Введение в законы Шаббата — Порядок изготовления покрывал

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1343
изготовления покрывал
Продолжение (начало здесь)

Далее приведены семь работ, связанных с выделкой кожи для покрывал Шатра, о которых написано: «И сделай покрывало из окрашенных в красный цвет бараньих шкур…, а сверху – покрывало из шкур тахашей» (Шмот, 26:14).

Этот цикл включает в себя семь работ – от «ловить» (цад) до «разрезать» (мехатех). Все эти семь работ производились лишь для изготовления шкур тахаша, поскольку это было дикое животное, которое приходилось ловить. Но бараны – прирученные животные, которые находятся прямо «под рукой», в стаде, и поэтому работа «ловить» отношения к ним не имеет (см. «Шулхан Арух», 316:12, Рамо, «Мишна Брура», 53). Именно поэтому Раши, а вслед за ним и р. Овадья из Бартануры отмечают, что «все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей» (Раши, Шаббат, 73а) – именно тахашей, а не баранов.

Относительно названия «тахаш» известно следующее. Всевышний повелел Моше, чтобы сыны Израиля принесли все материалы, необходимые для возведения Шатра Откровения, и среди этих материалов – «шкуры тахашей» (Шмот, 25:5). Эти шкуры использовали в качестве покрывал на крышу Шатра, как написано: «…а сверху – покрывало из шкур тахашей» (там же, 26:14). Кроме того, шкурами тахашей прикрывали святую утварь (ковчег, менору и т.д.) при переносе с одной стоянки на другую (см. Бемидбар, 4:6, 4:8, 4:10, 4:12 и 4:14).

Шкура тахашей упоминается еще раз у пророка Йехезкеля, как сказано: «…и обул тебя в тахашевые сандалии» (16:10, «Мецудат Цион»). Имеется в виду, что это очень дорогая обувь (Таргум).

О каком именно животном говорит Тора?

Ункелус переводит слово «тахаш» на арамейский язык как ססגונא (сасгона). В Талмуде объяснено, что сасгона – это животное, которое «радуется (сас) своей разноцветной окраске (гаван – «раскраска», «оттенок цвета»)» (Шаббат, 28а). По одному из мнений, в шкуре тахашей сочеталось шесть различных цветов (или оттенков) («Мидраш Танхума», Трума, 6).

Согласно одному из мнений, это животное было очень крупным (там же). По одним мнениям, оно было разрешено в пищу (Шаббат, 28б; ИТ, Шаббат, 2:3), а по другим – нет (Шаббат, 28а).

В Талмуде (Шаббат 28б; ИТ, Шаббат 2:3) и в мидрашах также сообщается, что у тахаша был один рог (Шаббат, 28б; «Бемидбар Раба», 6:5; «Мидраш Танхума», Трума 6).

По ряду мнений, это животное существовало очень недолго и исчезло вскоре после того, как был возведен Мишкан (Шаббат, 28б; ИТ, Шаббат, 2:3; «Танхума», Трума, 6).

Опираясь на эти талмудические источники, Раши в своем комментарии к Пятикнижию указывает: «Тахаш – это животное, существовавшее только в те времена. Его шкура была разноцветной, поэтому Ункелус переводит этот слово как сасгона тахаш как бы радуется и ликует из-за своей разноцветной окраски» (Раши, Шмот, 25:5). А «Бааль а-Турим» отмечает, что числовое значение слова תחש (тахаш) соответствует гиматрии словосочетания שש גונים (сас гваним – «радуется многоцветию») («Бааль а-Турим», Шмот, 26:14).

Вместе с тем, в Иерусалимском Талмуде (Шаббат, 2:3) и в мидраше («Коэлет Раба», 1:1) приведено и альтернативное мнение, согласно которому слово «тахаш» – это название краски или цвета, в который окрашивали верхние покрывала Шатра.

