Глава Ваякель — Достойны ли мы быть царями?

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

1168
царю

«Все, кого возвысило сердце, и чей дух был расположен к добродеянию, пришли и принесли дары Г-споду для постройки Шатра собрания, для всякого служения в нем и для священных одежд» (Шмот, 35:21-22).

Рамбан пишет, что слова «чей дух был расположен» говорят о тех, кто принесли свое приношение. Однако начало стиха говорит об умельцах: «все, кого влекло сердце» – приблизить его к ремеслу. Ведь не было среди них никого, кто учился бы ремеслу у профессионала или упражнялся бы в нем прежде. Человек просто обнаруживал, что по своей природе умеет делать то или иное, и его сердце возвышалось на путях Всевышнего, и он приходил и говорил Моше: «Я сделаю все, что прикажет мой господин!»

Я помню Симхат Тора в ешиве Новардок (в Белостоке): какое величие духа, какие песни и танцы! И глава ешивы, великий мудрец Торы рав Авраам Яффен вставал и провозглашал: такой-то откроет ешиву в таком-то городе! Например: «Хаим Петриковер (т. е. из города Петрикова; речь идет о великом раве Хаиме Эфраиме Зайчике) откроет ешиву в Бучаче». На следующий день после праздника, в исру хаг, он получал деньги на поездку на поезде – на одну остановку. Все остальное глава ешивы оставлял самому юноше: насколько тому хватит уверенности во Всевышнем и способности прилагать усилия. На каждой остановке он собирал деньги на еще одну, и в итоге приехал в Бучач. «Глава ешивы» без ешивы, царь без подданных. А кем он сам был? Юным учеником ешивы? Нет, он был учеником Новардока! Пришел в синагогу, поговорил с габаями, те направили его к родителям, у которых были мальчики подходящего возраста, собрал детей – пять-шесть мальчиков, и ешива открылась! И не меньше, чем он строил ешиву, ешива строила его!

Напомним, что наша ешива в Белостоке основала вокруг себя тридцать ешив для подростков! Ешива в Пинске основала пятнадцать филиалов, рав Залманс из Варшавы открыл одиннадцать ешив, а рав Давид Блайхер в Межериче – двадцать три. Более четырех тысяч учеников учились в отделениях ешивы Новардок, и большинство их основали двадцатилетние юноши! Откуда они брали силы, возможности, таланты? И преподавать, и воспитывать, и укреплять, да еще и выстаивать против происков властей и враждебности родителей учеников, а кроме всего – заботиться о пропитании и жилье.

Все эти силы были в них. Такие силы заложены в каждом человеке, их только нужно обнаружить и привести в действие!

Сказано в трактате Санедрин, что человек был создан одним-единственным (а не в паре, как животные, и не во множестве, как звезды и т. п. – прим.пер.) для того, чтобы каждый мог сказать себе: «Для меня создан мир!» — самым непосредственным образом! Мы и представления не имеем, какие великие силы заложены в нас. Но мы знаем, что на нас возложена обязанность: «Каждый человек обязан» – обязан, каждый человек, в самом прямом смысле! – «говорить: когда мои деяния достигнут деяний моих праотцов: Авраама, Ицхака и Яакова?»

Народ Израиля сравнивается со звездами. Как нам видится звезда: тонкий лучик, мигающая искорка. Так и мы, мигаем искорками слабой духовности. А ведь на самом деле – весь живой мир находится под одной звездой! Но кто из нас это знает? Кто видит настоящие, мощные и великие силы – свои и своих товарищей?

Приведу вам неопровержимое доказательство – из алахи, еврейского закона.

