Трактат Шаббат — Глава третья — Мишна пятая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

56
трактат шаббат, трактат шабат

В этой мишне обсуждается, при каких условиях разрешено добавлять холодную воду и приправы в сосуд с горячей водой и пищей.

Текст мишны

הַמֵּחַם שֶׁפִּנָּהוּ, לֹא יִתֵּן לְתוֹכוֹ צוֹנֵן בִּשְׁבִיל שֶׁיֵּחַמּוּ, אֲבָל נוֹתֵן הוּא לְתוֹכוֹ אוֹ לְתוֹךְ הַכּוֹס כְּדֵי לְהַפְשִׁירָן. הָאִלְפָס וְהַקְּדֵרָה שֶׁהֶעֱבִירָן מְרֻתָּחִין, לֹא יִתֵּן לְתוֹכָן תַּבְלִין, אֲבָל נוֹתֵן הוּא לְתוֹךְ הַקְּעָרָה אוֹ לְתוֹךְ הַתַּמְחוּי. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, לַכֹּל הוּא נוֹתֵן, חוּץ מִדָּבָר שֶׁיֶּשׁ בּוֹ חֹמֶץ וָצִיר:

 

Перевод мишны

В чайник, который сняли с огня, не добавляют холодную воду, чтобы она согрелась, но добавляют в него или в стакан с горячей водой, чтобы стала чуть теплой.

В горшок или кастрюлю, снятые с огня кипящими, не добавляют специи (приправы), но добавляют в миску или в блюдо. Раби Йеуда говорит: во всё добавляют, кроме того, в чем есть уксус или рыбный рассол.

Комментарий раби Овадьи из Бартануры

Чайник (мейхам) – медный чайник, который ставят на огонь, чтобы разогреть в нем воду. Который сняли с огня – с плиты, и в нем – горячая вода. Не добавляют холодную воду – небольшое количество холодной воды, чтобы она разогрелась от горячей воды внутри чайника, ведь это было бы варкой в Шабат.(1)(2)

Но добавляют в него большое количество холодной воды, чтобы вся вода стала чуть теплой.(3) Или в стакан – хотя он и является «вторым сосудом», разрешено добавлять только так, чтобы вся вода стала чуть теплой. Но добавлять немного холодной воды, чтобы она стала горячей, нельзя, поскольку этот мудрец Мишны считает, что «второй сосуд» варит. Однако далее написано: «Но добавляет в миску…» – а значит, «второй сосуд» не варит. И закон определен так: «второй сосуд» не варит.(4)(5)

[В горшок или кастрюлю], снятые с огня кипящими перед сумерками, не добавляют специи (приправы) после того, как уже стемнело. Ведь всё время, пока первый сосуд горячий, он варит.(6) Но добавляют в миску – так как второй сосуд не варит. Блюдо – большая миска, в которую переваливают варево из горшка, а оттуда уже раскладывают по меньшим мискам. Во всё добавляют – даже в первый сосуд, кроме того, в чем есть уксус или рассол, натекающий при засолке рыбы, так как уксус и рассол «варят» приправы (т.е. из-за своей остроты способствуют процессу варки). Но закон определен не по мнению раби Йеуды.(7)

Добавлять в первый сосуд даже после того, как его сняли с огня, запрещено именно приправы. Но соль сваривается в первом сосуде только в том случае, когда он стоит на огне. Поэтому соль разрешено добавлять даже в первый сосуд, снятый с огня.(8)

Комментарий «Дополнительная душа»

(1) «Первый сосуд»

Сосуд, в котором сварилась или разогрелась на огне пища, называют кли ришон («первый сосуд» – в отличие от «второго сосуда», в который переместили пищу из «первого»).

Считается, что даже если «первый сосуд» уже сняли с огня, он по-прежнему «варит», и если в него поместят еще не сваренную пищу или жидкость, то она там сварится. Ведь такой горячий сосуд являются «порождением огня» (толедет а-ур), а «порождение огня», как уже говорилось выше, «варит» (Орхот Шабат 1:2; см. также коммент. 1 и 4 к мишне 3:3). Поэтому «в чайник», даже после того, как его уже «сняли с огня», запрещено добавлять небольшую порцию «холодной воды, чтобы и она там согрелась», ведь это запрещенная Торой «варка» – бишуль.

