Цараат – это подарок?

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

178
Как мы знаем из написанного в Торе, есть четыре основных вида цараат: цараат кожи, цараат волосяного покрова, цараат одежды и цараат домов.

В месте, где говорится про цараат домов, сказано: «… и даровал Я вам это поражение цараат в доме в земле Израиля…». Ничего себе «подарок»! Гемара и Раши в трактате Гитин объясняют, что когда Йеошуа бин Нун и весь народ перешли Ярден, вступая во владение Святой Землей, местные жители пребывали в страхе и прятали деньги и драгоценности. Они замуровывая их в стенах своих домов. Таким образом, в незаметных, на первый взгляд, местах, было спрятано много золота и серебра. И когда Всевышний посылал на дом цараат, то поражение точно указывало на место клада! Если это было несколько камней, то их вынимали из кладки и находили под ними тайник. Если же цараат распространялся, то такой дом сносили, и если дом стоил, к примеру, десять тысяч, то на его месте находили клад, превосходящий по стоимости в десятки, а то и в сотни раз.

В долгосрочной же перспективе цараат является даже большим подарком, чем просто индикатор клада. Так, если человек вел себя неподобающим образом, Свыше ему указывали на это, посылая поражение его дому. Увидев знак, человек должен был задуматься о том, что он делает не так, раскаяться и исправить в себе эти качества. Если же он этого не делал, то сначала сносили дом. Если и тогда не делал тшуву, то цараат подбиралась ближе к телу: на одежду, затем – на волосяные покровы и в последнюю очередь – на кожу. В конце концов, человек удостаивался тшувы и мира грядущего. Разве есть что-то больше этого?

Все вышеперечисленное – простое понимание написанного в Торе. Раши приводит, что слов «натати», даровал, подразумевает дополнительный, другой дар. Для иллюстрации того, что же на самом деле «подарил» нам Всевышний, вдумаемся в сказанное Раши. Некую семью поразила цараат – поразила их дом. По закону пришел коэн, осмотрел дом и после нескольких недель ожидания вынес решение – сносить. Любая семья, понимающая, что в одночасье останется без крыши над головой, принимается оплакивать свой дом, однако, независимо от уровня праведности, семья послушна слову закона и принимают на себя решение коэна о сносе дома. Дом сносят, и вдруг под обломками обнаруживается чудесный клад, на выручку от продажи которого можно построить новый дом лучше прежнего, да и не один, и еще хватит денег на то, чтобы женить всех детей! Заметим, что это богатство получено через страдания.

Сказанное Раши касается первых поколений после обретения Святой Земли. Однако тут есть величайшая идея, которую я постараюсь объяснить.

В Цфате на старом кладбище есть место, которое называется «могила раби Лейба бааль а-исурим», «страдающего раби Лейба». Говорят, что тот, кто помолится там в определенные времена, будет избавлен от страданий. Когда наш великий учитель рав Яаков Исраэль Каневский, гаон Стайплер, услышал это поверье, он его высмеял: человек пришел в этот мир как раз для того, чтобы нести лишения и страдания! Так живут! Различные неудобства, даже страдания – это неотъемлемая часть жизни, не менее важная, чем радости и удовольствия. Их невозможно искусственно избежать. В Израиле есть поговорка «жизнь – это не пикник», и эта поговорка отражает глубокую мысль.

Когда человек удостаивается страданий, сами эти страдания должны стать причиной того, чтобы раскрылся клад – его драгоценная душа.

В трактате Брахот сказано – три великих дара приготовил Всевышний нашему народу: землю Израиля, Тору и Будущий мир, и всех этих даров мы удостаиваемся через страдания. Известно, что «Иерусалим приобретается страданиями», даже если это, как в случае моей семьи, переезд из соседнего города Офаким. Величие Б-жественной души в нас и величие веры проявляется, в первую очередь, в том, как наш народ терпит страдания. Я сейчас говорю не о народе в целом, а о величии каждого из народа, нас с вами. Человек, который перенес все страдания с верой и знанием, что все – от Всевышнего и все – к добру, и продолжил жить, как положено, – такого человека можно назвать великим.

