Трактат Шаббат — Глава четвертая — Мишна первая

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

63
трактат шаббат, трактат шабат

В четвертой главе трактата приведены законы, связанные с укутыванием горячей пищи для сохранения тепла.

В данной мишне названы материалы, которые добавляют тепло закутанной пище, а также материалы, которые лишь сохраняют тепло.

[7-1-1] Текст мишны

בַּמֶּה טוֹמְנִין וּבַמָּה אֵין טוֹמְנִין. אֵין טוֹמְנִין לֹא בְגֶפֶת וְלֹא בְזֶבֶל, לֹא בְמֶלַח וְלֹא בְסִיד וְלֹא בְחוֹל, בֵּין לַחִים בֵּין יְבֵשִׁים. לֹא בְתֶבֶן וְלֹא בְזַגִּים וְלֹא בְמוֹכִים וְלֹא בַעֲשָׂבִים בִּזְמַן שֶׁהֵן לַחִים, אֲבָל טוֹמְנִין בָּהֶן כְּשֶׁהֵן יְבֵשִׁים. טוֹמְנִין בִּכְסוּת וּבְפֵרוֹת, בְּכַנְפֵי יוֹנָה וּבִנְסֹרֶת שֶׁל חָרָשִׁים וּבִנְעֹרֶת שֶׁל פִּשְׁתָּן דַּקָּה. רַבִּי יְהוּדָה אוֹסֵר בְּדַקָּה וּמַתִּיר בְּגַסָּה: 

[7-1-2] Перевод мишны

Во что укутывают и во что не укутывают? Не укутывают ни в жмых, ни в навоз, ни в соль, ни в известь, ни в песок – как во влажные, так и в сухие. Ни в сено, ни в виноградные отжимки, ни в мягкие волокна, ни в траву – когда они влажные, но в них закутывают, если они сухие.

Укутывают в покрывала и в зерна, в голубиные перья и в столярные опилки, и в мелкое льняное отрепье. Раби Йеуда запрещает в мелкое и разрешает в крупное.

[7-1-3] Комментарий раби Овадьи из Бартануры

Во что укутывают? Сняв кастрюлю с плиты перед наступлением Шабата, человек собирается закутать ее во что-нибудь.(1) А мудрецы говорят: не закутывают во что-либо добавляющее тепло, но лишь в поддерживающее тепло. Какие же материалы добавляют тепло и запрещено в них закутывать? Жмых – т.е. в отходы, образуемые при выжимании масла из маслин и кунжута, и когда жмых спрессован, он очень горячий.(2)(3) Влажные – у влажных температура выше, чем у сухих.

Виноградные отжимки (загим) – кожура винограда, а харцаним  – виноградные косточки. Мягкие волокна (мохим) – любые мягкие волокна называют словом «мохим», например, вату, тонкую шерсть домашнего скота или волокна ткани с обветшалой одежды. Когда они влажные – имеются в виду все эти материалы: и сено, и виноградные отжимки, и мягкие волокна, и трава. А слово «влажные» подразумевает, что они влажны сами по себе, а не от того, что на них, когда они были уже сухими, попала какая-либо жидкость. Мягкие волокна могут быть влажными сами по себе в случае, если это, например, шерсть, которая росла близко к курдюку или между бедер животного.(4)

Опилки – отходы, которые остаются, когда столяр распиливает деревянную заготовку пилой. Отрепье – мелкие отходы, которые образуются при трепании льна.(5)(6) Раби Йеуда запрещает в мелкие – в мелкое льняное отрепье. А относительно опилок он согласен с тем, что разрешено и в мелкие, и в крупные. Но закон определен не по раби Йеуде.(7)

А то, что запретили закутывать во что-либо добавляющее тепло даже в канун Шабата, – это постановление мудрецов, вынесенное из опасения, как бы не закутали горячей золой с остатками углей и не начали бы ворошить угли, когда стемнеет. А в сам Шабат запретили закутывать даже в материалы, которые не добавляют тепла, – несмотря на то, что они не варят. Это постановление, вынесенное из опасения, как бы [при укутывании] человек не обнаружил, что кастрюля уже остыла, и не вскипятил бы ее на огне в Шабат. Но в сумерках (бейн а-шмашот) разрешено закутывать в то, что не добавляет тепла, как указано в конце главы Ба-мэ мадликин («С какими зажигают…»). Ведь нет причины запрещать из опасения, что обнаружат кастрюлю остывшей и вскипятят ее, так как в сумерки кастрюли обычно еще горячие.(8)(9)

