, в будни, яйцо взбивают, чтобы приготовить яичницу, и увидевшие такое действие в Шаббат могут по ошибке подумать, будто человек собирается его жарить («Мишна Брура», 321:68).

Совершать некоторые действия, связанные с варкой, мудрецы запретили даже в канун Шаббата. Так, запрещено оставлять перед Шаббатом на огне не сваренную пищу из опасения, как бы человек, отвлекшись и забыв, что Шаббат уже наступил, не поворошил бы по привычке угли, чтобы увеличить силу огня, как это обычно делают в будни. Ведь тем самым он бы нарушил запрет Торы «разводить огонь» – мавъир (см. далее). Но если перед Шаббатом из плиты удалили все угли или присыпали их пеплом, такого опасения не существует. Ведь присыпав (и тем более, убрав) угли, человек показал, что не заинтересован в увеличении жара. Поэтому в таком случае оставлять недоваренную пищу не запретили («Шулхан Арух», 253:1, «Мишна Брура», 253:14).

И хотя в современной газовой плите нет углей, тем не менее, существует опасение, что в Шаббат по забывчивости и невнимательности могут прибавить газ. Но если газовую плиту прикрыли металлическим листом (блехом), то этим показали, что не заинтересованы в увеличении жара (еще лучше, если металлический лист закрывает также винтили, с помощью которых добавляют газ, но это не обязательно). Поэтому на блехе (а также на специальной субботней плате) разрешено оставлять недоваренную горячую пищу в канун Шаббата (см. «Игрот Моше», «Орах Хаим» 1, 93). И все же рекомендуется при наступлении Шаббата оставлять на блехе или на субботней плате только полностью приготовленную еду, чтобы сохранить возможность в случае необходимости возвратить снятый сосуд. Ведь возвращать снятую с огня пищу разрешено только в том случае, если плита груфа и ктума, а пища сварена до полной готовности (см. «Шмират Шаббат ке-Илхата», 1:63).

И, наконец, мудрецы запретили даже в канун Шаббата закутывать пищу во что-либо «добавляющее тепло» (давар а-мосиф эвель). Это постановление было вынесено из опасения, что в канун Шаббата котелок с приготовленной пищей присыплют золой (т.е. пеплом вперемежку с остатком углей), а затем в сам Шаббат по ошибке поворошат оставшиеся угли, как привыкли делать в будние дни. А тем самым будет нарушен запрет Торы «разводить огонь» (Шаббат, 34б, Раши; «Шулхан Арух», 257:1, «Мишна Брура», 5). Этот запрет мудрецы распространили на любые материалы, добавляющие тепло. В частности, закутыванием в «материал, добавляющий тепло» является случай, когда стоящую на субботней плате пищу закутывают сверху – например, одеялом. И хотя само по себе одеяло не добавляет тепла, все же в сочетании с горячей платой оно способствует увеличению температуры пищи. Поэтому такое закутывание запрещено даже в канун Шаббата («Орхот Шаббат» 1, 2, 75; см. «Шулхан Арух», 257:8).

Но закутывать в материалы, не добавляющие тепло (например, в различные покрывала), до Шаббата разрешено. Но в сам Шаббат мудрецы запретили и это. Такое запретительное постановление было вынесено из опасения, что пищу разогреют в Шаббат (Шаббат, 34а). Раши поясняет, что при укутывании человек может обнаружить, что кастрюля уже остыла, и по забывчивости автоматически поставить ее на огонь, как привык делать в будни (Раши, Шаббат, 34а).

В Гемаре указано, что разрешено добавлять дополнительные покрывала на сосуд, закутанный еще до Шаббата. Кроме того, можно прямо в Шаббат заменить легкое покрывало на более теплое, например, тканые простыни на одеяла из шерсти, которые сохранят тепло лучше (Шаббат, 51а, Рашба; Ран, Шаббат, 23б) – ведь это закутывание является лишь продолжением того закутывания, которое было совершено разрешенным образом еще до Шаббата. А если закутанный сосуд развернули, чтобы достать пищу или поменять покрывала, его разрешено вновь закутать («Мишна Брура», 257:25). И если пищу из «первого сосуда» переложили в другой сосуд, то этот второй сосуд разрешено закутать даже в сам Шаббат (см. Шаббат, 51а, Раши; см. Рамбам, «Шаббат», 4:4-5; «Шулхан Арух», 257:4). И даже если затем вновь переложили эту пищу в снятый с огня «первый сосуд», в котором она прежде варилась, можно его закутать, так как в таком случае оно уже больше не считается «первым сосудом» («Мишна Брура», 257:28).

В заключение важно отметить, что, согласно большинству мнений, «закутыванием» (атмана) называется только завертывание всей кастрюли сверху и снизу, когда материал, применяемый для закутывания, со всех сторон к ней прилегает. Но частичное закутывание пищи не запрещают (Рамо 253:1, «Мишна Брура», 48-49; «Орхот Шаббат», 2:78-81).

В этом комментарии показана лишь «вершина айсберга». Однако законы, связанные с «варкой» в Шаббат, включают в себя многочисленные частности и подробности, и поэтому требуют углубленного изучения.

Продолжение следует

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=74690