(2) «Рука отскакивает от него»

В Гемаре объяснено, что при разогревании жидкости запрет Торы «варить» нарушается в тот момент, когда она достигает температуры, при которой «рука отскакивает от нее» (яд соледет бо) – т.е. инстинктивно отдергивается из опасения обжечься (Шабат 40б, Раши; Шулхан арух, Орах хаим 318:14). И слова данной мишны «…чтобы она (т.е. холодная вода) согрелась» подразумевают именно такую температуру. Но если вода достигает лишь более низкой температуры, она подпадает под категорию «…чтобы стала чуть теплой».

Важно подчеркнуть, что «первый сосуд» продолжает «варить» тоже только в том случае, когда находящаяся в нем жидкость сохраняет температуру, при которой «рука отскакивает» (Хаей адам, Шабат 20:3).

Как практически определить этот температурный рубеж, если у одних людей «руки отскакивают» уже от невысокой температуры, а у других не «отскакивают» даже от очень горячей жидкости?

В Гемаре приведен дополнительный критерий: это такая температура, при которой может возникнуть ожег на животе младенца (Шабат 40б). Но и этот признак по понятным причинам практически невозможно использовать для измерения температуры. А некоторые законоучители полагают, что уровень «яд соледет бо» аналогичен такой температуре, при которой уже невозможно выпить напиток залпом, так как он настолько горячий, что приходится делать перерывы между глотками (Кицур Илхот Шабат 16:3).

Но поскольку точно определить этот уровень невозможно, то из сомнения следует устрожать (Питхей тшува, Йорэ деа 105:7). Так, в приведенном в данной мишне примере, когда «добавляют холодную воду» в снятый с огня, но еще горячий чайник, следует устрожить и считать температурой «яд соледет бо» 45 градусов по шкале Цельсия (Шмират Шабат ке-илхата 1:1/3/ от имени р. Ш.-З. Ойербаха). А по некоторым, еще более строгим мнениям, – 43 градуса (Игрот Моше, Орах хаим 4:74, Бишуль 3) или даже 40 (Орхот Шабат 1/29/).

(3) Не по капле

Хотя разрешено залить холодную воду в снятый с огня чайник, чтобы вся вода «стала чуть теплой», необходимо залить сразу всё, а не понемногу. Ведь если наливать небольшими порциями, то первая порция немедленно сварится в горячей воде – еще до того, как нальют вторую. И так каждая последующая порция до тех пор, пока температура смеси не опустится ниже «яд соледет бо» (Хаей адам, Шабат 20:3; Мишна брура 318:83).

Однако можно взглянуть на этот процесс несколько иначе: хотя каждая небольшая порция холодной воды, действительно, сразу смешивается с горячей, тем не менее, она все же не успевает «свариться» до тех пор, пока в сосуд нальют всю холодную воду, и смесь станет чуть теплой (Шаар а-циюн 318/111/). Но в практической плоскости следует устрожить.

(4) Во «второй сосуд»

Термином «второй сосуд» (кли шени) принято называть сосуд, в который переложили или перелили из «первого сосуда» приготовленную на огне пищу.

На первый взгляд, в данной мишне существует противоречие. Сначала указано, что в стакан с горячей водой (а это кли шени) разрешено добавлять лишь большое количество холодной воды, что бы смесь стала чуть теплой – но не добавляют холодную воду в небольшом количестве, чтобы она согрелась. А раз это запрещено, следовательно, «второй сосуд» тоже «варит», как и первый. Однако во второй части мишны указано, что разрешено добавлять приправы «в миску или в блюдо» (а они тоже являются «вторыми сосудами») – и значит, «вторые сосуды» не «варят»!

Можно предположить (как это и делает р. Овадья из Бартануры), что, по мнению мудреца, составившего первую часть этой мишны, «второй сосуд», действительно, «варит», а мудрец, мнение которого отражено во второй половине мишны, считает, что «вторые сосуды» не «варят».

Но другие комментаторы Талмуда объясняют иначе: в первой половине данной мишны тоже подразумевается, что «вторые сосуды» не «варят». А если так, то почему же в стакан с горячей водой «добавляют» лишь большое количество холодной воды, что бы смесь «стала чуть теплой»? Потому что в первой части мишны закон относительно стакана приведен вместе с законом по поводу чайника, а в чайник, снятый с огня (т.е. в «первый сосуд»), действительно, разрешено добавлять только большое количество холодной воды, иначе вода в нем «сварится» (см. выше – коммент. 1-3). Однако в стакан с горячей водой (если рассматривать закон относительно стакана отдельно) разрешено добавлять даже небольшое количество холодной воды, «чтобы она согрелась» – и даже до температуры яд соледет бо (см. Рамбан, Шабат 42а; Ритва, Шабат 41а). И закон определен так: во «второй сосуд» с горячей жидкостью разрешено добавлять даже небольшой количество холодной – и даже если смесь достигнет температуры яд соледет бо (Шулхан арух 318:12, Мишна брура 81).

