Бо — Успеть и удостоиться освобождения — Заповеди исхода из Египта

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1066

Наша недельная глава посвящена событиям исхода евреев из египетского рабства, которые мы каждый год вспоминаем во время пасхального седера. В этой главе мы видим, как формируется еврейский народ. Из вчерашних рабов мы становимся свободными людьми, из идолопоклонников превращаемся в Его народ, достойный повести за собой все человечество к признанию Единства и величия Б-га. Именно в этой главе евреям как единому народу уже даются первые заповеди. И происходит это до освобождения, до выхода из Египта, перед последней, десятой казнью – уничтожением первенцев. Пасхальный седер – время вопросов. Множество вопросов возникает и при чтении нашей недельной главы. На некоторые из них мы попробуем дать ответ.

Пасхальный седер проводится в ночь 15 Нисана – до полуночи. При этом известно, что решение отпустить евреев фараон принял после полуночи, поскольку казнь первенцев состоялась ровно в полночь, а выход евреев из египетского рабства происходил при свете дня. Возникает вопрос, почему мы празднуем освобождение не после полуночи и не днем 15 Нисана, а именно до полуночи: до этого времени, согласно алахе, мы должны завершить трапезу и съесть афикоман? Почему пасхальная жертва приносилась евреями еще до освобождения? И еще один вопрос. Наша недельная глава богата заповедями, мы получили их еще до освобождения, между девятой и десятой казнями – между тьмой и поражением первенцев. Почему Всевышний избрал именно это время для начала дарования нам Торы?

Передали нам наши мудрецы (Бемидбар Раба, Насо 14), что Всевышний показал Адаму все его потомство, весь человеческий род, и Адам давал каждому из своих потомков имя. Когда он дошел до царя Давида, то увидел, что душа его обладает удивительными качествами, но ему суждено умереть сразу после рождения. Тогда Адам захотел подарить Давиду 70 лет из своей жизни, и Творец мира согласился. Согрешив, Адам привел этот мир к катастрофе, вверг его во тьму на тысячи лет, изгнал из мира Шехину. Царь Давид заложил основы Храма в Иерусалиме, благодаря его сыну, царю Шломо, Храм был построен, и Шехина временно вернулась в наш мир, а Машиах – потомок царя Давида – должен окончательно возвратить Б-жественное присутствие на Землю. Цель жизни Адама будет достигнута уже после его смерти, а его грех полностью исправлен. Оторванные от собственной жизни 70 лет Адама – это его путь исправления.

Необходимо отметить, что одна из основ веры – что окончательное избавление должно произойти через человека. Машиах – это человек, окончательное избавление придет через него, а не напрямую от Всевышнего. И это очень важный принцип веры.

Мы помещены в этот мир для того, чтобы осуществлять в нем исправления, и, хотя это невозможно без помощи Творца, побуждение, инициатива должны исходить от нас. Мудрецы учат нас, что существует два вида взаимодействия Б-га с человеком: итарерута делеэйла (побуждение сверху) и итарерута делетата (побуждение снизу). «Побуждение сверху» сверхъестественно, выходит за рамки привычного в нашем мире, это явные чудеса. «Побуждение снизу» не имеет подобного внешнего эффекта, оно происходит по инициативе человека, но изменяет его самого, расширяет его собственные границы возможностей, подымает на новый, невозможный до этого уровень. Именно этого ждет от нас Творец мира – пробуждения и побуждения. «Верни нас к Себе, Владыка мира», – просят сыны Израиля. «Начните возвращаться, и Я помогу», – отвечает Творец.