(25) Работа «ловить»

Работа «ловить оленя» (הַצָּד צְבִי – а-цад цви) заключается в ловле оленя или другого животного для употребления в пищу или для иного использования. Эта работа может быть выполнена руками или с помощью различных приспособлений. Это и есть основная работа (ав мелаха).

При изготовлении Мишкана ловили хилазонов, чтобы приготовить краску тхелет (Шаббат 75а, Раши), а также тахашей, чтобы изготовить из их шкур верхние покрывала для Шатра (Раши, Шаббат, 73а; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры). Но в этой мишне сказано «ловит оленя», потому что в то время это был самый распространенный вид охоты и ловли («Тосафот Йом Тов»).

Загнавший животное в небольшое помещение, где его можно легко схватить, сделав «одну пробежку» (т.е. одним рывком), ответственен по закону Торы, ведь в таком помещении животное считается уже «пойманным» (Шаббат, 106б, Раши; «Шулхан Арух», 316:1, «Мишна Брура», 4). Поэтому, если в комнату проникло животное, которое легко в ней поймать, то тогда запрещено закрывать дверь. И даже если у человека нет намерения его ловить, все равно это «псик рейша» (т.е. при закрытой двери такое животное уже «поймано» независимо от намерения человека) («Хаей Адам», «Шаббат», 30:2; «Мишна Брура», 316:5). Но если животное уже находилось в небольшой комнате, то его разрешено загнать в расположенную там клетку, ведь оно было «пойманным» и до этого (см. «Мишна Брура», 316:58). Однако если содержащаяся дома птица вылетела из своей клетки, а затем вновь залетела туда сама, запрещено закрывать дверцу клетки. Ведь даже в небольшой комнате поймать птицу не просто, а значит, в комнате она «пойманной» не считается, и закрывание клетки было бы «ловлей», запрещенной из Торы («Зихру Торат Моше», 33:2). И тот, кто извлекает рыбу из места, в котором ее необходимо поймать, ответственен по закону Торы – даже если ее поместили в это место после того, как однажды уже поймали (например, в крупный садок или аквариум). Ведь поймать рыбу даже в небольшом объеме воды не так-то просто («Хаей Адам», 30:9; «Зихру Торат Моше», 33:4).

Мудрецы запретили загонять свободное животное даже в большое помещение, где для его поимки понадобятся дополнительные существенные усилия (большие чем «одна пробежка») («Шулхан Арух», 316:1). Например, если птица с улицы залетела в окно, то запрещено его закрывать.

Но если человек желает закрыть окно, чтобы не было холодно, вообще не имея в виду поймать залетевшую птицу – это разрешено («Хаей Адам», «Шаббат», 30:2).

Расставляющий ловушки или капканы в Шаббат, на первый взгляд, не подлежит наказанию из Торы, ведь неизвестно, поймаются ли звери в его ловушки или нет. Но это запрещено, ведь порой животное может пойматься в ловушку в тот самый момент, когда ее установили – и тогда нарушитель будет ответственен по закону Торы за совершение работы «ловить» (Тосафот, Шаббат, 17б, «Эйн порсин»). Соответственно, запрещено ставить в Шаббат мышеловку, чтобы ловить мышей («Хаей Адам», 30:7; «Мишна Брура», 316:18). Но расставлять ловушки перед наступлением Шаббата разрешено, даже если животные попадутся в них в сам Шаббат (Шаббат, 17б).

Производной работой от основной «ловить» является охота с охотничьими собаками, но только в том случае, если человек и сам участвует в ловле – например, преграждает животному путь для бегства (Рамбам, «Шаббат», 10:22). Но мудрецы запретили ловить с помощью собак, даже если сам человек им не помогает (Рамо, 316:2, «Мишна Брура», 10-11).