Некоторые люди думают, что рост в Торе и подъем в вере происходит, лишь пока парень учится в ешиве. Он действительно много учится, сосредоточенно молится и посвящает своему духовному росту все свое время и силы. Принято также считать, что с женитьбой на первый план выходят другие заботы: семья, воспитание детей, пропитание. Со временем приходят заботы о женитьбе детей, и ни о каком духовном росте во всех этих «бытовых» заботах речь уже не идет. Это неправда.

Правда состоит в том, что величие достигается не только учебой, но и преодолением преград в процессе учебы.

Мой учитель, великий гаон рав Хаим Камил (благословенна память праведника!) был всегда глубоко погружен в изучение Торы, и я помню его всегда сидящим в окружении десятков книг. За 14 лет до смерти с ним произошла трагедия – он практически полностью потерял зрение. Конечно, он не оказался совсем беспомощным – все же узнавал людей, но способность читать, а, значит, и учиться, была практически полностью утрачена. Тора была содержанием его жизни, и невозможно было себе представить, как он этот удар перенесет! Однако это не сломило рава Камила: превозмогая себя, он продолжил учебу, старался читать, вспоминать, учился на слух, слушая, как ему читали книги… Соратник рава Хаима по руководству ешивой, мой учитель гаон рав Яаков Горовиц (благословенна память праведника) свидетельствовал, что все 14 лет рав Камил продолжал давать уроки и учиться – не видя текста – так, словно ничего не изменилось! Я в те годы уже не жил в Офакиме, но люди, которые были рядом, рассказывали, что уровень его Торы в эти годы поднялся неизмеримо высоко! Все это – дар, который он получил, пройдя через тяжелейшее испытание потери зрения, потому что для рава Камила потерять возможность ходить было бы меньшей трагедией, чем потерять возможность видеть! Да и рав Яаков Горовиц прожил жизнь, полную болезней и страданий. Я не помню времени, когда он был здоровым. Однако я помню, как будучи в тяжелом состоянии в больнице, он заботился о «кимха де-Писха». За время своих непрерывных болезней он построил замечательное место Торы – ешиву Офаким, в которой воспитал многих выдающихся учеников.

Какое величие духа, какой «клад» открылся через его страдания!

Лучший ученик рава Хаима Камила, глава ешивы Мир, гаон рав Носон Цви Финкель, двадцать пять лет жил с болезнью Паркинсона. Его лечащий врач впоследствии сказал: «в таком физическом состоянии человек может существовать только одним способом – в больничной палате, глядя потухшим взглядом в потолок». И что же делал рав Финкель с таким диагнозом? Увеличил ешиву Мир в восемь раз, проводил множество уроков, строил новые здания, ездил по Америке собирать деньги для ешивы. Эти поездки стоили ему неописуемых страданий! При этом, испытывая трудности в передвижении, он неизменно откликался на просьбы учеников поставить хупу, в том числе, он ставил хупу моей дочери. Когда женился мой сын, рав Финкель был уже настолько слаб, что просто не смог приехать. Его помощник позвонил мне прямо перед хупой и с великим сожалением сообщил, что глава ешивы просто физически не в состоянии приехать. Необычайное величие духа рава Финкеля, которое мы сегодня даже не в состоянии оценить, проявилось через испытание болезнью Паркинсона. Если бы не болезнь, то, возможно, такой высоты он просто не смог бы достичь!