При всем величии чудес Творца, у нашего народа есть заслуга в выходе из Египта – это самоотверженное неподчинение приказу фараона Шифры и Пуы, а также то, как весь наш народ возопил к Б-гу, прося Его о помощи. Настало время освобождения, время исполнения обещания, данного Аврааму. Но требуется итарерута делетата, дополнительные усилия народа, заслуги, заповеди, соблюдая которые можно удостоиться освобождения – то, что отделит и выделит народ Израиля из среды египтян. Выход из Египта был дарован еврейскому народу в силу потенциальной заслуги принятия Торы на горе Синай. И в этом содержится важный урок для каждого еврея. Ведь если человек посмотрит на свою жизнь, то увидит, как много добра сделал ему Творец авансом, чтобы человек принял на себя Тору на своей личной «горе Синай». Б-г сказал фараону через Моше: «Отпусти Мой народ, чтобы они служили Мне в пустыне» (Шмот, 7:16).

Но еще до выхода, до освобождения, началось принятие Торы. Мидраш рассказывает, что, когда наш народ переходил через Ям Суф, Сатан требовал от Всевышнего задействовать качество суда, негодовал, почему евреи достойны чуда рассечения моря, а на египтян оно обрушивается, ведь и те, и другие были идолопоклонниками. Но уже тогда евреи находились на совершенно другом духовном уровне, их души уже были облачены в одежды, сотканные из мицвот – они соблюдали заповеди Торы. Теперь расскажем про некоторые из этих мицвот.

Начиная с исхода из Египта, и по сей день, с праздником Песах связаны, среди прочих, три заповеди Торы, за невыполнение которых полагается одно из самых тяжелых наказаний – карет: пасхальная жертва, завет обрезания и запрет поедания хамца. Интересно, что среди всех повелительных заповедей Торы есть только две, за невыполнение которых полагается карет – это завет обрезания и пасхальная жертва. При этом Тора говорит, что необрезанный не может есть мясо пасхальной жертвы! Более того, если у главы семьи есть необрезанные сыновья или рабы, он тоже не может есть мясо пасхальной жертвы. При исходе из Египта наш народ делал обрезание. По обычаю, во время брит-мила мы говорим такие слова: бедамаих хаи – «кровями твоими ты будешь жить». Имеется в виду кровь пасхальной жертвы и кровь обрезания.

Запрет поедания хамца – сама по себе удивительная заповедь. Квасной хлеб, разрешенный весь год, более того, используемый при исполнении многих заповедей и обычаев, вдруг становится на неделю запрещенным настолько, что за его употребление в пищу полагается карет! Запрещено приносить пасхальную жертву, когда у тебя во владении есть хамец! Как связаны пасхальная жертва, завет обрезания и запрет поедания хамца? Их связывает такое понятие, как самопожертвование. Увидеть проявление самопожертвования в обрезании нетрудно. Для взрослого человека это болезненная операция. Кроме того, во времена исхода не было анестезии и болеутоляющих средств. Но какое самопожертвование есть в пасхальной жертве?

Для большинства баалей тшува, выросших в нерелигиозной и нееврейской среде, независимо от страны проживания, знакомо некое чувство толерантности к нееврейскому мировоззрению, как религиозному, так и светскому. Находясь долгое время в отрыве от еврейства, мы начинаем впитывать чужие ценности и, если не разделяем их полностью, то, по крайней мере, относимся к ним с почтением. При этом часто эти ценности противоречат Торе, многие из них связаны с идолопоклонством. Все это формирует у нас орлат а-лев – закрытие сердца, особую духовную закрытость и неспособность познавать истину.

Исходу из Египта предшествовала Великая суббота. В чем ее величие? В этот день евреи получили особую заповедь: взять беспорочного ягненка, предназначенного для пасхальной жертвы, и на четыре дня привязать его к ножке кровати. Ягненок был священным животным в Египте, символом их духовных ценностей, их божеством. А теперь представьте себе евреев, выросших в Египте, поклонявшихся ягнятам, на глазах у их соседей египтян, привязывающих их божество к кровати, чтобы через несколько дней зарезать его и съесть. Необходимо сказать, что в этом повелении не было цели поиздеваться над египтянами. Творец любит созданный им мир и делает все для его исправления. Тут кроется глубокая идея. Все – и евреи, и египтяне – должны были увидеть и осознать, что идолы ничего не стоят. При этом евреи были поставлены в ситуацию, когда им пришлось задеть религиозные чувства других людей и, учитывая их долгую связь с египетскими ценностями, собственные религиозные чувства.