Сказано в трактате Орайот, что если разбойники взяли в плен еврейского царя вместе с его свитой, среди которых был мудрец Торы, и привезли их в другой город, чтобы продать в рабство, а у общины города мало средств, и она может выкупить только одного человека, то «мудрец предшествует царю при выкупе». Даже если их жизни угрожает опасность. Почему? «Потому что если мудрец умрет – нет подобного ему. А если умрет царь – все евреи достойны быть царями». Рав Моше Файнштейн писал, что закон остается таким же, даже если есть тысяча мудрецов, подобных по своему уровню этому. Поскольку мудрец – это его собственное уникальное достоинство, а царь – любой еврей может быть царем.

Говорится в Мишлей: «Как (загадочны) выси небесные и глубины земли, (так) непознаваемо сердце царей». Мудрецы в трактате Шаббат комментируют этот стих так: «Если бы все моря были чернилами, все водоемы (здесь — весь тростник водоемов) – перьями, небеса – листами (бумаги), а все люди в мире – писцами, все равно этого не хватило бы, чтобы описать величие власти». Комментирует Раши: глубину их (царей) сердца. Потому что у царя должно хватать сердца на несколько областей страны – обложить их налогом, и на несколько войн, и на несколько судов – и все это в один день!

Тогда как же мы говорим, что любой еврей достоин царства, а любой мудрец – даже если есть тысяча подобных ему – предшествует царю, поскольку вместо этого царя можно легко назначить другого?

Приходится сказать, что, действительно, каждый еврей, на самом деле каждый – если его сделают царем, обнаружит в своем сердце глубину большую, чем от выси небес до недр земли, способность вместить все дела царства, со всеми его секретами и тайнами. Поскольку мы и представления не имеем, какие силы заложены в нас, пока не переведем их из потенциала в действие!

Расскажу вам, что рассказывали у нас в Новардоке.

Как известно, Саба из Новардока ездил из города в город, чтобы открывать новые ешивы или навещать существующие. Однажды он возвращался из поездки поздней ночью и не хотел идти домой, чтобы не будить домочадцев. Сказал он своему ученику, который был с ним, раву Йоэлю Баранчику из Риги: «Давай поспим в Доме уединения».

В сердце леса Саба нашел как-то заброшенную хибару и превратил ее в свой Дом уединения: уходил туда, чтобы учить мусар, проводить самоанализ и выпрямлять свой путь. Они пошли туда и увидели, что дверь нараспашку, звери запачкали пол, и нельзя там спать. По крайней мере, не так.

Сказал Саба своему ученику: «Давай выйдем и купим несколько снопов соломы – часть постелем на пол, остальной частью укроемся».

Удивился рав Йоэль: сейчас, посреди ночи, они купят солому? Где?!

Но долгого времени удивляться не было. Саба энергичным шагом вышел из домика, а рав Йоэль – за ним. Вышли они из леса на дорогу, ведущую к городку, и вдруг – проезжает телега, нагруженная снопами соломы. Крестьянин возвращается с рынка, со снопами, которые не успел продать. Саба остановил его: «Почем эти снопы?»

Крестьянин быстро смекнул, что они в безвыходном положении, и запросил неслыханную цену: «Десять копеек за сноп!»

А ведь деньги, которые были в распоряжении Сабы – это деньги ешивы! «Две копейки, и не больше!» – сказал Саба.

Крестьянин потянул вожжи, и лошадь продолжила путь. Оставил их посреди ночи. Рав Йоэль возмутился в глубине сердца: каждой вещи – свое время и свое место. Когда они настолько устали после длинной дороги, и так нуждаются во сне и в соломе, которая позволит им лечь, неужели сейчас надо торговаться за несколько копеек?

Рав Йоэль все еще размышлял, как вдруг крестьянин вернулся. «Ну, ладно, — проворчал он, — давайте деньги!»

Рав Йоэль был просто поражен: несомненно, сила Сабы, сила упования на Творца и твердого желания – именно она сыграла свою роль.

Саба заметил его восхищение и поднял руки к ясному небу середины месяца: «Когда мы поднимемся Наверх, с каждого из нас спросят: почему ты не светил в мире, как солнце в полдень!»

Он – светил. А мы?

Подготовила: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=45558