Рав Эльханан Буним Вассерман — Часть 1 — Биография

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

541
Рав Эльханан Буним Вассерман

Биография

«Нерелигиозное государство Израиль и желанное царство Израиля – вещи несовместимые» (эпиграф под портретом в книге).

Родился в 5635 (1875) году в городке Биржи (Литва). Основы своей Торы приобрел в ешиве Тельз у гаона р. Э. Гордона и гаона р. Ш. Шкопа, а впоследствии – у гаона р. Хаима из Бриска. В 5659 (1899) году женился на дочери гаона р. М. Атласа, главы суда Торы городков Салант и Шавли (Шяуляй).

В 5663 (1903) году вместе с раби Йоэлем Баранчиком из Риги основал ешиву в г. Амчислав (ныне – Мстиславль, Беларусь), руководил и преподавал в ней примерно в течение четырех лет. В 5667 (1907) году присоединился к Колелю Кдошим Хафец Хаима [основанная им особая учебная программа по изучению раздела Кдошим, связанного с жертвоприношениями в Храме. Хафец Хаим, предчувствуя приход Машиаха, делал очень много для распространения изучения этого раздела. Примеч. ред.], и Хафец Хаим стал для него рав мувъак [ведущим учителем и наставником, высшим авторитетом]. В 5670 (1910) году стал преподавателем ешивы в Бриске и был там до начала Первой мировой войны. Затем вернулся в Радин и странствовал вместе с ешивой Хафец Хаима до Смиловичей, где основал вместе с гаоном р. Ш. Эйманом ешиву и преподавал там в течение пяти лет.

В 5681 (1921) году основал свою ешиву «Оэль Тора» в Барановичах. Эта ешива получила всемирную известность, и в нее стекалось множество учеников. Он же сам, помимо преподавания в ешиве, стал одним из выдающихся руководителей движения «Агудат Исраэль» и бесстрашно выражал точку зрения Торы повсеместно, устно и письменно.

В 5698 (1938) году в связи с денежными трудностями своей ешивы поехал в США, и там с достоинством отстаивал точку зрения Торы, невзирая на связанный с этим денежный ущерб. Его появление укрепило еврейство Торы в США, в местах, где оно находилось в те годы на начальном этапе своего становления.

В 5699 (1939) году, незадолго до начала войны, он вернулся в Барановичи, несмотря на опасное положение в Польше.

Он принял смерть, освящая имя Всевышнего, вместе с членами своей общины, 14-го тамуза 5701-го года (9 июля 1941 года), в гетто Ковно, да отомстит Всевышний за их кровь.

Его сочинения: «Ковец аарот» на трактат Йевамот, статья «Иквета де-Мешиха», а также составленные после его смерти сборники «Ковец шиурим» и «Ковец маамарим».

Глава первая. «Твои сыновья – твои  ученики»

Сказали наши мудрецы: «Слова их – память о них» (Иерусалимский Талмуд, Шкалим, 2:5). Приведенные ниже слова нашего учителя характеризуют его подход к своим ученикам.

Он спрашивает о сказанном в Гемаре (Бава Батра, 21а): «Вначале тех, у которых был отец, он обучал Торе, а те, у которых не было отца, не обучались Торе. Из какого стиха выводили [что именно таков закон]? Из следующего (Дварим, 11:19): “И обучайте אֹתָם – отам [им, то есть словам Торы] сыновей ваших” [“отам” написано в краткой форме, без буквы “вав”, и можно прочитать “атем” – “вы”, то есть “вы обучайте” – отцы, а другие не обязаны обучать их]». И непонятно: ведь мидраш Сифри толкует иначе, как это приведено у Раши в главе Экев (Дварим, 6:7): «“И обучай им сыновей твоих” – сказано об учениках»!

Объясняет наш учитель: «Но пока юноша не стал учеником (своего учителя), он еще не считается подобным сыну, и тот не обязан обучать его Торе. Но как только он становится учеником его – делается подобным сыну, и на него распространяется повеление: “И обучай им сыновей твоих”, и обязан обучать его как сына» («Ковец шиурим», Бава Батра, 70).

Самоотверженность по отношению к ученикам

Наш раби исполнял эти слова лично – проявлял самоотверженность по отношению к ученикам, и они были ему как сыновья в полном смысле этого слова.

За год до начала Второй мировой войны наш раби поехал в США. Когда он стал собираться в обратный путь, его последователи удивились, так как уже было совершенно очевидно, какую опасность несет Гитлер. Они уговаривали его остаться и даже предложили привезти к нему в Америку двух его сыновей (которые были тогда совсем молодыми). Но он ответил: «Но разве у меня только два сына? Ведь их у меня четыреста! Все ученики ешивы – мои сыновья, и я не могу бросить их на произвол судьбы!»