Я помню его в ешиве в те времена, когда проявления болезни были уже очевидны: кроме того, что он не мог полностью контролировать свое тело, многие годы его мучали страшнейшие головные боли. Я подумал, что в таком состоянии человек может протянуть еще год-два, а потом наступит неизбежный закат. Однако рав Финкель удивил не только меня, но и всех окружающих: спуск в немощную старость он перевернул в величайший подъем. Трамплином, который помог ему «подпрыгнуть» до невероятных высот в Торе, стала его болезнь! Вот те достижения, которые появились на его счету, невзирая на болезнь: увеличение ешивы Мир в восемь раз, рост числа учеников, повышение уровня преподавания, открытие отделения в городе Брахвельд. Кроме того, рав Финкель сам давал уроки, постоянно учился и готовился, разговаривал с сотней людей в течение каждого дня. Я сам был одним из тех, с кем он разговаривал: он лежал и говорил очень тихо, и чтобы понять, что он говорит, приходилось максимально приблизить ухо к его устам. Несмотря на все это, у рава хватало воли и силы духа, чтобы выслушать посетителя, понять его проблему и дать подходящий совет.

Мой сын учился в ешиве Мир в то время, когда главой ешивы был рав Финкель, и он многое мне рассказывал. Одно из его воспоминаний – о приближении «страшных дней» между Рош а-Шана и Йом Кипуром в ешиве. Он тогда был еще совсем молодым парнем. В тот год ему поручили очень ответственное задание – распределять места на молитвах в Рош а-Шана и Йом Кипур. В ночь кануна Рош а-Шана мой сын всю ночь не спал, старался закончить то, что ему поручили, и утром, спустившись в столовую, не поверил своим глазам: в столовую, превозмогая немощь, спустился рав Финкель! По состоянию здоровья ему уже давно полагалось инвалидное кресло, однако он старался как можно больше ходить сам… Какое же важное дело привело его в столовую? Рав Финкель хотел лично пожелать работникам кухни «шана това», хорошего года! Понятно, что он мог бы послать им открытку или даже пожелать лично, пригласив их к себе, и все бы с радостью пришли к нему. Однако величие такого человека, как рав Финкель, проявлялось, в том числе, и в таких маленьких вещах: в его голове и в сердце было место, чтобы помнить каждого человека и поблагодарить его лично за все то хорошее, что он сделал для ешивы и для него.

Каждый раз, когда на нас наваливаются (а по сути – постанавливаются свыше) страдания и невзгоды, очень легко расстроиться, впасть в депрессию и опустить руки. Однако надо знать, что Всевышний все делает к лучшему, и нам в этой ситуации надо извлечь тот алмаз нашей души, который проявляется через то, как мы живем по Торе, живем в страданиях с верой. Мы никому не желаем дополнительных страданий, но, когда они приходят, нужно знать, что это – наши ступени к величию. Это кажущееся препятствие мы должны обратить в средство для более полного роста, в то, что может наполнить нашу жизнь смыслом. Нам надо использовать всю нашу веру и все наши страдания, чтобы раскрыть нашу Б-жественную душу.

Моя покойная мама в конце жизни начала возвращаться к Торе: она стала многое соблюдать и около десяти лет, чтобы не есть трефное, перестала есть мясо вообще. Мама жила в Америке, но когда болезнь стала побеждать, она переехала жить к нам, в тот самый дом, в котором мы живем сейчас. Я хорошо помню разговор с мамой за неделю до ее ухода, и особенно одну ее фразу: «я не знаю, что было бы со мной, если бы не болезнь. Я так погрязла там (в Америке) во всей этой мишуре, а сейчас я отбрасываю это от себя». Мама никогда не любила красоваться высокими словами, да и ее состояние не предполагало пустых разговоров. То, что она сказала, полностью отражало ее суть: она чувствовала всей душой, что все бренное, вся «мишура» от нее отлетают, что она освобождается! Болезнь и близость Будущего мира помогли моей маме осознать, что является по-настоящему важным, а что – не важным вообще, и в этом тоже я вижу один из прекрасных даров Всевышнего.

Подготовила А. Швальб.


http://www.beerot.ru/?p=53517