Адмор из Сатмара — Ненавистник Сиона?

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц | версия для печати версия для печати
Рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара

«Возложи на Г-спода бремя твое» (Теилим, 55:23)

Вместе с адмором из Сатмара находился [в лагере Берген-Бельзен] рав Липа Блой. Он был из Будапешта. Как-то раз его жена раздобыла две буханки хлеба и передала одну из них адмору. Наш учитель съел маленький кусочек, а остальное вернул со словами: «Не хочу быть как те, которые беспокоятся о завтрашнем дне!»

Все мы знаем, что означал в том страшном концлагере кусочек хлеба. Тем не менее наш учитель не согласился принять весь хлеб и удовлетворился тем, что было ему жизненно необходимо в тот день; он не хотел заботиться о том, чем он будет поддерживать свою жизнь завтра. И это – на основе того, что сказал «Маген Авраам» (рав Авраам Абеле а-Леви Гомбинер) от имени святой книги «Зоар»: «Не должен человек готовить еду с одного дня на другой или оставлять с одного дня на другой, – потому, что в этом проявляется недостаток веры». И мидраш «Мехильта» в главе Бешалах на слова Торы (Шмот, 16:4): «Я дождем дам вам хлеб с неба [ман]; и пусть выходит народ и собирает каждый день – сколько нужно на день» говорит следующее: «Каждый, у кого есть еда на этот день, и он спрашивает: “Что я буду есть завтра?”, – из тех, у кого недостаточно веры».

«Чтобы возвратить его отцу его…»

Каждый год 21 кислева, в день годовщины своего спасения из лагеря, адмор вспоминал стих из недельной главы Ваешев, читаемой на той неделе (Берешит, 37:22): «И сказал им [братьям] Реувен: “Не проливайте крови [Йосефа]; бросьте его в эту яму, которая в пустыне, а руки не налагайте на него”, – чтобы избавить его от рук их, чтобы возвратить его к отцу его». При этом ребе говорил, что не находит у себя никакой заслуги, которая могла принести ему спасение, кроме как: «Чтобы возвратить его отцу его», – участие в возвращении поколения евреев к Отцу их на небесах.

Любовь меняет обычный распорядок

Адмор из Сатмара был известен своими гениальными способностями, необыкновенным постоянством в занятиях и тем, как он ценил и любил всех мудрецов Торы, включая и тех, кто выступал против его подхода [к общественным делам внутри народа Израиля].

Рассказывал мне рав Й. Д. Н., один из его важных хасидов, что адмор послал через него привет одному раву во Флориде. Хасид спросил с удивлением: «Возможно ли, чтобы ребе посылал привет тому раву? Ведь известно, что он принадлежит к совершенно другому лагерю!» Ребе ответил: «Но он – мудрец Торы!»

После кончины в 5730 (1969) году гаона рава Пинхаса Эпштейна, главы суда Торы «Эда Харедит» [«Общины Б-гобоязненных», основанной в 1920 году на основе отказа от всякого сотрудничества с сионизмом, светским и религиозным], наш учитель попросил ввести в состав этого суда гаона рава Ицхака Яакова Вайса, автора книги «Минхат Ицхак». Пришли к нему люди из «Эда Харедит», возражавшие против этого, поскольку, по их словам, «гаон не числится среди канаим [“ревнителей”]. Как же можно ввести его в ряды руководителей “Эда Харедит”?».

Ответил им адмор из Сатмара: «В “ревнителя” можно превратиться за одну ночь, – но не в мудреца Торы!»

«Ибо они [слова Торы] – жизнь наша»

Наш учитель известен своими знаменитыми книгами: «Вайоэль Моше» и «Диврей Йоэль» — комментарии к Торе, сборник вопросов и ответов «Диврей Йоэль», «Моадим ве-Сугиёт а-Шас», «Аль а-Геула ве-аль а-Тмура» и другими.

Как-то раз, посещая ешиву Тельз-Кливленд и дружески беседуя с главами ешивы и учениками, он спросил, какой трактат сейчас учат и в каком месте в нем находятся, – и тут же дал урок по изучаемой теме, разумеется, без всякой подготовки.

Он часто говорил, что его единственная радость в этом мире – это уроки, которые он дает своим ученикам. И никакое богатство этого мира не сравнится для него с уроком...

