Трактат Шаббат — Глава третья — Мишна первая — часть 2

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

64
трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне рассматривается ряд законов, связанных с оставлением горячей пищи на плите на Шабат.

Текст мишны

כִּירָה שֶׁהִסִּיקוּהָ בְקַשׁ וּבִגְבָבָא, נוֹתְנִים עָלֶיהָ תַּבְשִׁיל, בְּגֶפֶת וּבְעֵצִים, לֹא יִתֵּן עַד שֶׁיִּגְרֹף, אוֹ עַד שֶׁיִּתֵּן אֶת הָאֵפֶר. בֵּית שַׁמַּאי אוֹמְרִים, חַמִּין אֲבָל לֹא תַבְשִׁיל. וּבֵית הִלֵּל אוֹמְרִים, חַמִּין וְתַבְשִׁיל. בֵּית שַׁמַּאי אוֹמְרִים, נוֹטְלִין אֲבָל לֹא מַחֲזִירִין. וּבֵית הִלֵּל אוֹמְרִים, אַף מַחֲזִירִין:

Перевод мишны

Если плиту топили соломой или тонким хворостом, на неё помещают варево, но если жмыхом или дровами – не помещают прежде, чем сгребут угли или засыплют их пеплом.

Школа Шамая говорит: кипяток, но не варево. А школа Гилеля говорит: кипяток и варево.

Школа Шамая говорит: берут, но не возвращают. А школа Гилеля говорит: и возвращают.

Комментарий раби Овадьи из Бартануры:

Плита (кира) – приспособление, которое устанавливают на земле. На него помещают две кастрюли, а под ними горит огонь.(1) Тонким хворостом – тонкими, как солома, веточками, которые собирают в поле.(2) На неё помещают варево в канун Шабата, чтобы оно осталось там на Шабат. Жмыхом – т.е. отходами, которые образуются после выжимания масла из маслин и кунжута.(3) Не помещают в канун Шабата, чтобы оно осталось там на Шабат, прежде чем сгребут угли и извлекут их из плиты или засыплют пеплом, чтобы скрыть их и остудить.(4) Это постановление мудрецов вынесено из опасения, как бы не поворошили угли в Шабат, чтобы ускорить приготовление пищи.(5) Это постановление вынесено только по поводу кушаний, которые либо еще полностью не сварились, либо, хотя и полностью сварились, но от дальнейшей варки становятся еще вкуснее, – тут существует опасение, как бы не поворошили угли. Но такие кушанья, которые либо вообще еще не варились, либо полностью сварились и дальнейшая варка вредит им, разрешают оставлять на плите, даже если не выгребли угли и не покрыли их пеплом. В таких случаях не опасаются, как бы не поворошили угли, поскольку от подобных кушаний «отвлекаются» (т.е. как бы забывают о них до тех пор, пока не наступит время соответствующей трапезы).(6)

Школа Шамая говорит: горячую воду ставят на плиту после того, как выгребли угли, ведь ее не нужно снова варить, и поэтому нет опасения, как бы не поворошили [остатки углей]. Но не варево – ведь, хотя угли и выгребли, тем не менее, невозможно выгрести все угли так, чтобы там не осталась ни искорки, – и человек может ее раздуть, поскольку он заинтересован в дальнейшей варке.(7)

Школа Шамая говорит: берут, но не возвращают. Даже кипяток, который разрешено оставлять на плите после того, как из нее выгребли угли или присыпали их пеплом, – после того, как его взяли, уже не возвращают, потому что это выглядело бы как варка в Шабат. А школа Гилеля говорит: и кипяток, и варево разрешено возвратить после того, как взяли. Но школа Гилеля разрешает возвратить только в том случае, если кастрюля еще в руках и ее не поставили на что-либо другое. Однако после того, как ее поставили на землю или на что-либо другое, запрещено возвращать даже по мнению школы Гилеля, так как это выглядит, будто кастрюлю изначально ставят на плиту в Шабат.(8)(9)(10)

Комментарий «Дополнительная душа»

Авторский комментарий рава Александра Каца

(6) Станет вкуснее или подгорит?

В Гемаре разъяснено, что опасение, как бы не поворошили угли, существует в отношении такой пищи, которая еще полностью не сварилась, ведь в таком случае человек, действительно, заинтересован в увеличении силы огня. Это опасение относится также и к полностью сварившейся пище, вкусовые качества которой от дальнейшей варки только улучшатся (мицтамек ве-яфэ ло). Поэтому такие виды пищи запрещено оставлять на плите на Шабат, «прежде чем сгребут [угли] или засыплют [их] пеплом».