Но объяснение, которое дает Рамбам по поводу того, что «в сумерки кастрюли обычно еще горячие», не укладывается в голове. Это связано с ошибочным и перепутанным вариантом текста в главе Ба-мэ мадликин («С какими зажигают…») в тех рукописях Талмуда, которые у него были. В его рукописях было написано: «Почему мудрецы запретили закутывать с наступлением темноты в то, что не добавляет тепла? Постановление, вынесенное из опасения, как бы не закутали горячей золой с остатками углей. А почему запретили закутывать в то, что добавляет тепло, даже до наступления Шабата? Постановление, вынесенное из опасения, как бы не вскипело». Но текст должен быть не таким, а иным: «Почему мудрецы запретили закутывать с наступлением темноты в то, что не добавляет тепло? Постановление, вынесенное из опасения, как бы не вскипятил. И не закутывают в то, что добавляет тепло, даже до наступления Шабата – это постановление из опасения, как бы не закутали горячей золой с остатками углей».(10)

[7-1-4] Комментарий «Дополнительная душа»

(1) Наслаждение Шабатом

Закутывая пищу перед Шабатом, чтобы она сохранила тепло к субботней трапезе, выполняют тем самым важную заповедь. Ведь наличие вкусной и горячей пищи на субботнем столе является выполнением заповеди онег Шабат (наслаждение Шабатом), и в этом проявляется также почитание Шабата – квод Шабат (Рамо 257:8).

Вместе с тем, закутывать следует лишь разрешенным образом, как и объяснено в этой главе трактата Шабат.

(2) Два вида жмыха

Одним из материалов, добавляющих тепло (давар а-мосиф hэвель), является жмых (гефет) – т.е. отходы, образующиеся при выжимании масла из оливок и кунжута (см. также выше – коммент. 3 к мишне 3:1).

В Гемаре разъяснено, что жмых, образовавшийся при выжимании масла из оливок, дает более высокую температуру, чем жмых кунжута, – но, тем не менее, мудрецы запретили закутывать и в жмых кунжута (Шабат 47б, Раши; Шулхан арух 257:3).

(3) Нагревается ли песок?

Среди материалов, добавляющих тепло, в мишне назван также «песок».

Некоторые современные «специалисты» пытались «поправить» мудрецов Мишны, утверждая, что песок – химически нейтральное минеральное вещество, которое не выделяет тепла. Возможно, по отношению к химически очищенному песку это верно. Однако в природе к обычному речному или морскому песку примешано множество органических веществ (остатков водорослей и мелкой водяной фауны). Эти органические вещества гниют, преют и способствуют тому, что спрессованный «песок» нагревается (см. р. Й. Леви, А-мада ше-ба-Тора с. 24).

(4) «Когда они влажные»

В мишне перечислен ряд материалов, добавляющих тепло только в случае, когда они влажные, – это сено, виноградные отжимки, мягкие волокна и трава. В Гемаре высказано предположение, что закутывать в эти материалы запрещено только пока они сохраняют свою природную влажность: например, травы и виноградные отжимки еще хранят в себе растительные соки, а волокна овечьей шерсти, снятой между бедер животного, еще сохраняют остатки пота. Но если эти материалы уже просохли, а затем на них попала какая-либо жидкость, они выделяют гораздо меньше тепла, «и в них закутывают», как будто «они сухие» (Шабат 49а, Раши).

Однозначного решения по этому поводу в Гемаре не приведено. А рав Овадья из Бартануры указывает, что слово «влажные» по отношению к этим материалам подразумевает именно то, что они «влажны сами по себе, а не от того, что на них, когда они были уже сухими, попала какая-либо жидкость». И значит, в эти материалы, действительно, запрещено закутывать только в том случае, если они еще не утеряли природную влажность.

Очевидно,  р. Овадья из Бартануры понимает так же, как Раши: материалы, сохранившие свою природную влажность, сильнее преют и, соответственно, дают больше тепла, чем смоченные посторонней жидкостью после того, как утратили природную влажность.

Однако Рамбам считал, что, если эти материалы смочены посторонней жидкостью после того, как утеряли свою природную влажность, они, наоборот, выделяют больше тепла, чем когда они «влажны сами по себе». В связи с этим он писал в своде законов Мишнэ Тора: «Есть материалы, которые разогревают завернутую в них кастрюлю с варевом и продолжают ее варить, подобно огню, – например, …виноградные отжимки, мягкие волокна и травы, когда эти три материала влажные – и даже влажные сами по себе» (Рамбам, Шабат 4:1, Магид мишнэ). Соответственно, Рамбам устрожал, указывая, что закутывать в эти материалы, когда они влажные, запрещено в любом случае – независимо от источника этой влаги. Вероятно, он исходил из того, что в мишне написано просто: «когда они влажные» – без указания источника влаги (Лехем мишнэ).

