Леках Тов — Бо — Служение Б-гу – с юности и до старости

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Байфус

300

«И сказал им… кто именно пойдет?» [в оригинале написано буквально: «кто и кто пойдет?»] (Шмот, 10:8)

После того как Моше на вопрос фараона «кто пойдет?» ответил «с отроками нашими и со старцами пойдем», сказал ему фараон: «Не так! Пусть пойдут мужчины и служат Г-споду, ибо этого вы просите». Зададим вопрос: ведь нигде не сказано, что Моше просил отпустить именно мужчин – почему же тогда сказал фараон: «ибо этого вы просите»?

Автор книги «Комец Минха» рав Цадок а-Коэн  из Люблина отвечает на этот вопрос, опираясь на слова Мидраша. «Сказал им фараон: В будущем скажете вы (Теилим, 24:3): “кто и кто” – “кто взойдет на гору Г-спода, и кто встанет на месте святом Его”». (Следует знать, что мудрецы Мидраша зачастую выражают мысль стихом из Танаха. И кроме того, вкладывая стих в уста определенного человека (как в нашем случае в уста фараона), они не имеют в виду, что эти слова были в самом деле произнесены им. Мудрецы хотят сказать, что говоря «кто и кто пойдет?», фараон хотел выразить глубокую мысль, скрытую в словах «кто взойдет на гору Г-спода». Там говорится (стих 4), что только «честный и непорочный сердцем, не гнавшийся за тщетой и не клявшийся ложно» удостоится взойти на гору Г-спода. Только он – по словам фараона – пригоден к службе Б-гу, о которой вы просите.) Не принято, говорит фараон, чтобы простые люди занимались жертвоприношениями. Это служение – удел только жрецов. И поэтому, раз уж вы просите позволить вам служить Б-гу, «пусть пойдут мужчины». Женщинам и детям незачем идти – для такой службы годятся только избранные из мужчин.

На самом деле Моше ни разу не сказал, что просит отпустить именно мужчин. Слова же фараона «ибо этого вы просите» соответствуют его собственному взгляду. По его мнению, тот, кто просит отпустить людей, чтобы служить Б-гу, просит только о мужчинах.

Спор между Моше и фараоном выражает принципиальную разницу в подходе к служению Б-гу между Израилем и другими народами. Тора требует служения Всевышнему в любом месте, в любое время и в любом возрасте. Поэтому она не различает между юношами и стариками. Напротив – «с отроками нашими и старцами пойдем» – отроки предшествуют старцам, их воспитанию придается особое значение. Идя вместе со старцами, они смогут исполнить «спроси отца своего – и скажет тебе, старцев своих – и расскажут тебе» (Дварим, 32:7). Поэтому, объясняя требование «с отроками нашими и со старцами пойдем», Моше говорит: «ибо праздник Г-споду у нас». Мы справляем праздники Израиля, всей семьей собираясь за столом, дети вместе с взрослыми.

Отнюдь не в обычаях других народов обучать принципам веры маленьких детей. Никому не придет в голову учить и повторять с детьми труды философов. Мы же удостоились заповеди «и научи им сына твоего», которая требует от каждого отца обучать своих сыновей Письменной и Устной Торе. Ту самую Тору, над которой трудятся мудрые старцы, которой посвящали себя великие люди нашего народа во все времена – ту самую Тору учат и юноши. И в этом также – «с отроками нашими и старцами пойдем».

В том, что касается Песаха, можно также заметить особое внимание к воспитанию маленьких детей. Заповедь чтения Агады и многое происходящее во время Седера призваны служить одной цели: передать ребенку вечные основы веры. Основы служения Всевышнему необходимы и детям; юноши же, достигшие тринадцати лет, обязаны соблюдать все заповеди, как взрослые. Поэтому Моше и в голову не пришло не брать с собой детей. Напротив, сами заповеди «и расскажи сыну своему» (Шмот, 13:8) и «научи им сына твоего» (Дварим, 6:7) учат нас, что для того, чтобы «взойти на гору Г-спода», следует вобрать в себя Тору и веру в юности, покуда сердце еще чисто и непорочно, как сказано (Мишлей, 22:6) «Поставь отрока на правильный путь – и когда состарится, не сойдет с него».

Талмуд в трактате Бава Батра (21а) рассказывает о возникновении первых «хедеров». О первом этапе говорится так. «Вначале у кого был отец – отец учил его; а тот, у кого не было отца – не учил Тору. Постановили мудрецы назначить учителей для детей в Иерусалиме. Почему? Ведь сказано: «Ибо из Сиона выйдет Тора, и слово Г-спода – из Иерусалима». Позже стали обучать Торе в каждом краю. Еще позже рабби Йеошуа бен Гамла постановил содержать учителей Торы в каждом городе и в каждом поселке». Комментарии Тосафот говорят, в чем состоит преимущество изучения Торы именно в Иерусалиме. «Когда (тот, кто приходил в Иерусалим) видел высокую святость и коаним, занятых служением в Храме, он обращал сердце свое к страху перед Небесами и изучению Торы еще более, чем раньше. Как учат в Сифри, «чтобы научился ты страху…» – велико значение маасер шени (второй десятины, которую каждый человек должен был самостоятельно принести в Иерусалим), ибо он приводит человека к изучению Торы. Поскольку принесший в Иерусалим свой маасер шени, чтобы съесть его, вынужден был задержаться в городе, и видел всех занятых Святостью и служением Всевышнему, он также обращал сердце свое к страху перед Небом и к служению».

Сказанное здесь также выражает смысл слов Моше Рабейну «с отроками нашими и старцами пойдем». Именно место, предназначенное для жертвоприношений, наиболее подходит для того, чтобы наложить на душу юноши отпечаток святости и страха перед Б-гом. Именно поэтому вначале отправляли детей в Святой Город, чтобы обучать их Торе в атмосфере святости и Б-гобоязненности. И только потому, что «тот, у кого был отец – отец приводил его (в Иерусалим) и обучал; а тот, у кого не было отца, не подымался и не учил» – мудрецы были вынуждены поступиться преимуществом изучения Торы в Иерусалиме и назначить учителей в каждом городе.

Сотни тысяч еврейских детей и юношей, которые учатся сегодня в хедерах и ешивах, – это продолжение вечного, звучащего уже тысячи лет ответа на слова злодея-фараона. «Не так! Пусть пойдут мужчины и служат Г-споду», – говорит он. Ответ же – юные голоса, раздающиеся из домов учения, сливающиеся вместе чудесным напевом – «с отроками нашими и старцами пойдем»!

Перевод – рав М. Гафт.


http://www.beerot.ru/?p=51855