В 5699 (1939) году, когда разразилась война, у него было разрешение на выезд в США и сертификат на въезд в Землю Израиля, но он отказался воспользоваться ими и сказал: «Пока хотя бы один ученик находится здесь, я не имею права спасаться сам!»

Только на пользу ученикам!

Его уроки были просто чудесными – как его Тора, излагаемая им устно, так и то, что он печатал. Как то, так и другое служит до сегодняшнего дня основой изучаемого в ешивах. Его старший сын гаон раби Элиэзер Симха [с которым я удостоился учиться в хавруте в течение семи лет в Иерусалиме, с 5744 (1984) до его кончины в 5751 (1991) году] раскрыл мне секрет успеха его уроков. Наш учитель однажды сказал ему: «Перед уроком я тщательно обдумываю, пойдут ли материалы, приготовленные мной, на пользу ученикам, независимо от того, насколько они важны как хидушим – новое понимание слов Торы. Если они не подходят – я останавливаю себя и не излагаю их перед учениками».

Подобные этому слова, слышанные мною от сына раби Симхи от имени машгиаха раби Йерухама Лейвовица, я уже приводил ранее, во 2-й главе посвященного ему раздела этой книги, в связи с высказыванием наших мудрецов (Псахим, 112а): «Больше, чем теленок хочет сосать, корова хочет кормить его», и подобным же образом больше, чем ученик хочет учиться, учитель хочет учить его. Так же, как корова жаждет кормить теленка только из-за великой своей материнской любви к нему, а не для того, чтобы избавиться от скопившегося у нее избытка молока, так и учитель должен давать ученику то, в чем он нуждается. Если же он хочет дать больше, чем тот способен принять, иногда только желая показать свою ученость и мудрость, то нет в этом ничего, кроме порчи.

Раби Симха также рассказал мне, что его отец сказал ему, что в его рукописях есть такие чудесные хидушим, что если бы только он опубликовал их, общество знатоков Торы приняло бы эту книгу с большой радостью и высоко бы ее оценило. Раби Симха спросил: почему же в таком случае книга не была опубликована? И отец ответил: «Я излагаю публично и распространяю только такие хидушим, от которых есть польза ученикам. Публиковать их, чтобы похвастать своей гениальностью – этого мне не нужно». К нашему сожалению, мы не удостоились этой книги – до такой степени наш учитель был свободен от влияния личных интересов. Нет сомнения, что многие главы ешив, равные ему в Торе, очень рады были бы излагать на своих уроках такие чудесные, как он сам говорил о них, хидушим, но он преодолевал себя и не делал этого, поскольку в этом не было бы пользы ученикам.

Исключительная память

Гаон раби Нафтали Троп, глава ешивы Радин, беседовал с несколькими учениками ешивы о больших мудрецах Торы, благословленных великолепной памятью. Один из присутствующих упомянул об исключительной памяти нашего учителя, и раби Нафтали откликнулся на это такими словами: «Я не согласен с Вами. Это верно, конечно, что раби Эльханан – “как покрытая известью яма с водой, которая не теряет ни капли” (Пиркей авот, 2:8). Но это не в силу природных свойств его памяти, а в силу Б-гобоязненности! Он так любит святую Тору, что ее слова впитываются у него в кровь и высекаются на скрижалях сердца, и потому у ангела, ответственного за забывание, нет над ним власти».

Однажды по представившемуся случаю наш раби одолжил книгу «Тшуват Риваш», которую трудно было найти в те времена. Он прочитал ее всю, а через два года мы видели, как он пишет письмо и приводит по памяти отрывок из этой книги (со слов его сына, раби Симхи).

Тяжелое материальное положение

Бедность в доме нашего раби была ужасной. Его сын, раби Симха, рассказывал мне, что дети буквально голодали. Он никогда не видел отца в целых туфлях, также и зимой, когда они у него промокали.

Мольбы рабанит по поводу этих трудностей и ее уговоры с напоминанием об обязанности заботиться хотя бы о минимальных потребностях не помогали. Он постоянно говорил в свое оправдание: «Я ведь беру деньги из ешивы, а денежное положение в ней чрезвычайно тяжелое! И я не имею права взять дополнительно даже грош, если без него можно обойтись!»

Раби Симха показал мне письмо, написанное шурином раби, нашим учителем гаоном раби Хаимом Озером Городзенским, в котором он упрекает нашего раби и, можно даже сказать, сурово выговаривает ему за то, что он не заботится о минимальном пропитании для своего дома. Приведу из него отрывок по памяти: «Вы можете быть праведником для самого себя и обходиться даже меньшим, чем самое малое, как это Вы действительно делаете. Но у Вас нет права на это в том, что касается жены и детей, тем более, что Ваша жена – дочь раби Меира Атласа, главы суда Торы в Шавли, и когда Вы договаривались о женитьбе, Вы знали, что в доме его был достаток, поскольку он был раввином большой общины и жалование его было соответствующим. Вы обязались в ктубе (брачном договоре) кормить, обеспечивать и т. д. Это обязательство, долг, и нет никакого разрешения нарушать это обязательство».