Составитель кодекса Шулхан арух тоже устрожает: во влажном состоянии эти материалы «добавляют тепло» (257:3) – независимо от источника влаги. И все же многие авторитетные законоучители последних поколений запрещают закутывать в эти материалы только в случае, если они еще сохранили свою природную влажность (Баэр эйтев; см. Мишна брура 257:19).

(5) Что такое «отрепье»?

В числе материалов, которые не добавляют тепла, в данной мишне названо «льняное отрепье».

В комментарии ко второй главе этого трактата уже упоминалось о том, что в процессе изготовления льняной нити стебли льна сначала замачивают, чтобы размягчить их, а затем разбивают – «треплют», чтобы извлечь волокна, отделив их от одеревеневшей части стебля. При этом образуются отходы – мелкие обрывки волокон, которые называют «отрепьем» или «паклей» (см. коммент. 2 к мишне 2:1). Это «отрепье» использовали для витья грубых веревок, а также для конопачения бревенчатых строений.

(6) Голубиные перья

При перечислении материалов, в которые «закутывают» пищу, в мишне также указано: «в голубиные перья» (бе-ханфей йона).

В Торе слово канаф имеет значение «крыло». Например, написано: «…со всеми птицами, всеми, имеющими крылья (канаф)» (Берешит 7:14; см. также Ваикра 1:17, Рамбан). Но мудрецы Мишны и Талмуда обозначают этим словом также и птичьи перья, как в данном случае (см. также Шабат 74б, Раши).

И хотя в мишне названы именно «голубиные перья», разрешено использовать для закутывания перья любых других птиц (Рамо 257:3). А голубиные перья указаны потому, что в те времена было принято закутывать именно в них (Мишна брура 257:22).

(7) Даже самое мелкое

В Гемаре объяснено, что, по мнению раби Йеуды, мелкое льняное отрепье преет и выделяет тепло не в меньшей мере, чем навоз, закутывать в который запрещено (Шабат 49а). Поэтому раби Йеуда запрещает закутывать в мелкое отрепье и разрешает в крупное (но в отношении опилок и других материалов он не спорит).

Однако закон определен не по мнению раби Йеуды: для закутывания разрешено использовать даже самое мелкое отрепье (Рамбам, Шабат 4:1; Шулхан арух 257:3, Мишна брура 23).

(8) Даже до Шабата

В Гемаре объяснено, почему мудрецы запрещают закутывать в добавляющие тепло материалы – причем даже в канун Шабата. Это постановление было вынесено из опасения, что в канун Шабата котелок с приготовленной пищей присыплют золой (т.е. пеплом вперемежку с остатком углей), а затем в сам Шабат по ошибке поворошат оставшиеся угли, как привыкли делать в будние дни, и тем самым будет нарушен запрет Торы «разводить огонь».

Этот запрет мудрецы распространили на любые материалы, добавляющие тепло. Поэтому «не укутывают ни в жмых, ни в навоз, ни в соль, ни в известь, ни в песок», ни в другие материалы, названные в первой части данной мишны (Шабат 34б, Раши; Шулхан арух 257:1, Мишна брура 5; см. также коммент. 17 к мишне 2:7).

В наше время перечисленные в мишне материалы практически не применяют для закутывания пищи. Сегодня закутыванием в «материал, добавляющий тепло» является случай, когда стоящую на электрической субботней плате пищу закутывают сверху – например, одеялом. И хотя само по себе одеяло не добавляет тепла, все же в сочетании с горячей платой оно способствует увеличению температуры пищи. Поэтому такое закутывание запрещено даже в канун Шабата (Орхот Шабат 1, 2, 75; см. Шулхан арух 257:8).

(9) В сам Шабат

В материалы, не добавляющие тепло, – например,  в покрывала и в зерна, в голубиные перья и в столярные опилки, а также в льняное отрепье – закутывать пищу до Шабата разрешено. Но в сам Шабат мудрецы запретили и это.

Такое запретительное постановление было вынесено из опасения, что пищу разогреют в Шабат (Шабат 34а). Раши поясняет, что при укутывании человек может обнаружить, что кастрюля уже остыла, и по забывчивости  автоматически поставить ее на огонь, как привык делать в будни. Тогда получится, что он варит в Шабат (Раши, Шабат 34а).

