Рав Исраэль Салантер

Дата: | Автор материала: Рав Арье Кац

1834

25 швата отмечается йорцайт величайшего мудреца Торы и праведника рава Исраэля Салантера (Липкина), основателя и выдающегося наставника движения мусар, оставившего неизгладимый отпечаток на все последующие поколения.

Рав Салантер происходил из рода Виленского Гаона, и уже в раннем детстве проявил выдающиеся способности в Торе. Раби Акива Эйгер, один из величайших мудрецов Торы того поколения, прочитав аналитические заметки к Талмуду четырнадцатилетнего рава Исраэля, назвал его автора «гениальным из гениальных».

Человек, работающий над исправлением своих качеств, совершающий тшуву, и достигающий в этом, с Б-жьей помощью, успеха, тем не менее, рискует вернуться к своему прошлому. Зачем же тогда учить мусар, прилагать огромные духовные усилия, – ведь злое начало может перебороть даже того, кто вернулся к полной тшуве!

Рав Исраэль предлагает такой пример. Один человек ехал по лесу. Начинало темнеть, и человек понял, что сбился с пути. И вот наступает ночь, он останавливается и начинает плакать – в лесу ночью, не зная дорогу, в окружении диких зверей, – как найти спасение? Начинается проливной дождь, и путник окончательно теряет надежду.

Вдруг, посреди грозы, яркая вспышка молнии озаряет ночное небо. И в то мгновение, когда это происходит – человеку удается в отсвете молнии разглядеть дорогу в лесу.

Точно также, как вспышка молнии осветила потерявшемуся путнику дорогу, регулярное изучение мусара показывает человеку (пусть даже на небольшое время) путь исправления. И даже если человек, не дай Б-г, вернулся в духовную темноту, яркая вспышка света способна возродить в его душе надежду, показать верную дорогу.

В юные годы основным наставником рава Исраэля был великий мудрец Торы рав Йосеф-Зундель Салант, ученик рава Хаима из Воложина. Рассказывают, что рав Исраэль повсюду следовал за своим великим учителем, не желая упустить ни слова из его Торы. Рав Йосеф-Зундель имел обычай каждый день уходить из города в безлюдное место в роще неподалеку, и учить там, в одиночестве, книгу «Месилат Йешарим». Незаметно для учителя стал ходить в рощу и юный рав Исраэль, внимательно наблюдая за учителем. Однажды рав Йосеф-Зундель заметил, что за ним кто-то наблюдает и раскрыл тайное убежище рава Исраэля. Он позвал ученика к себе и сказал: «Исраэль, если ты хочешь стать по настоящему Б-гобоязненным евреем, займись книгами мусара». С тех пор они занимались вместе.

Рав Исраэль учился у рав Саланта в течение 18 лет. Большинство из методов духовной работы, которые рав Салантер впоследствии сделал достоянием всего еврейского мира, были разработаны его наставником равом Йосефом-Зунделем. В свою очередь, рав Йосеф-Зундель развивал те методы воспитания, которые были апробированы в Воложинской ешиве, а еще раньше – в доме учения Виленского Гаона, ведь именно Гаон сформулировал исходный постулат будущей школы мусара: «Основа человеческой жизни – постоянно преодолевать дурные качества характера; и если человек этого не делает, то для чего он живет»?! (из комментария Гаона на книгу Мишлей).

Следуя путем наставника, рав Исраэль хотел достичь уровня «скрытого праведника» – человека, чьи духовные достижения скрыты от посторонних под маской простого еврея (рав Йосеф-Зундель одевался и говорил как бедный торговец, и только при близком знакомстве под обличием простолюдина открывалась личность великого праведника и мудреца Торы). Готовясь к такой жизни, рав Исраэль усиленно изучал Талмуд с основными комментариями, чтобы иметь возможность непрерывно учиться, даже когда книг не будет под рукой.

Жизненный путь рава Исраэля сложился иначе, чем он предполагал в годы юности. Его подлинное призвание было в широком распространении духовной практики, связанной с совершенствованием качеств характера.

