Рав Акива Софер — Человек истинной скромности

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1515

«Выслушивают оскорбления – и не отвечают…»

После того, как рав Акива Софер подписал, вместе с нашим учителем гаоном равом Ицхаком Зеевом из Бриска, письмо с критикой движения «Мизрахи», тогдашний министр по делам религий обрушился на него с гневными нападками – в таких выражениях, которые у меня нет желания здесь приводить. Ученики рава Акивы хотели выступить в его защиту и дать этим нападкам достойный отпор, но тот попросил своего ученика, близкого к нему рава Эршеля Дойча, чтобы он повлиял на них и убедил никак не отвечать. «Скажите им, – сказал он, – что если будет реакция с нашей стороны, то и этот министр не останется в долгу, и всему этому не будет конца, а я не заинтересован давать ход этой распре. Но Вам я открою более важную для меня причину: для меня хорошо и полезно, в конечном счете, когда меня позорят, поскольку этим искупаются мои грехи».

Рав Акива объяснил сказанное так. Писание рассказывает, что произошло, когда Шими бен Гера проклинал царя Давида [бежавшего от своего сына Авшалома, восставшего против него]: «Сказал царю Авишай, сын Церуи: зачем ругает этот мертвый пес господина моего царя? Позволь, пойду я и сниму с него голову. И сказал царь: что вам до меня, сыны Церуи? Пусть он ругает; верно, Г-сподь повелел ему: “Ругай Давида!” Кто же может сказать: “Зачем ты так делаешь”?» (Шмуэль 2, 16:10). Комментатор Радак объясняет, что Давид говорит этим следующее: «Всевышний побуждает [Шими] позорить меня в наказание за мои грехи».

Из этого рав Акива делает вывод: «Если царь Давид, помазанник Всевышнего, не позволил отреагировать и наказать проклинавшего, говоря, что это наказание за его грехи, то и я должен думать, что если кто-то из движения “Мизрахи” оскорбляет меня, то это – для искупления моих грехов; и потому я не хочу, чтобы откликались на это и вступались за мою честь».

Это – ступень истинной скромности. Человек привык в течение всей своей жизни к самому почетному положению, к тому, что никто не смел задеть его, – и вместе с тем «сердце его приниженно и [словно] мертво», и он предпочитает молча стерпеть, когда его позорят публично.

Не задевать честь того, кто вернулся к Всевышнему

Один из членов общины рава Акивы Софера, близкий к движению «Мизрахи», позволил себе публично выступить против нашего учителя. Он произнес речь в одной из синагог Пресбурга с резкими выпадами против рава из-за его отрицательного отношения к движению «Мизрахи».

Эти нападки на нашего учителя, принятого и ценимого всеми членами общины, подняли большой шум. Гаон рав Давид Вессели и еще двое судей постановили, что человеку, который осмелился выступить против мара де-атра [«главный в данном месте» – высший авторитет Торы: раввин города, общины, глава ешивы], запрещено вести публичную молитву, а также многие другие вещи (разновидность херема – общественного бойкота), пока он не придет к мара де-атра, сняв обувь, выслушает от него слова порицания и примет на себя обязательство совершить тшуву [раскаяние и возвращение к Всевышнему]. И тот человек исполнил все, что требовалось от него в соответствии с этим постановлением.

Когда рав Акива приехал в Лондон в последний год своей жизни, там состоялось большое собрание его учеников. По этому случаю один из них, известный коллекционер, продемонстрировал лист, на котором было записано решение рава Давида Вессели по упомянутому выше поводу, и хотел представить этот лист нашему учителю. Тот, однако, отказался взглянуть на этот лист и сказал: «Нет никакого разрешения показывать теперь кому бы то ни было этот лист. Тот человек сделалтшуву и искупил свою вину, и нельзя делать ничего, что может его опорочить».

«Они – лишь наши посланники…»

В те дни, когда преданные Торе вели борьбу против тяжелого постановления о «национальной службе» (для девушек; см. подробнее об этом в т. 1 данной книги, гл. 4 о Хазон Ише), полиция арестовала несколько человек, расклеивавших плакаты протеста. Наш учитель поехал в полицию вместе с гаоном из Чебина равом Довом Беришем Вайденфельдом. Там они обратились к начальнику и сказали ему: «Мы прибыли, чтобы Вы арестовали нас вместо задержанных за расклейку плакатов. Они не виноваты; они все делали лишь по нашему поручению!»

Наш учитель благословляет адмора из Бельз

Перед Йом Кипуром рава Акиву Софера посетил рав Аарон, адмор из Бельз. Уже уходя,адмор вдруг обратился к нему с просьбой, чтобы тот дал ему благословение – как правнук Хатам Софера.

Наш учитель отказался; но адмор стоял на своем, пока рав Акива не сдался и произнес благословение. Однако адмор не удовлетворился этим и сказал: «Я хочу, чтобы Вы благословили меня как принято – положив свою руку мне на голову». На это рав Акива ответил категорическим отказом, но адмор не оставил ему выбора – взял его руку и положил себе на голову. И наш учитель благословил его со слезами на глазах.

Когда рав Акива вышел из дома по дороге в свой бейт-мидраш, он встретил по дороге, на улице Штраус, бедняка, собирающего подаяние. Он дал ему монету, и бедняк благословил его. К удивлению сопровождавшего рава Акиву гаона рава Ицхака Шломо Унгера, рав обратился к этому бедняку и сказал: «Благослови меня, положив руку мне на голову», – и бедняк это охотно исполнил.

И в ответ на вопрос рава Унгера, что это значит, наш учитель ответил: «Если адмор из Бельз захотел получить благословение от такого маленького человека, как я, то и мне стоит получить благословение от одного из бедняков на улице!»

Благословение в канун Йом Кипура

Всякий раз накануне Йом Кипура к нашему учителю приходили члены его общины – его ученики и ученики его предков, старцы, раввины и судьи – чтобы он дал им свое благословение. Они стояли, наклонив головы, а рав Акива возлагал на них руки и благословлял – и слезы обильно лились из его глаз в священном вдохновении. Но когда благословляемый выпрямлялся, наш учитель обращал к нему свое лицо – радостное, излучающее сердечное благорасположение, чтобы скрыть от него, что благословлял его в слезах.

Перевод – рав П. Перлов 


http://www.beerot.ru/?p=20047