Матот — Половина колена Менаше

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

1244
половина колена

Недельная глава Матот

Когда были захвачены земли Сихона и Ога, колена Гада и Реувена пришли к Моше рабейну и попросили эту землю себе, поскольку у них было много скота.

Моше рабейну поставил им условие, чтобы в войне за захват Земли Израиля они были первыми. Пишет Нецив из Воложина, что Моше рабейну по своей инициативе обратился к колену Менаше и попросил, чтобы половина колена поселилась по ту сторону Иордана. Они были великими в Торе и могли наставлять колено Гада и колено Реувена. Из этого мы учим важный урок на все поколения: стараться жить в месте Торы. В трактате Ктубот (111а) сказано, что запрещалось уезжать из Вавилона в другие страны, потому что там были ешивы, постоянно распространяющие Тору.

Возникает вопрос, почему Моше рабейну попросил колено Менаше, в котором были великие мудрецы Торы, как сказано (Шофтим, 5:14): «От Махира сошли правители», а не колено Йеуды: «Йеуда – законодатель Мой», баалей алаха (законоучители).

Наши мудрецы отвечают на это, и давайте посмотрим, насколько глубоким и широким был их взгляд.

Если мы спросим любого ребенка, учащегося в талмуд-тора, почему братья Йосефа разорвали свои одежды (в знак скорби), он наверняка ответит: Менаше погнался за ними по приказу своего отца и обвинил их в краже кубка; кубок нашелся у Биньямина, и их вернули в дом Йосефа, как воров. Понятно, почему они разорвали свои одежды!

Но в Мидраше («Берешит Раба») сказано: «Братья вынудили их отца разорвать одежды», когда показали ему рубашку Йосефа, разорванную и запятнанную кровью, «поэтому и им пришлось разорвать одежды» – мера за меру!

Прошло двести пятьдесят лет, и колена Гада и Реувена взяли себе участок за Иорданом. К ним присоединилась половина колена Менаше. Из всех колен только это колено было «разорвано», разделено – половина на восточном берегу Иордана, а вторая половина – на западном. Почему?

Из-за Менаше братья разорвали свои одежды, потому его колену и пришлось разорвать себя («Баалей Тосафот», Берешит)!

Хафец Хаим рассказывал, что в Радине была одна вдова, которой было очень трудно зарабатывать на хлеб, и какое-то время она не платила за жилье. Было это в зимнее время, и она умоляла хозяина не выбрасывать ее на улицу в такой тяжелый период, подождать хотя бы до весны. Хозяин не смягчился, но выбрасывать ее вещи на улицу постыдился. Что он сделал? Снял крышу с ее жилища. Страшный холод проник внутрь, дожди залили, и бедной женщине со слезами на глазах пришлось уйти на улицу.

«Этот случай, — говорил Хафец Хаим, — пробудил бурю, все были в большом гневе на жестокого хозяина, но новые беды заставляют забывать о прошедших, и люди забыли об этом… но я не забыл!

Я сказал себе: Всевышний – Отец сирот и Судья вдов, и Тора строго наказывает тех, кто обижает и притесняет их. Я ждал год, десять лет, пятьдесят, – а этот богач живет себе припеваючи, и здоровье хорошее, и богатство осталось. Прошло шестьдесят семь лет – шестьдесят семь! – его укусила бешеная собака, и он умер в страшных мучениях. Все тогда жалели его, а я знал, что Всевышний взыскал с него за тот грех!»

Для такого нужен твердая вера, взгляд Торы, взгляд Хафец Хаима! Ждать шестьдесят семь лет и убедиться, что Всевышний не забывает ничего!

Есть еще одна подобная история, которую он рассказывал: в то время, когда он учился в местечке Эйшишки, еще забирали детей в кантонисты. Каждая община была обязана отдать на двадцатипятилетнюю службу в армию определенное количество детей, а если они не набирали это количество – полицейские просто хватали первых попавшихся. Так было и здесь. Сын местного мясника, грубого и жестокого человека, попался в руки полицейским, и его арестовали. Он был единственным сыном, и мясник в нем души не чаял. Побежал он в отделение, полицейский его останавливает: «Ты куда?» Мясник услышал плач и крики ребят, и закричал полицейскому: «Верни мне моего сына! Отпусти его!» Тот и ухом не повел.

«Сколько ты хочешь? Десять рублей? Пятьдесят? Сто?» О, это уже другой разговор. Этот язык они понимают. «Смотри, – сказал полицейский, – мне запрещено освобождать даже одного. Завтра их забирают и переводят в армию, и число ребят должно быть таким-то, ни одним меньше».

Намек был ясен: число должно быть таким-то, но неважно, кто это будет.

«Разумеется, сто рублей в придачу!» – добавил полицейский.