В возрасте 30 лет рав Салантер начинает преподавать в знаменитой виленской ешиве Рамайлес. Именно там он начинает широкое распространение идей мусара. В беседах и уроках он убеждал учеников ешивы поставить в центр внимания изучение заповедей, связанных с взаимоотношением между людьми, а также сосредоточиться на совершенствовании душевных качеств.

«Стремясь идеально выполнить свои обязанности перед Б-гом (мицвот бейн адам ле-Маком), человек порой пренебрежительно относится к своим обязанностям перед другими людьми. Старательно выполняя одну заповедь, человек может одновременно с этим совершить десятки грехов. Например, собираясь задолго до рассвета на чтение слихот перед Рош а-Шана, он может, неаккуратно хлопнув дверью, разбудить других членов семьи и даже соседей – а, если кто-то из разбуженных им был болен, то это дополнительный грех».

Рав Исраэль призывал своих учеников относиться к заповедям, связанными с отношениями между людьми (бейн адам ле-хаверо) с той же педантичностью и серьезностью, как они относятся к запретам Шаббата или к законам о кашерности пищи. Он боролся против «умственной ограниченности многих из своих современников», которые не желали заниматься «Торой качества характера». «Многие уже привыкли не обращать внимание на темы, связанные с выработкой в себе Б-гобоязненности и этических качеств… И это кажется им пустой потерей времени, которое могло бы быть посвящено изучению Торы».

Через некоторое время рав Исраэль организует из числа ближайших учеников «дом мусара» (мусар-штибл), в котором углубленно изучались классические книги мусара – «Месилат Йешарим» рава Моше-Хаима Луцатто, «Ховот а-Левавот» рабейну Бехайе ибн Пакуды. Поначалу в нем собирались лишь ученики ешивы, но очень скоро среди посетителей «дома мусара», появились ремесленники, торговцы – люди не занятые постоянным изучением Торы, но стремящиеся к духовному совершенствованию.

Разумеется, рав Салантер не ограничивался лишь изучением и распространением идей мусара. Сохранилось множество рассказов о том, как он лично воплощал в жизнь собственные принципы.

Однажды, накануне Йом-Кипура рав Исраэль не пришел в синагогу. Община встревожилась, не заболел ли внезапно рав, не случилось ли несчастье. Молитву без него не начинали. Пока люди ждали, одна молодая женщина стала волноваться: она оставила грудного ребенка спящим в колыбели, так как думала, что будет отсутствовать недолго, а теперь побежала посмотреть, все ли с ним в порядке. Когда она вошла в дом, то увидела, что ребенка баюкает рав Исраэль. По дороге в синагогу он услышал плач ребенка и, раз мать, очевидно, ушла на молитву, вошел в дом, чтобы успокоить малыша.

Как-то раз рав Исраэль узнал, что один из его учеников серьезно заболел, и нет денег на лечение. Войдя в синагогу, где молился этот молодой человек, рав Салантер спросил собравшихся: «Почему вы не обеспечиваете человеку достойное лечение»? Ему ответили, что в кассе общины нет денег. Услышав это, рав Салантер закричал: «Вам следовало бы продать нарядный покров с ковчега, в котором хранятся свитки Торы, и использовать деньги для помощи больному»!

В 5608 (1848) году русским царским правительством в Вильне было основано раввинское училище, которое должно было готовить раввинов «нового типа»: «просвещенных», знающих русский язык. Раву Исраэлю Салантеру было предложено место преподавателя Мишны и Гемары, однако он отказался, сославшись на состояние здоровья, хотя, как показали дальнейшие события, речь шла не о телесном, а духовном «здоровье», за которое рав Исраэль имел основания опасаться, – училище отдалилось от путей Торы, и никто из его выпускников так и не стал раввином.

В том же 5608 (1848) году в Вильно вспыхнула эпидемия холеры – болезни, которую в то время практически не умели лечить. Власти не могли справиться с эпидемией, и лишь опубликовали предостережение о надвигающейся угрозе.