Запрет Торы «ловить» подразумевает только таких животных, которых принято ловить для какого-либо использования (Шаббат, 106б; Рамбам, «Шаббат», 10:19). А мудрецы запретили ловить даже животных, на которых не принято охотиться – например, насекомых, таких как мухи («Шулхан Арух», 316:3).

Кроме того, мудрецы запретили ловить животных, которые фактически уже являются «пойманными», например, хромого или больного оленя, не способного к бегству («Шулхан Арух», 316:2, «Мишна Брура», 9). Но «ловить» домашних или прирученных животных, которые, как правило, вообще не убегают от человека (как, например, корова), разрешено, и это не считается «ловлей» (Шаббат, 14:1, 107аб; «Шулхан Арух», 316:12, «Мишна Брура», 316:52-53 и 59). Однако и таких домашних животных запрещено перемещать руками, поскольку все животные относятся в Шаббат к категории мукце («Мишна Брура», 316:12). Этот запрет относится, в первую очередь, к курам, поскольку, когда их берут руками, они по своей природе пытаются взлететь и приподнимаются над землей. Тогда получается, что ловящий перемещает «мукце». Но таких домашних животных, которые не взлетают, разрешено схватить за загривок или с боков и отвести домой (так как человек не переносит их, а лишь побуждает идти в определенном направлении) («Хаей Адам», «Шаббат», 30:4).

Животных, которые, хотя и не дают схватить себя, но настолько привыкли к дому, что вечером сами возвращаются в свои клетки или загоны, не запрещено ловить по закону Торы, но запрещено мудрецами («Мишна Брура», 316:59; «Орхот Шаббат», 14:15). А если хозяин боится, как бы такое животное не потерялось, ему разрешено попросить нееврея поймать его. А если его ловит ребенок-еврей, то ему не запрещают. И также можно разрешить взрослому еврею встать перед покинувшим дом животным – так, чтобы оно зашло в какое-либо охраняемое место. Но если лошадь или кошка, не подчиняясь своему хозяину, заупрямились и не возвращаются домой, то и это запрещено. И таков же закон в отношении гусей или кур, которые недавно куплены и еще не привыкли к дому настолько, чтобы возвращаться самостоятельно – их запрещено загонять в курятник или птичник, который находится внутри помещения, и закрывать дверь, чтобы они не вышли, так как все это – «ловля», запрещенная Торой. Однако, во всяком случае, можно разрешить, чтобы нееврей загнал их для еврея в охраняемое помещение и закрыл дверь, ведь даже после того, как они туда будут загнаны, они еще не «пойманы», поскольку и там их схватить не просто. Однако нееврей не должен ловить их руками, ведь в таком случае он бы совершил для еврея «ловлю», запрещенную Торой («Зихру Торат Моше», 33:1). А если маленькие дети сами их загоняют в подобное просторное помещение, то их не останавливают («Мишна Брура», 316:60).

(26) Работа «зарезать»

Следующая работа – «зарезает» (שוחט – шохет). Эта работа заключена в лишении живого существа жизни (Рамбам, «Шаббат», 11:1).

При изготовлении Шатра зарезали баранов и тахашей, чтобы использовать их шкуру для изготовления покрывал, а также убивали хилазонов, извлекая из них кровь для получения краски тхелет (Раши, Шаббат, 75б).

Эта работа совершается, когда человек убивает живое существо любым способом: перерезает ему горло (это собственно «шхита») или душит и т.п. Поэтому эту работу называют в Талмуде также более общим термином: נטילת נשמה (нетилат нешама) – «лишение души», т.е. лишение жизни (Шаббат, 75а). В частности, эта работа производится, когда рыбу извлекают из воды и оставляют на суше до тех пора, пока у нее не пересохнет чешуя у плавников (после этого, даже если ее вновь бросят в воду, она не выживет) (Шаббат, 107б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 11:1; «Хаей Адам», 31:2). И если живое существо, не умеющее плавать, бросают в воду, и оно тонет – это тоже «лишение души» («Мишна Брура», 316:42).