Но если дальнейшее увеличение жара навредит сварившейся пище (мицтамек ве-ра ло) – например, она усохнет или подгорит, тогда человек, безусловно, не станет ворошить угли, чтобы увеличить огонь (Шабат 37б; Рамбам, Шабат 3:3-4; Шулхан арух 253:1).

И также, если прямо перед наступлением Шабата на плиту поставили кастрюлю с сырым мясом (кдейра хайета), которое предназначено для утренней трапезы. Такое мясо, безусловно, не успеет свариться к вечерней трапезе, а к утренней наверняка сварится – поэтому и в таком случае не опасаются, как бы не помешали угли, чтобы ускорить варку (Шабат 18б). И поскольку от таких видов пищи – мицтамек ве-ра ло и кдейра хайета – «отвлекаются» (т.е. не беспокоятся, сварятся они или нет), разрешено оставлять их даже на открытом огне (Шулхан арух 253:1, Мишна брура 7 и 11-12; см. коммент. р. Овадьи из Бартануры).

(7) «Кипяток, но не варево»

Школа Шамая считает, что даже на плите, из которой выгребли угли, разрешено оставлять на Шабат только «кипяток» (хамин), но не «варево» (тавшиль, т.е. густое или жидкое кушанье). Это связано с тем, что невозможно выгрести из плиты все угли так, чтобы там не осталась ни искорки. Школа Шамая опасается, что человек, заинтересованный в дальнейшей варке, может, забывшись, раздуть, оставшиеся искры и тем самым нарушить запрет Торы «разводить огонь».

Другое объяснение точки зрения школы Шамая: если человек заинтересован в дальнейшей варке, то, когда он оставляет «варево» на огне, тем самым осуществляется его желание «варить», и это выглядит так, будто он сам варит в Шабат.

Но «кипяток» не нужно снова доводить до кипения. Более того, увеличение жара в плите будет способствовать быстрому выпариванию, уменьшит количество воды и ухудшит ее качество. А поскольку увеличения жара невыгодно, в этом случае не существует опасения, что человек, забывшись, попытается снова  раздуть огонь. И это не выглядит как варка в Шабат – ведь человек не заинтересован в дополнительном кипячении (Раши, Шабат 36б; см. также Рамбам, Шабат 3:6; см. коммент. р. Овадьи из Бартануры).

Но школа Гилеля не опасается, что станут раздувать оставшиеся в печи искры (и также не считает, что оставление «варева» на огне выглядит как варка в Шабат). Поэтому, с точки зрения школы Гилеля, разрешено оставлять на плите любую горячую еду после того, как выгребли угли или прикрыли их пеплом.

(8) «И возвращают»

В заключительной части данной мишны речь идет о возвращении на плиту кастрюли с пищей, которая была взята в Шабат (например, для того, чтобы выложить часть кушанья на тарелки).

В отличие от школы Шамая, запрещающей возвращать любую еду даже на плиту, из которой до Шабата выгребли угли или покрыли их пеплом, школа Гилеля разрешает возвращать на такую плиту любую сваренную пищу.

В Гемаре указано, что, даже с точки зрения школы Гилеля, кастрюлю с пищей разрешено возвращать на плиту только в том случае, если ее еще не выпускали из рук. Но если ее, отпустив, уже поставили на пол (или на что-либо другое), запрещено возвращать ее на плиту, ведь это выглядело бы так, будто кастрюлю изначально ставят на плиту в сам Шабат (Шабат 38б, Раши; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

В Гемаре приведено еще одно обязательное условие: снимая кастрюлю с плиты, ее намеревались вернуть обратно. Но если ее собирались снять окончательно и лишь потом передумали, то возвращать запрещено (Шабат 38б).

И закон определен в соответствии с точкой зрения школы Гилеля (Рамбам, Шабат 3:10; Шулхан арух 253:2, Рамо). Соответственно, если огонь закрыт, например, металлическим листом – блехом, на котором не принято варить в будний день, пищу можно возвратить при соблюдении ряда условий: она сварена до полной готовности и еще не остыла (т.е. считается горячей), а сосуд не выпускали из рук, намереваясь возвратить его на плиту. А в случае серьезной необходимости сосуд можно возвратить на плиту, даже если соблюдено только одно из двух последних условий. Например, его не выпускали из рук, но первоначально не собирались возвратить на плиту, или намеревались возвратить на плиту, но по ошибке выпустили из рук (например, оставили стоять на кухонном столе) (Шмират Шабат ке-илхата 1:17-19). И таков же закон в отношении электрической платы, предназначенной специально для нужд Шабата.