Собрав значительные благотворительные средства, рав Исраэль арендовал больницу, рассчитанную на полторы тысячи коек. В ней посменно, круглые сутки, работали его ученики. Рав Салантер сам постоянно навещал больных, обеспечивая их лекарствами и продуктами питания. В Шаббат он следил, чтобы больные не ограничивали себя алахическими запретами, – ведь, когда жизни человека угрожает опасность, отменяются все запреты Шабата. В таком подходе была необходимость – праведные виленские евреи не желали нарушать Шаббат даже перед лицом смерти.

Между тем, приближался пост 9 Ава. Накануне поста рав Салантер объявил по всем синагогам, что в этом году из-за опасности заразиться страшной болезнью не следует строго поститься. Однако боясь, что его не послушают, после утренней молитвы он встал на виду у всех с куском печенья в руке, произнес благословение и съел его на глазах у общины, дабы все последовали его примеру.

Стремясь к большему распространению идей мусара, рав Салантер направляется в Европу. В своем долгом путешествии он посещает Германию и Францию. Эти страны отличаются от Литвы – еврейский народ там уже заражен идеями европейского просвещения, и души людей нуждаются в серьезном лечении. Рав Исраэль организовывает кружки по изучению мусара повсюду, где останавливается, приглашая даже очень далеких от еврейства людей.

Однажды, когда рав Исраэль был в Париже, он попал в современный и очень дорогой отель. Даже маленькая чашка кофе стоила там очень дорого. Какое право имеют хозяева отеля брать такую высокую плату за сущие мелочи? Такое положение вещей весьма удивило привыкшего к скромности рава.

Поразмыслив немного, тем не менее, рав Исраэль решил, что хозяева отеля – правы. Безусловно, чашка кофе не стоит таких денег, но шикарная мебель, учтивые официанты, приятная атмосфера, – все это «усиливало вкус» кофе и было включено в цену.

Наш мир подобен тому шикарному отелю. И Творец поместил человека в этот «отель». И даже когда мы делаем небольшой глоток воды, должны понимать, что получаем на самом деле много большее. У нас есть почва под ногами, свежий воздух, красивое небо, запахи цветов и пение птиц, – вся красота и уют Творения. И поэтому, делая даже один глоток, мы обязаны благодарить Всевышнего не только за воду, но и за весь окружающий нас прекрасный мир.

Последний период своей жизни рав Исраэль Салантер провел в Кенигсберге (сейчас – Калининград). Болезнь и старость приковали его к постели, но он не переставал думать о чувствах других людях. В последние часы своей жизни, рав Исраэль заметил, что юноша, ухаживающий за ним, испытывает сильный страх остаться наедине с мертвым. Рав Салантер дал ему подробный урок о законах обращения с мертвым и законах траура, объяснил, почему совершенно не нужно бояться мертвого тела.

Через несколько часов после своего последнего урока, рав Исраэль Салантер вернул душу Создателю. Великий праведник нашел время помочь юноше справиться со страхами, и даже обучить его даже в то время, когда его собственные мысли были уже далеки от этого мира со всеми его страхами и страстями.

Материальное «наследство» рава Исраэля Салантера, основоположника движения мусар и одного из величайших праведников своего поколения составили старый талит и потертый от времени тфилин. А вот его духовное наследие несравнимо больше: почти вся Тора следующего поколения была передана нам силой духа его учеников – равом Нафтали Амстердамом, равом Ицхаком Блазером (издавшим труды рав Салантера), равом Элиэзером Гордоном (глава ешивы Тельз), равом Симхой-Зисл Зивом (глава ешивы Кельм), равом Йосефом-Юзлом Горовицем (глава ешивы Навардок).

Вся передача Торы от предыдущего поколения нашему – великая заслуга преподавателей мусара, учеников рава Исраэля Салантера.


http://www.beerot.ru/?p=9700