Комментарий Рамбана — Недельная глава Ваигаш

Дата: | Автор материала: Рамбан

2072

Почему Йосеф прогнал от себя египтян?

«И не мог Йосеф сдерживаться при всех, стоящих возле него, и закричал: “Выведите от меня всех!” – и никто не присутствовал, когда Йосеф открылся своим братьям» (Берешит, 45:1).

…Он закричал, подняв голос в гневе, и приказал своим слугам вывести от него всех, кроме братьев, пришедших из земли Кнаан. А причина, по которой он прогнал от себя всех египтян, заключалась в следующем: чтобы они не услышали о продаже, так как это могло бы стать камнем преткновения и для него, и для братьев. Ведь слуги фараона стали бы говорить о братьях: «Эти люди вероломны, мы не желаем, чтобы они жили в нашей стране и попирали наши дворцы. Они предали и своего брата, и своего отца – разве не так же они поступят с нашим царем и с нашим народом?!». И из-за этого они перестали бы верить также и в Йосефа.

Вы видите своими глазами…

«И вот ваши глаза и глаза моего брата Биньямина видят, что мои уста говорят с вами» (Берешит, 45:12).

Т. е. «мои уста говорят с вами на святом языке (бе-лашон а-кодеш)», без всякого переводчика, – так объясняют комментаторы, и так перевел (на арамейский язык) Ункелос. И возможно, что Йосеф действительно сказал им это в качестве умиротворяющего аргумента, однако это не является доказательством – ведь не один же Йосеф говорил в Египте на святом языке!  Но с моей точки зрения, это был язык земли Кнаан, так как Авраам не мог вынести его из Ур Касдима или Харана, где говорили по-арамейски, доказательством чему является название Йегар-саадута, (данное Лаваном «кургану свидетельства») [В повествовании о том, как Яаков заключил союз с Лаваном, сказано: «И взяли они камни, и сложили в курган (גל – галь), …и назвал его Лаван Йегар-саадута, а Яаков назвал его Курган Свидетельства (Галь-Эд), и сказал Лаван: Этот курган – свидетель между мною и тобой отныне…» (Берешит, 31:46-48). И это название «Йегар-саадута», являющееся арамейским эквивалентом слов Галь-Эд (см. Раши на Берешит 31:47), подтверждает тот факт, что в стране Лавана говорили по-арамейски (Перушей а-Тора ле-Рамбан, Берешит, 45:12/33/).]. И язык не может быть принадлежностью только одного человека – но это тот самый язык, на котором говорили в Кнаане [Другие комментаторы отмечают, что хотя в Кнаане действительно говорили на «языке евреев», но этот разговорный язык не был таким чистым и совершенным, как святой язык (лашон а-кодеш), который хранили только в семье Яакова. И когда братья пришли к Йосефу, они говорили с ним через переводчика на разговорном языке земли Кнаан – но когда Йосеф открылся им, он обратился к ним на святом языке семьи Яакова (Матнот кеуна и Эц Йосеф на Берешит раба, 93:10).], и многие в Египте знали его, поскольку Кнаан близко, и уж тем более – правитель, ведь цари и правители обычно владеют многими языками. Так, например, Невухаднецар произнес на святом языке: «Я видел сон, и моя душа встревожена, желая разгадать этот сон» (Даниэль, 2:3) – а перед ним были «жрецы, маги, колдуны и астрологи» из разных стран и из Земли Израиля, и все его поняли. А приближенные к царю астрологи, имеющие право говорить с ним, ответили ему на арамейском языке, как написано: «И сказали астрологи царю по-арамейски…» (там же, 2:4). И еще, ведь как Йосеф попал из Кнаана в Египет, так могли попасть и многие другие. Но основным доказательством для братьев было то, что он назвал свое имя и напомнил им о продаже: «Я – Йосеф, ваш брат, которого вы продали в Египет» (Берешит, 45:4).

Но мне видится, Йосеф подразумевал следующее: «И вот ваши глаза и глаза моего брата Биньямина видят, что я, правитель и господин всего Египта, своими устами говорю вам: я ваш брат! И я повелеваю вам привести ко мне моего отца, чтобы я мог позаботиться о нем. И поэтому расскажите моему отцу о почете, который мне воздают, как вы это видите своими глазами. И поспешите привести его ко мне, так как всё, что я вам говорю – правда, и у меня есть сила, чтобы спасти семью отца и прокормить в годы голода». И это подобно сказанному у пророка: «…ибо Я так сказал – слово Г-спода Б-га» (Йехезкель, 23:34).

А в талмудическом трактате Мегила сказано: «Как мои уста (ке-фи) – так и мое сердце (кен либи)» [Т.е. выражение «כי פי» (ки фи – «что мои уста») толкуется как «כפי» (ке-фи – «как мои уста»). В этом же фрагменте Талмуда слова Йосефа истолкованы так: «Как нет в моем сердце зла на моего брата Биньямина, который не участвовал в моей продаже, так нет в моем сердце зла и на всех вас» (Мегила, 16б).].

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


http://www.beerot.ru/?p=9218