Тем не менее, в своде Мишны (Шаббат, 7:2) эта основная работа названа именно «зарезает», потому что шхита – наиболее распространенный способ забоя. А по мнению Рамбама, основной работой (ав мелаха) являются только шхита и убийство через побои. Но если живое существо душат или убивают иным способом – это производная работа от основной «зарезать» (Рамбам, «Шаббат», 11:1).

Запрет «лишать жизни» относится к живым существам любого размера, и в этом отношении нет никакой разницы между верблюдом и муравьем (см. Шаббат, 107б).

Согласно закону Торы, запрещено убивать животных только в том случае, если их тела нужны для какого-либо использования: например, их мясо употребляют в пищу или пользуются их шкурой. Но мудрецы запретили убивать животное даже в том случае, если его тело не предназначено для использования (см. «Мишна Брура», 316:46).

Разрешено убивать животных, представляющих непосредственную опасность для жизни человека – например, бешеных собак, и даже в том случае, если они не нападают и не пытаются укусить. А скорпионов и ядовитых змей – только если они нападают на человека. Но можно задавить их ногой во время бега или ходьбы, даже если они не нападают («Шулхан Арух», 316:10, «Мишна Брура», 44-45; «Хаей Адам», 31:7).

Людям, у которых особая чувствительность к укусам пчел или ос, разрешено убивать их – ведь для них укус этих насекомых представляет смертельную опасность («Орхот Шаббат», 14:32). Но обычным людям убивать пчел, ос и тем более других насекомых запрещено («Мишна Брура», 316:46; «Орхот Шаббат», 14:33).

Соответственно, в Шаббат запрещено распылять отравляющее средство прямо на насекомых, от которых хотят избавиться, и рядом с ними. Но можно распылить это средство в комнате, оставив открытым окно или дверь – чтобы у насекомых была возможность покинуть помещение («Орхот Шаббат», 14:28). И когда человек идет в Шаббат по тропе в лесу или парке, где обычно есть насекомые, он должен смотреть под ноги, чтобы не раздавить муравьев или других насекомых (там же, 14:26).

Если живое существо ударили так, что, хотя оно осталось в живых, но пролилась его кровь – это производная работа (толада) от основной работы «зарезать» (или «лишать жизни»). Ведь в Торе сказано: «Кровь – это душа» (Дварим, 12:23), и часть «души» (т.е. часть жизненной силы) выходит с кровью (Раши, Шаббат, 107а; Тосафот, Шаббат, 75а; «Шулхан Арух», 316:8, «Мишна Брура», 29). И даже если кровь не вышла наружу, но под кожей образовался кровоподтек – «синяк», ударивший ответственен, согласно закону Торы, за нарушение запрета «лишать жизни» («Шулхан Арух», 316:8).

В связи с этим запрещено высасывать кровь из порезанного пальца и т.п., а также из десен («Хаей Адам», 31:5; «Мишна Брура», 328:147). И соответственно, еврею запрещено брать анализ крови у больного, жизни которого не угрожает опасность. Но нееврей может взять анализ крови даже у больного-еврея, жизни которого опасность не угрожает («Орхот Шаббат», 14:36). И также, если жизни больного не угрожает опасность, еврей не должен делать ему укол в вену, ведь при этом втягивают в шприц немного крови, чтобы убедиться, что игла вошла в вену (там же, 14:37-2).

Разрешено вытащить занозу или колючку, даже если при этом выйдет немного крови. Ведь, поскольку вынимающий не заинтересован в том, чтобы кровь вышла, и она ему не нужна, запрет Торы при этом не нарушаются, и мудрецы это тоже не запретили. Но все же, если это возможно, то надо постараться вынуть так, чтобы кровь не вышла («Мишна Брура», 328:88, «Шаар а-Циюн», 63; «Орхот Шаббат», 14:39).


http://www.beerot.ru/?p=32771