Пошел мясник и сделал страшную вещь: посреди ночи поднялся в бейт-мидраш, нашел там юношу, который сидел допоздна и усердно учился при свете свечи, схватил его и насильно передал полицейскому вместо своего сына, вдобавок к сотне рублей. Все местечко на следующий день было в шоке от такого зверства, люди долго не могли успокоиться. Но пришли новые беды, и старые были забыты. Хафец Хаим не забыл.

Прошло время, сын мясника начал работать вместе с ним, стал правой рукой отца. Однажды отец дал ему деньги и попросил пойти в соседние деревни, купить стадо скота на убой. По дороге юноша подхватил страшную и заразную болезнь — черную оспу. Но поначалу он этого не знал. Купил телят и двинулся с ними домой. Тут-то болезнь и вспыхнула. Все его тело было усыпано черными пятнами, силы его оставили, и он упал на обочине.

Мимо проходили люди, увидели беспризорных телят и нашли их хозяина: несчастного парня, умиравшего от страшной болезни. Хотели было помочь, подошли поближе, но когда увидели признаки страшной болезни, отпрянули. Вызвали людей из хевра кадиша (совершающих обряд похорон), но и те, увидев признаки болезни, отказались прикасаться к несчастному.

Пришлось рассказать его отцу. Выбора не было. Рискуя заболеть, он поднял тело сына и принес в город. Сам вырыл могилу и похоронил, и все жители сторонились его, боясь заразиться.

Завершил Хафец Хаим: «Все очень жалели бедного мясника, а я знал, за что эта беда обрушилась на него. Он хотел спасти своего сына за счет другого еврея, похитил его и сдал в солдаты – думал, что избежит наказания. Но Всевышний, хотя и сдерживает Свой гнев, в итоге взыскивает Свое, и ему пришлось собственными руками хоронить сына!»

Когда Санхерив поднялся, чтобы завоевать Землю Израиля, первым делом он угнал в изгнание колена Гада и Реувена, которые поселились по другую сторону Иордана. И только через одиннадцать лет – остальные колена.

Почему? Случайно ли это?

Пишет Раши в своем комментарии: «Наследие, взятое поспешно вначале, в конце не будет благословенно». «Наследие, взятое поспешно» – то есть которое поспешили скорее захватить, как сыны Гада и Реувена, которые поторопились получить землю по ту сторону Иордана, и говорили в спешке: «Построим ограды для нашего скота и города для наших детей». Перепутали главное с второстепенным – сначала заботились о скоте, а потом – о детях! «В конце не будет благословенно» – и их изгнали первыми!

Кто мог бы представить себе, что им придется уйти в изгнание раньше всех только потому, что восемьсот лет назад они поспешили получить надел?

Что ж, если мы закончим этим – что мы сделали? Напомнили, что есть суд и есть Судья, и суд Всевышнего – истинный, мера за меру. Но ведь это все и так знают.

Но вспомним одну притчу, которую приводят от рава Ай Гаона.

Однажды лев был голоден и захотел съесть лиса. Лис говорит ему: «Что тебе с меня – кожа да кости, ты даже не наешься. Смотри, вон там сидит человек, он такой большой и толстый, если ты его съешь – тебе надолго хватит».

Лев посмотрел: действительно, сидит человек. Но только вот, чтобы до него добраться, нужно перепрыгнуть через большую яму. Сказал лев: «Что-то я побаиваюсь, вдруг у него много заслуг перед Творцом, и из-за них я пострадаю…»

Сказал лис: «Не стоит бояться ни тебе, ни сыну твоему. Только твой внук будет наказан. Так что сейчас ты можешь утолить голод, а пока еще твой внук родится – до этого много времени!»

Согласился лев, прыгнул и попал в яму, которая оказалась ловушкой. Лис встал у края ямы и поглядывает на льва.

Сказал ему лев: «Ты же мне обещал, что не мне придется расплачиваться, а моему внуку!»

«Это верно, но вот твой дед однажды задрал человека, и сейчас ты расплачиваешься за его грех!»

Возмутился лев: «Это что такое – отцы ели кислятину, а зубы детей чернеют?» [то есть потомки расплачиваются за грехи предков].

Ответил лис: «А что ж ты вначале об этом не подумал?»

Завершает рав Ай Гаон: «Сколько уроков мы можем выучить для себя из этой притчи!»

Давайте задумаемся над одним уроком, который относится к нашей теме: мы прекрасно знаем идею награды и наказания, это одна из тринадцати основ веры. Мы действительно должны трепетать, и не говорить: «Да ничего, все у меня будет хорошо…».

Но порой Всевышний наказывает до третьего и четвертого поколения потомков, которые продолжают (нехорошие – прим. пер.) дела своих отцов. Кто знает, сколько мы страдаем из-за грехов прошлых поколений, и кто знает, сколько нашим детям придется страдать из-за наших грехов!

Так что на нас лежит большая ответственность – улучшать свои поступки, не только ради себя, но и ради своих потомков!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=47074