Хафец Хаим — Законы лашон а-ра и рехилут — 19 — Правило 6 — Часть 1

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1114

Законы лашон а-ра: Правило 6

Это правило разъясняет запрет принимать злоязычие и слушать его, а также – как следует человеку в соответствующих ситуациях стараться вести себя изначально. И как вести себя, если оказался в дурном обществе злословящих, чтобы исполнить свой долг согласно Торе, и еще многие вопросы. В правиле этом – двенадцать пунктов.

(1) Запрет принимать злоязычие – запрет Торы, действующий как в сфере отношений человека со Всевышним, так и в сфере его отношений с другими людьми. Это означает, что, услышав рассказ, мы не должны верить в сердце своем, что он правдив, ибо иначе тот, о ком рассказывалось, будет унижен в наших глазах. Верить запрещено, даже если слушатель не выразит явно своего согласия с тем, что услышал. Ведь если выразит, то это будет уже двойной грех, так как он и рассказывает, и принимает, а принимающий преступает запрет (Шмот, 23:1): «Не внимай пустому слуху». Наши мудрецы сказали в Мехильте, что это – предупреждение принимающему злоязычие, помимо всех прочих относящихся сюда запрещающих и повелевающих заповедей, как мы писали во Введении, см. там. И сказали наши мудрецы, что каждый, кто принимает злоязычие, заслуживает, чтобы его бросили собакам (Псахим, 118а), как сказано (Шмот, 22:30): «Собаке бросайте его», а сразу после этого сказано (там, 23:1): «Не внимай ложному слуху». И еще сказали, что наказание принимающего больше, чем рассказывающего.

(2) Само по себе слушание злословия также запрещено Торой, даже без намерения принять его. Причина запрета – само намерение слушать. И все же между слушанием и принятием есть различие в нескольких вещах. Запрет слушать существует только в случае, когда то, что человек услышит, не касается его собственных дел и интересов в будущем. Но если уже в начале рассказа он понимает, что рассказчик собирается сообщить ему, что такой-то – человек ненадежный и т. п., а он хотел было взять его в компаньоны, или сделать с ним шидух и т. п., то изначально разрешается слушать, чтобы принять к сведению и быть с тем человеком осторожным. Ведь он хочет не просто услышать плохое о ближнем, а обезопасить себя, чтобы не потерпеть ущерб, не дойти до раздоров и т. п. И то же самое – там, где у слушающего нет никакого личного интереса, но он намерен принести пользу другим людям. Например, расследовать, была ли в злоязычии правда, чтобы затем поговорить с тем, о котором рассказывали, – и он, быть может, исправится. Если благодаря услышанному можно будет вернуть украденное хозяевам или умиротворить того, кого ругали и проклинали и т. п., – ради всего этого разрешается слушать. Но принимать злословие, то есть принять решение в сердце своем, что услышанное – правда, запрещено в любом случае.

(3) И пусть не кажется читателю удивительным, как можно остаться после этого чистым перед Небесами, если установлено уже, что даже только слушать что-либо дурное о ближнем запрещено. А вдруг, кто знает, это будет касаться меня в связи с моими делами? Ответ на это таков: тот, кто хочет остаться чистым перед Небесами в том, что касается слушания, должен вести себя следующим образом. Если пришел какой-то человек и хочет рассказать ему о ближнем его, и понятно, что он будет рассказывать что-то плохое, то пусть он сначала спросит этого рассказчика: касается ли то, о чем ты хочешь рассказать, моих будущих дел? Или: смогу ли я исправить это упреком и наставлением? Если тот скажет, что это касается его будущих дел, или что он сможет исправить наставлением, то можно слушать, только не верить немедленно, а лишь предполагать, что рассказанное может быть правдой, до проверки. Но если из ответа будет ясно, что от слушания не будет пользы, или что рассказ содержит только брань, проклятия и напрасные обвинения по злобе сердца и ненависти рассказчика, то запрещается даже слушать.

[Примечание автора. И действительно, мы можем воочию видеть, что слушающий злословие, даже если он не намеревается принять его, поддерживает этим грешника. Ибо тот, увидев раз, что его слушают, не станет постоянно беречь свои уста, и в дальнейшем в подобных ситуациях всегда будет предаваться этому пороку – поносить ближнего своего и клеветать на него. Другое дело, если слушатель ответит ему: «Я не хочу слушать о том, чего сам не видел», или, по крайней мере, покажет, что он возмущен услышанным – так, чтобы рассказчик остерегался на будущее говорить дурное о ближнем, видя, что рассказы его позорят его самого. Ведь из-за них его будут считать пристрастившимся к злословию, как упоминает об этом Рабейну Йона, 212].

(4) Однако бывают иногда ситуации, в которых заповедано нам слушать то дурное, что кто-то сказал о своем ближнем. Например, слушающий предполагает, что если он выслушает все до конца, то сумеет после этого доказать рассказчику или другим слушателям, что дело было не так, как излагал рассказчик, или привести другие доводы в оправдание того ближнего.

[Примечание автора. И это действительно то, что можно посоветовать в таком деле: если человек оступился и нарушил запрет слушать злоязычие, то пусть он изо всех сил попытается найти оправдание обсуждаемому человеку перед рассказчиком. Пусть постарается вырвать из сердца своего то плохое, что есть в нем в отношении обсуждаемого, – и тем самым его грех будет исправлен «задним числом» (см. ниже, в п. 12, по поводу исправления греха того, кто принял злоязычие). И все это – в обычной ситуации; но если слушающий знает о дурных качествах рассказчика, о том, что при всякой попытке оправдать обсуждаемого человека, он будет еще больше его очернять, то нет сомнения, что лучше смолчать во время рассказа. Заповедь состоит в том, чтобы потом, когда рассказчик уйдет, один из слушавших разъяснил остальным всю историю, оправдывая обсуждаемого, и постарался искоренить из их сердец злоязычие. И это – чтобы не быть названными и ему, и остальным слушателям на Грядущем суде «сборищем нечестивцев и привычных к злословию»].

Есть и другая ситуация, в которой слушать – заповедь. Например, один человек приходит к другому пожаловаться на третьего, который сделал ему что-то плохое. А тот второй, достаточно зная первого, полагает, что если он выслушает его, то сумеет остудить его гнев, и тот не пойдет уже рассказывать другим людям [которые, может быть, поверят рассказу и превратятся в принимающих злословие], – и таким образом будет приумножен мир в Израиле. Но всякий раз, пользуясь теми разрешениями на слушание, о которых шла выше речь, человек должен очень остерегаться, чтобы не принимать полностью на веру услышанное в момент рассказа, а только принять к сведению [что говорят так и так], чтобы не попасть самому в сети греха злоязычия.

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=11076