И даже законоучители, которые считают, что в данном случае запрет Торы «варить» не нарушается, поскольку содержимое кастрюли уже было сварено до Шабата, все же запрещают из опасения, как бы, разогревая в Шабат, человек не поворошил угли и не нарушил тем самым запрет Торы «разводить огонь» (Мишна брура 257:1; см. также коммент. 18 к мишне 2:7).

Однако в сумерках при наступлении Шабата закутывать в материалы, не добавляющие тепло, разрешено. В Гемаре объяснено, что в сумерках кастрюли в это время обычно только что сняты с огня и еще не успевают остыть. Поэтому опасение, как бы человек при укутывании не обнаружил, что кастрюля уже остыла, в этот период не актуально (Шабат 34а, Раши; Шулхан арух 257:1, Мишна брура 3; см. также коммент. 19 к мишне 2:7).

(10) Другое объяснение

В распоряжении Рамбама и некоторых других авторитетных законоучителей находилась несколько иная редакция этого фрагмента Гемары. В этом варианте причины запрета приведены в обратной последовательности: закутывать в то, что добавляет тепло, запрещено «из опасения, как бы не вскипело», а в то, что не добавляет тепло, – «из опасения, как бы не закутали горячей золой с остатками углей». Но в сумерки разрешено закутывать в любой материал (см. р. Хананель, Шабат 34а; Риф 14б, Ран).

Согласно этому объяснению, мудрецы опасаются, что закутанное в золу варево может закипеть в Шабат, и придется убрать золу, чтобы пища не подгорела, а затем, когда котелок немного остынет, его вновь присыплют золой. И, чтобы не получилось, что закутывают в золу в сам Шабат, запретили делать это даже перед Шабатом (Рамбам, Шабат 4:2; Ран 14б; см. также коммент. 17 к мишне 2:7). Таким образом, в соответствии с этим вариантом текста Гемары, опасаются не того, что человек вскипятит кастрюлю в Шабат, а того, что она сама закипит от сильного жара. А это возможно только в том случае, если она закутана в материал, добавляющий тепло. По мнению некоторых комментаторов, это даже более логичный вариант текста, «ведь человека трудно заподозрить в том, что, обнаружив кастрюлю остывшей, он зажжет огонь и снова ее разогреет» прямо в Шабат! Ведь, как правило, евреи не подозреваются в таких ошибках (Рамбан, Мельхемет Ашем 14б).

По объяснению Рамбама, «опасение, как бы не вскипело» относиться к кануну Шабата и к самому Шабату, с момента, когда уже наступила полная темнота. Но в сумерки при наступлении Шабата все кастрюли, как правило, уже только что «прокипели и успокоились», и поэтому не опасаются, что они сразу же закипят вновь (Рамбам, Шабат 4:2; Ран 14б). Ведь перед наступлением сумерек их сняли с плиты, и до того, как их закутали, они успели немного остыть – поэтому в короткий срок они снова не закипят (Мельхемет Ашем 14б).

Однако, как указывают другие авторитетные комментаторы, очень трудно предположить, будто некое действие, запрещенное даже до Шабата, разрешено в сумерки (Магид мишнэ 4:2). В связи с этим р. Овадья из Бартануры отмечает, что такое объяснение Рамбама «не укладывается в голове».

 Что же касается запрета в отношении материалов, не добавляющих тепла, Рамбам объясняет так: это постановление принято из опасения, как бы прямо в Шабат не укутали котелок в золу с горящими мелкими угольками. Ведь тогда получилось бы, что ворошат угли (Рамбам, Шабат 4:3).

Это объяснение тоже вызывает недоумение – ведь если из-за золы запретили укутывать в материалы, не добавляющие тепло, то пришлось бы предположить, что и зола является таким материалом. А это, безусловно, не так! (Магид мишнэ 4:2; Ран 14б). Очевидно, Рамбам и другие законоучители, полагавшиеся на такую редакцию Гемары, подразумевали иное понимание слов «…как бы не закутали горячей золой с остатками углей». Возможно, они имели в виду, что, если разрешить в сам Шабат закутывать в материалы, не добавляющие тепло, то люди, не разбирающиеся в тонкостях закона, подумают, что разрешено закутывать во что угодно. А если прямо в Шабат закутают в золу с мелкими угольками, тем самым поворошив их, то будет нарушен запрет Торы «разжигать». Этот вопрос еще требует дополнительного углубленного изучения.

Во всяком случае, в кодексе Мишна брура (257:1 и 5) приведено лишь объяснение Раши, данное им на основе общепринятой редакции Гемары (см. выше – комментарии 8 и 9).

Перевод и комментарий «Дополнительная душа» – рав Александр Кац.


http://www.beerot.ru/?p=53953