Глава Хаей Сара — Знать, как давать

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский

455
глава хаей сара

«И отвесил Авраам Эфрону… четыреста шекелей серебра, как передают торговцам» (Берешит, 23:16).

Что значит «как передают торговцам»? Объясняют наши мудрецы: известно, что Эфрон требовал большие монеты лучшего качества, которые принимают все торговцы. Спрашивает «Торат Хаим»: тогда нужно было бы сказать «как принято у торговцев», а не «как передают» торговцам. Почему же написано именно так?

Я вам объясню. Наш праотец Авраам попросил: «Пусть он отдаст ее (землю) мне за полную стоимость». Эфрон же отвечает: «Нет, господин мой!», не так, как ты сказал, а: «Послушай меня: я отдаю тебе поле и пещеру, что на нем, отдаю тебе. На глазах сынов моего народа я отдаю ее тебе: хорони свою умершую». И не бойся, что я потом буду отрицать, что отдал, или передумаю. Но потом он добавляет: «Земля за четыреста шекелей серебра – что это для нас с тобою?» Сколько она стоит? Несчастных четыреста шекелей! Кому она важна? «Хорони свою умершую!» И Авраам прекрасно понял то, что было сказано между строк: Эфрон заявил на глазах у всех, что отдает свое поле бесплатно, но вместе с тем – назвал сумму, которую он требует за нее. Если Авраам даст ему деньги – опозорит его. А если не даст – тот уж найдет способы оспорить принадлежность поля. Авраам придумал, что делать: отдал деньги торговцу, а тот уж нашел возможность сунуть их Эфрону, и все кончилось хорошо.

Откуда я знаю, что так все и было? Из одной реальной истории.

В Бриске (Брест-Литовске) появился новый городской глава. Одним из первых его действий был указ закрыть городскую талмуд-тора (школу для мальчиков) в течение тридцати дней. Поводов придраться хватало: классы маленькие и тесные, детей слишком много (слава Б-гу). У преподавателей нет официального образования. Нет двора для игр, бедные детки.

Ну, намек был правильно понят. Попечители общины пришли к губернатору и стали осторожно выяснять, какая сумма нужна, чтобы уладить дело. К их удивлению, новый глава города встал во весь рост, усы затопорщились во все стороны, и он рявкнул: «Если я услышу хоть намек на взятку, тот, кто ее предложит – окажется за решеткой! Через двадцать девять дней ваша школа будет закрыта!»

В смущении и тревоге попечители обратились к главному раввину города, великому раву Хаиму Соловейчику: что делать?

Выслушал их рав и махнул рукой: «Оставьте это дело мне. Только скажите – сколько вы собирались предложить?»

«Тысячу рублей», – ответили они.

«Замечательно», — отреагировал рав.

Удивились попечители и разошлись по домам. Рав же отправил посланника к губернатору с просьбой назначить встречу. Тот ответил, что будет рад познакомиться с раввином. Пригласил его назавтра, на десять утра.

Дело было летом, в жаркий солнечный день.

В десять утра слуга губернатора доложил: «Ваше превосходительство, раввин пришел».

«Ну, впускай его».

Сановник встал навстречу раввину, и глазам своим поверить не может: тот пришел в шубе и меховой шапке. Снял варежки, чтобы пожать руку. Положил в уголке зонтик. Потом снял шубу, развязал шерстяной шарф и снял тяжелую шапку. Пот с него лил ручьем.

Городской глава был в шоке. Деликатно спросил: «Это что – представительская форма раввинов?»

«Да вы что! – ответил рав, — Ходить летом в такой одежде – все же смеяться над ними будут!»

Губернатор просто онемел.

«Я объясню, — улыбнулся рав, — только это тайна, ваше превосходительство. Я вам ее раскрою. У меня была бабушка, большая праведница. Наверняка она сейчас в раю. Так вот, она мне сегодня приснилась и предостерегла, что сегодня будет страшный холод, пойдет ливень со снегом. Ну, а поскольку я собирался выйти из дома, я не стал рисковать. Оделся на всякой случай как следует».

Чиновник бросил взгляд на ясное небо, видневшееся сквозь открытые окна, и поднял брови, выражая сомнение. Рав согласился с ним: «Я понимаю, ваше превосходительство. Я тоже бы сомневался. Но вы ведь не знали мою бабушку. Такая праведница была, такая праведница…»

Городской глава уже с трудом сдерживал улыбку. Но рав был решителен: «Не верите, ваше превосходительство – ваше дело. Но я готов держать пари, что сегодня, еще до захода солнца, пойдут сильные дожди! Ставлю тысячу рублей, против ваших десяти!»

Сановник пожал плечами и подошел к окну. Выглянул на улицу: нет и намека на самое легкое облачко! Жаркий ветер дунул ему в лицо. «Что ж, я согласен», — сказал он. Странно. Все, кого он слышал, восхваляли раввина. Говорили, что он человек гениального ума. Ну, поди знай…

«А теперь, — сказал рав, — я хотел бы поговорить с вами о деле, ради которого пришел…»

«Если вы пришли говорить по поводу талмуд-торы, то говорить не о чем! Все уже решено, у вас осталось двадцать восемь дней!»

Рав вздохнул: «Что ж, я так и предполагал, но обязан был проявить усилие ради воспитания наших детей в духе Торы».

Встал, обмотал шею шарфом, надел шубу, меховую шапку и взял зонтик. Его тяжелые меховые сапоги простучали по деревянному полу. Чиновник ухмыльнулся. Ведь день он то и дело поглядывал в окно, пока не увидел множество звезд, засиявших на темном безоблачном небе. Что ж, бабушка-праведница заморочила раву голову. Из чего мы делаем вывод, что и самые умные люди могут оказаться простофилями.

На следующий день, в десять утра, слуга доложил: «Еврейский раввин пришел».

Чиновник встал ему навстречу, и вот – рав в легком шелковом плаще и картузе. Без шубы и шарфа, без сапог и шапки.

«Ну что, — заулыбался глава города, — подвела бабушка, а?»

«Бывает, — пожал рав плечами, — все-таки я не хотел рисковать. Если бы вы ее знали, вы бы поняли. Я пришел заплатить свой проигрыш».

«Да вы что! – запротестовал губернатор, — мы же не говорили всерьез!»

Однако рав ответил без тени улыбки: «Если бы вы проиграли, вы послали бы мне десять рублей, верно? Я проиграл, я должен заплатить!»

Что верно – то верно. Рав отсчитал тысячу рублей, чиновник спрятал их в карман и предложил: «В следующий раз хоть шубу-то не надевайте. Просто возьмите с собой».

«Каждый человек должен извлекать уроки из происходящего в его жизни, — согласился рав, — а теперь у меня одна маленькая просьба: оставьте талмуд-тора в покое!» И вышел.

Глава города изумленно сел, ощупывая стопку банкнот в кармане. Да, правы были те, кто говорил, что рав – гениального ума человека…

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=48165