Но если в Шабат сосуд с пищей сняли с открытого огня, – его запрещено возвращать, даже если пища сварена до полной готовности (Мишна брура 253:52).

(9) Другое объяснение этой мишны

В Гемаре приведено и совершенно другое объяснение данной мишны.

Согласно этому объяснению, с самого начала в мишне говорится не об оставлении пищи на плите, а о возвращении пищи, взятой с плиты в сам Шабат. И соответственно, «если плиту топили соломой или хворостом, на неё помещают (т.е. возвращают) варево (взятое с нее в сам Шабат)». Однако «если топили жмыхом или дровами, то не помещают (т.е. не возвращают на плиту кастрюлю с пищей), прежде чем сгребут угли или засыплют их пеплом».

Что же касается оставления пищи на плите, то, согласно этому объяснению, на Шабат разрешено оставлять на плите кастрюлю с пищей, даже если не выгребли угли и не засыпали их пеплом – лишь бы пища достигла до Шабата «готовности Бен Друсая» (Шабат 36а).

Как уже упоминалось, Бен Друсай был известным разбойником, который варил пищу лишь до промежуточного состояния, когда ее уже можно было есть, – и сразу же неистово набрасывался на нее, не дожидаясь, пока она доварится до полной готовности (Раши, Шабат 20а). И если в случае крайней необходимости эту пищу можно есть уже при наступлении Шабата, ведь она достигла «готовности Бен Друсая», – тогда не следует опасаться того, что из-за нее станут ворошить в Шабат угли, чтобы увеличить огонь (Мишна брура 253:37; см. коммент. 1 к мишне 1:10).

Однако школа Шамая, по этому объяснению, считает, что на плите, из которой не выгребли угли и не засыпали их пеплом, разрешено оставлять на Шабат только «кипяток» (хамин), а школа Гилеля разрешает также и «варево» (тавшиль).

В соответствии с этим альтернативным объяснением, данная мишна читается так: «Если плиту топили соломой или хворостом, на неё возвращают варево, но если жмыхом или дровами – не возвращают, прежде чем сгребут угли или засыплют их пеплом. Однако оставлять на плите – оставляют, даже если не выгребли угли и не закрыли их пеплом. А что именно оставляют? Школа Шамая говорит: кипяток, но не варево. А школа Гилеля говорит: кипяток и варево. Что же касается возвращения, то не все с этим согласны, но по этому поводу спорят школа Шамая и школа Гилеля. Школа Шамая говорит: берут, но не возвращают. А школа Гилеля говорит: и возвращают» (Шабат 37а).

Таким образом, начальная часть мишны отражают точку зрения школы Гилеля, выраженную в ее заключительной части.

(10) По мнению Хананьи

В Гемаре также указано, что это альтернативное объяснение соответствует мнению одного из мудрецов – Хананьи, который, в отличие от большинства мудрецов, считал, что пищу, достигшую до Шабата «готовности Бен Друсая», разрешено оставлять на плите, из которой не выгребли угли и не покрыли их пеплом (там же 36б).

Важно напомнить, что газовая или электрическая плита, на которых принято готовить в наши дни, рассматривается в отношении данного закона как «плита с углями» (Орхот Шабат 1, 2:1). А газовая плита, покрытая блехом, а также электрическая плата, предназначенная специально для нужд Шабата (на ней не принято готовить в будние дни и невозможно увеличить температуру), рассматриваются как плита, из которой выгребли угли или покрыли их пеплом (Шмират Шабат ке-илхата 1:24-25/71/; Орхот Шабат 1, 2:8, 2:13). В связи с этим рекомендуется покрывать газовую плиту блехом или использовать электрическую плату, предназначенную специально для нужд Шабата, и оставлять на них при наступлении Шабата только полностью приготовленную еду – чтобы сохранить возможность в случае необходимости возвратить сосуд с пищей на закрытый огонь. Ведь возвращать взятую с огня пищу разрешено, согласно всем мнениям, только в том случае, если плита груфа и ктума, а пища сварена до полной готовности (см. Шмират Шабат ке-илхата 1:63). А некоторые законоучители устрожают и требуют, чтобы на электрической плате было еще какое-либо дополнительное покрытие (например, фольга), которое призвано подчеркнуть, что такая плата используется не для варки, а лишь для поддержания температуры уже сваренной пищи (Орхот Шабат 2:13 от имени р. Й.-Ш. Эльяшива).


http://www.beerot.ru/?p=53444