Леках Тов — Ваэра — Участие в страдании других

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Байфус

1669
матот-масей

«Вот главы отчих домов сынов Реувена…, сынов Шимона… и вот имена сынов Леви…» (Шмот, 6).

Сказано в святой книге “Две скрижали завета”: Почему слово имена упоминается только в перечислении сынов Леви, в отличие от других колен? Дело в том, что колено Леви не было порабощено, и сам Леви знал о том, что так будет. Что же он сделал, желая соучаствовать в страдании всего народа? Назвал своих сыновей именами, напоминающими о порабощении. Гершон – от слова גר – «ибо пришельцы мы в чужой земле»; Кеат – от слова קהה – «стерлись зубы их»; Мрари – от מר – «сделали горькой жизнь их». Поэтому сказано после упоминания тех, кто страдал в изгнании: «И вот имена сынов Леви». Из этих слов Торы человек должен научиться соучаствовать беде других, даже если беда не касается его самого. И Всевышний сказал Моше, нашему учителю, так: «Я буду с ними и в этом изгнании, и Я буду с ними в другом изгнании». А после этого велел Моше сказать евреям не все, а только: «Я буду с ними», чтобы не причинять им страдания вестью о будущем изгнании. Мидраш сообщает нам, что при этом Всевышний сказал Моше так: «Тебе Я сообщаю (о будущих изгнаниях), а им – не сообщаю», чтобы не огорчать их; самому же Моше Всевышний сообщил эту тяжкую весть, чтобы и он был причастен к страданиям народа.

Во время Шестидневной войны великий рав Йехезкель Левинштейн постоянно требовал от своих учеников в ешиве Поневеж, чтобы они не забывали о причастности к судьбе множества сынов Израиля, находящихся на полях сражений перед лицом смертельной опасности, о заботах и волнениях их близких. Ведь, кроме обязанности разделять бремя трудностей с другими, Тора требует от каждого «люби ближнего своего, как самого себя». В силу уже одной только этой заповеди, каждый еврей должен переживать за другого и чувствовать его заботу, как если бы все мы принадлежали к одной семье.

Рав Йехезкель Левинштейн приводил по этому поводу слова книги «Томер Двора»: «Всевышний, благословен Он, относится к еврейскому народу, к уделу Своему, как к Своим родным. Израиль назван супругой Всевышнего; Он назвал Израиль “дочь моя, сестра моя, мать моя”, как сказали наши мудрецы. Сказано: “Израиль – народ близких Ему”, – это истинная близость между Б-гом и Израилем, и евреи – сыновья Его. И если наказание постигнет евреев, Всевышний как бы ощущает боль, как сказано: “И будет тяжко душе Его от страданий Израиля…”, – нестерпимы для Него страдания и унижения евреев, каждый из которых близок Ему. Так и каждому из нас следует вести себя с товарищем, ведь все евреи – близки друг другу. Их души связаны вместе, ибо в душе каждого есть часть души другого. Поэтому подобает каждому желать добра ближнему своему, и радоваться его благу, ведь в этом – его собственное благо. И потому заповедано нам: “Люби ближнего своего, как самого себя”. Также и печалиться горю другого каждый должен так, будто это его собственное горе».

Один из учеников великого Хафец Хаима в своей книге рассказывает, как вел себя наш учитель во время Первой Мировой войны. Тот, кто видел Хафец Хаима в те дни, мог в полной мере понять высказывание «праведник – сердце мира». Его лицо, выражавшее обычно свежесть молодости, внезапно постарело, в его морщинах отразилась боль всего мира. Он весь, все его движения и слова, были пронизаны горем, как если бы он ощущал невыносимую боль во всем своем теле, как если бы все его тело было большим сердцем, ощущающим общее горе и страдание. Здесь выгоняют евреев из домов, там повесили, расстреляли, безжалостно убили стариков и детей… Сердце болит и истекает кровью! Проснувшись однажды ночью, супруга Хафец Хаима, к своему удивлению, не нашла мужа в кровати. Она бросилась искать и обнаружила его спящим на скамье с руками под головой. В ответ на вопрос, для чего он оставил свою постель и лег на жесткую скамью, она услышала: «Наши братья, евреи-беженцы, стонут на улицах от голода и холода, а наши сыновья лежат в окопах на фронте и смерть витает над их головами… Как я могу спокойно спать в мягкой постели!?»

О раве Хаиме Соловейчике рассказывают, что тот, кто не видел его труда и душевного участия в судьбе евреев Бреста после страшного пожара 1895г., – не видел милосердия. Когда случился пожар, рав Хаим не давал себе ни отдыха, ни покоя, ни днем, ни ночью, прилагая все силы, чтобы обустроить семьи погорельцев. Все это время он не возвращался домой на ночь и спал на полу в коридоре синагоги; бесполезными были все уговоры домашних придти домой и отдохнуть на своей кровати: «Я не могу спать на кровати, когда у стольких евреев нет крыши над головой!»


http://www.beerot.ru/?p=9123