Принося пасхального ягненка в жертву, евреи времен исхода вырезали из сердец чуждые ценности, ставшие такими дорогими и близкими для них. И это духовное обрезание было наверняка не менее болезненным, чем обрезание физическое. Таким образом, и брит-мила и пасхальная жертва были беспрецедентным актом самопожертвования во имя исполнения воли Творца. Необходимо понимать: то, что евреи поколения исхода с такой болью убирали из своих сердец – это йецер а-ра, дурное начало человека, которое вошло в нас после греха Адама. Физическим проявлением этого зла стала крайняя плоть (орла) – символ духовной закрытости, оторванности от источника жизни.

Дурное начало создает у человека иллюзию, что оно является источником его жизни. Оно говорит: пойдем со мной, ты будешь счастлив, тебе будет интересно и радостно жить. Оно окружает человека множеством наслаждений, причем необязательно грубо-материальных. Литература, музыка, живопись, наука… И создается впечатление, что именно эти вещи формируют личность человека, придают смысл его жизни. На самом деле, будучи оторванными от истины, эти ценности убивают человека, забирая у него самое дорогое – время, которое можно было использовать на служение Творцу и создание своего высочайшего духовного мира, полного света Творца и радости жизни. Время, которое могло быть потрачено на правду, тратится на ложь. Убирая чуждые ценности из себя столь болезненным образом, мы обретаем настоящий источник жизни.

Мы все еще не ответили на вопрос, как брит-мила и пасхальная жертва связаны с хамцом? Книга Зоар говорит, что хамец – намек на дурное начало. Всевышний так создал этот мир, что в материальном отражается духовное. В различных творениях мы находим силы добра и зла. Хамец в Песах является отражением зла. Тот, кто ест его, нарушая запрет Творца, укореняет зло в своей душе. И напротив, тот, кто воздерживается от хамца, изгоняет из себя зло. Аризаль писал, что человек, который следит за тем, чтобы не съесть ни капли хамца в Песах, – приобретает Б-гобоязненность. Наши учителя очень боялись съесть хоть чуть-чуть хамца в Песах. Рассказывают, что рав Йехезкель Абрамский, будучи уже в преклонном возрасте, молился в Рош а-Шана во время падения ниц в молитве Алейну лешабеах о том, чтобы, не дай Б-г, ему в рот не попало ни капли квасного.

Выход из Египта был первым шагом народа Израиля к получению Торы на горе Синай. После выхода из Египта мы отсчитывали семь недель счета Омера. В книге Зоар 7 недель счета Омера сравниваются с 7 чистыми днями для очищения от различных видов тумы: тумат зав и прочие [сегодня семь дней очищения соблюдают наши женщины, очищая себя от состояния ниды]. По аналогии добавим, что день исхода – первый день праздника Песах – можно сопоставить с днем, в который делается эфсек таара (перерыв чистоты). [Этот день всегда предшествует началу отсчета чистых дней. Так и день исхода – первый день праздника Песах – предшествует началу отсчета Омера.]

Мы отсекаем от себя зло, прерываем с ним связь. Мы устраиваем седер до полуночи, чтобы подготовить себя к освобождению, чтобы наши заповеди, выполняемые внизу, пробудили свет Милосердного наверху. То, что сделали наши предки во времена исхода, из года в год требуется от нас в Песах. Каждый год мы отстраняемся от «египетских ценностей», отделяемся от египтян. Нам нужно успеть сделать это до полуночи – до казни первенцев. Ведь тот, кто не сделал этого в Египте – не спасся, а тот, кто сделал в срок – был выведен Творцом и удостоился Избавления.

Подготовила Р. Кудрина

http://www.beerot.ru/?p=10586

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here