(5) Стенки сосуда

Составители Тосафот задают вопрос: почему горячий «первый сосуд», даже если он уже снят с огня, все же «варит», а горячий «второй сосуд» – нет?

Ответ таков: поскольку стенки «первого сосуда» были сильно разогреты за время, когда он стоял на огне, они долго сохраняют тепло, и поэтому такой сосуд сохраняет способность «варить» до тех пор, пока температура пищи в нем не опустится ниже яд соледет бо. Но стенки «второго сосуда» не разогреты, и даже если в него поместили горячую пищу, она сравнительно быстро остынет – поэтому «второй сосуд» не варит (Тосафот, Шабат 40б).

Однако виды пищи, которые варятся очень быстро – калей бишуль, запрещено добавлять даже во «второй сосуд» с горячей пищей. А поскольку не существует точного определения того, какие именно продукты относятся к категории калей бишуль, в этом отношении принято устрожать и не добавлять во «второй сосуд» большинство видов пищи (к холодной воде это устрожение не относится) (Мишна брура 318:42, Шаар а-циюн).

(6) «Не добавляют приправ…»

В мишне указано, что запрещено добавлять приправы «в горшок или кастрюлю, снятые с огня кипящими». Как поясняет Раши, «первый сосуд всё время, пока он горячий, варит» (это объяснение почти дословно приводит и р. Овадья из Бартануры).

Именно так и определен закон в кодексе Шулхан арух: «Первый сосуд, даже после того, как его сняли с огня, варит до тех пор, пока от него отскакивает рука, – поэтому запрещено добавлять в него приправу» (318:9). Но если температура опустилась ниже яд соледет бо, то первый сосуд не варит (Мишна брура 318:64).

Вместе с тем, принято учитывать мнение законоучителей, считающих, что горячая твердая пища (двар гуш), переложенная во «второй сосуд» (например, кусок мяса или картофеля), сохраняет статус «первого сосуда» (ведь она долго хранит свой жар) – и поэтому на такую пищу приправы не посыпают (там же 45 и 65). А некоторые законоучители устрожают в отношении любого «второго сосуда» с горячей пищей, запрещая добавлять молотые приправы даже в тарелку с горячим супом и т.п. Но, по букве закона, это разрешено (см. Шмират Шабат ке-илхата 1:53/152/; Орхот Шабат 1:40/97/).

(7) Точка зрения раби Йеуды

Раби Йеуда разрешает добавлять приправы «во всё» – даже в горячий сосуд, снятый с огня (если в нем нет уксуса или рыбного рассола) (Шабат 42б). По всей вероятности, это разрешение касается именно приправ, но не других видов пищи (Тосафот, Шабат 42б).

Из того, что раби Йеуда разрешает добавлять приправы в «первый сосуд» с горячей пищей, видно, что из Торы это разрешено. Но мудрецы, с которыми полемизирует здесь раби Йеуда, устрожили и запретили добавлять приправы в горячий «первый сосуд».

И хотя закон определен не по мнению раби Йеуды (см. выше – коммент. 6), тем не менее в сумерках перед наступление Шабата (бейн а-шмашот) добавлять приправы разрешено даже в горячий «первый сосуд», ведь запреты мудрецов, называемые швут, не распространяются на время бейн а-шмашот, а вступают в силу только с выходом звезд (Раши, Шабат 42а; см. Шабат 8б; Шулхан арух 342:1). Однако если человек или вся община уже приняли Шабат, для них вступили в силу все законы и запреты – в том числе и постановления мудрецов (а в наше время принимают Шабат задолго до сумерек) (Мишна брура 342:1)

(8) Добавление соли

В Гемаре указано, что, хотя приправы разрешено добавлять в «первый сосуд» только в то случае, если он уже остыл ниже температуры яд соледет бо, соль можно добавить даже в горячий «первый сосуд», если, конечно, он снят с огня (Шабат 42б, Раши; Рамбам, Шабат 22:6). И хотя соль сразу же растворяется в горячей воде, это не признак варки, ведь она растворяется и в холодной (Меири; Мишна брура 318:67).

Однако изначально предпочтительно устрожить и не класть соль в горячий «первый сосуд», даже если он уже снят с огня. А каменную соль, не прошедшую при изготовлении процесс вываривания, предпочтительно не добавлять даже в горячий «второй сосуд» (Рамо 318:9, Мишна брура 71).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


http://www.beerot.ru/?p=53754