Это письмо учителя всего народа Израиля, раби Хаима Озера, должно побуждать каждого главу семейства помнить, что он обязан исполнять свой долг перед женой и детьми.

А в другом письме раби Хаим Озер писал следующее:

«…Я должен сделать замечание моему другу, при великом уважении к его Торе. Как я слышал, живете Вы в крайнем стеснении, не соответственно состоянию здоровья уважаемой рабанит, да продлит Всевышний ее жизнь. У нее нет помощницы по хозяйству, хотя после перенесенных ею болезней следовало бы снять с нее все заботы о пропитании и достатке в доме. И мне представляется, что крайняя экономия противоречит закону, и (Вы как глава ешивы) не имеете права устрожать для себя и не получать того, что Вам требуется. Ведь Вы – опора и стержень ешивы как в духовном, так и в материальном, и без Ваших поездок она не могла бы устоять. И Вы по закону не имеете права устрожать для себя в том, что касается здоровья Вашей супруги, рабанит, которой требуется особое внимание, да продлит Всевышний ей жизнь. Прошу у Вас прощения за то, что счел необходимым высказать Вам, при всем уважении к Вашей Торе, эти замечания.

Благословение Вам от всей души! Всегда желающий Вам благополучия Ваш друг и шурин, Хаим Озер Гродзинский»

Я поинтересовался у раби Симхи, действительно ли его отец изменил что-то в своих обычаях в свете письма раби Хаима Озера. Он ответил: «Хотя отец совершенно самоустранялся перед своим шурином раби Хаимом Озером, относительно этого дела он говорил, что не может поступать по его указаниям. Он в безвыходной ситуации и не имеет никакого права брать деньги в ешиве».

Врата слез не заперты

После кончины тестя нашего учителя, гаона раби Меира Атласа, к нашему раби пришли представители общины Шавли и предложили ему почетную должность раввина их города, с достойной зарплатой. Раби тут же отказался; он сказал: «Я, конечно же, очень уважаю важную общину моего тестя, но моя обязанность – обучать учеников и широко распространять Тору».

Рабанит очень упрашивала его принять должность раввина. Она говорила: «Ведь это просто с Небес – тебе предлагают должность, которая даст семье достойное пропитание. Ты уже не будешь говорить, что “нельзя брать деньги в ешиве”! Как ты можешь отвергать такую возможность и допускать, чтобы нехватки и голод продолжали царить в нашем доме?»

Видя, что все ее уговоры не помогают, она обратилась к нему и сказала: «Верно ведь, что твой раби – святой Хафец Хаим, и все, что он скажет, мы обязаны исполнять. Я хочу, чтобы ты поехал к нему и представил ему это дело. Если он постановит, что мы должны оставаться здесь, я приму это с желанием и не буду больше обращаться к тебе по этому вопросу. Но если он решит, что нужно принять эту большую раввинскую должность, которую раньше занимал мой отец, то ты, конечно же, примешь это на себя».

Наш раби, разумеется, принял предложение жены и договорился с кучером о поездке в Радин. В назначенный час тот уже ждал его возле дома, но наш раби стоял в углу дома и раскачивался. Жена его думала, что он молится, и не хотела мешать. Прошло много времени, кучер потерял терпение и сказал: «Или раби выходит, и мы едем, или я ухожу!» Рабанит подошла ближе к углу, где стоял раби, и увидела, что из глаз его текут слезы, и сам он дрожит от рыданий. Она сразу поняла, что он боится: какое решение примет Хафец Хаим? Вдруг он велит оставить ешиву и принять раввинскую должность?

Рабанит обратилась к нему и сказала: «Если тебе так больно оставлять ешиву, то я уступаю и ни о чем тебя не прошу. Не надо ехать к Хафец Хаиму, продолжай быть главой ешивы, как ты хочешь, а я буду дальше растить детей, насколько позволяет наше положение».

Все это я слышал из уст сына нашего учителя, раби Элиэзера Симхи Васермана, слово в слово.

Рабанит помогала в финансировании нужд ешивы

Рабанит не только разделяла тяготы вместе с нашим раби, ведя дела своего дома экономно и довольствуясь самым малым, но и реально помогала в содержании ешивы.

По просьбе Хафец Хаима наш раби в течение пяти лет, начиная с 5677 (1917) года, руководил делами ешивы в Смиловичах. Ее финансовое положение было тяжелейшим, и рабанит решила тогда заняться изготовлением и продажей мыла. Доходами от этого она помогала содержать учеников ешивы – вдобавок к ее бремени содержания собственного дома (со слов сына, раби Симхи).

Перевод – рав П. Перлов.


http://www.beerot.ru/?p=53963