Мудрецы эпохи ришоним – как ангелы

Рассказывал мне рав Й. Д. Н., бывший в то время духовным руководителем ешивы, то, что слышал от гаона рава Авраама Калмановича, главы ешивы Мир в США и однго из приближенных к адмору из Сатмара. Они с адмором обсуждали однажды какую-то сложную талмудическую тему, и тот высказал соображение, устранявшее все сложности, которые были у них в этой теме.

Гаон рав Авраам Калманович был немало поражен этой неординарной идеей адмора и сказал: «Такая чудесная идея была бы к лицу мудрецу эпохи ришоним!» [живших 700 – 1000 лет назад]. Адмор был потрясен этими словами; он ответил с большим чувством: «Не дай Б-г говорить так! Нельзя сравнивать соображение, высказанное одним из нас, с тем, что высказал один из ришоним… Они – как ангелы!»

«И то, что малым было в начале твоем, впоследствии умножится у тебя весьма» (Иов, 8:7)

Наш учитель основал свою общину в Соединенных Штатах «от фундамента до крыши» (см. Млахим 1, 7:9). Он начал «с нуля» и преуспел в том, чтобы организовать и сплотить все общество своих хасидов. Он создал образцовую общину – с наблюдением на высоком уровне за кошерностью продуктов питания, с талмуд-торами и ешивами, и продолжал следовать своей традиции точно, как в Венгрии, без всяких изменений. Как мне представляется, сатмарские хасиды – крупнейшая организованная община в среде харедим в Соединенных Штатах.

Влияние адмора выходило за пределы круга его хасидов, ощущалось и в других общинах. Успех его выражался главным образом в том, что он вернул многих из раввинов, приехавших раньше него из Венгрии, на должный духовный уровень. Ему удалось помочь им подняться во весь рост, и они вновь стали действовать во многом как раввины Венгрии и успешно управлять своими общинами.

Не напрасно сказал наш учитель гаон рав Элазар Менахем Шах в своей траурной речи об адморе: «Если бы не он, – кто знает, до чего бы мы дошли… Он был свят с утробы матери. Годами и годами вел он войны Всевышнего, не считаясь ни с чем, исполняя сказанное: “Никого не бойтесь”(Дварим, 1:17)… Посмотрите, пожалуйста, – есть ли среди нас личность, подобная ему?»

Все начала трудны

По приезде в Вильямсбург наш раби остановился в доме у одного хозяина на улице Родни. В один из вечеров не собрался миньян [десять взрослых евреев] для молитв минха и маарив; пытались даже звать людей с улицы, чтобы присоединить их к молящимся. И тогда подошел к нашему раби какой-то наивный человек и сказал: «Раби! Я думаю, что Вам нужно поискать другой заработок! Вы ведь видите, что у Вас не получается!»

Отношение к сионизму

Недоброжелатели адмора из Сатмара клеветали на него, будто он «ненавидит Сион» из-за его неприятия сионизма и Государства Израиль.

Истина же состоит в том, что он с детства любил Землю Израиля всем сердцем своим и душой, как свидетельствует о нем его отец, автор книги «Кдушат Йом Тов». Однако наш учитель очень хорошо знал, что из-за его борьбы с сионизмом его выставляют как «ненавистника Сиона», вопреки тому, что его любовь к Сиону была не меньшей, чем у других, и тому, что он был одним из строителей еврейской общины Земли Израиля и из величайших ее опор.

Праведный рав Йоэль Ашкенази, родственник адмора, рассказывал, как однажды, будучи в США, он пошел навестить нашего учителя. Придя к нему домой, он сказал адмору, что из-за того, что у него нет таблички с именем на двери, было тяжело найти его дом. Ответил ему наш учитель: «Вам надо было спросить, где живет известный “ненавистник Сиона…” И Вам бы сразу показали!»

Наша беседа об «Агудат Исраэль»

Я удостоился познакомиться с адмором из Сатмара еще в Венгрии в 5694 (1934) году, а, будучи в США, использовал свое пребывание там, чтобы навестить ребе в его доме и обстоятельно с ним побеседовать.

Придя к нему, я спросил, могу ли побеседовать с ним с глазу на глаз. Получив его согласие, я спросил: «А могу ли я говорить с ним не так, как говорят с большим адмором, а как говорят с ближним своим?», – и он вновь согласился. И действительно, мы провели глубокую мировоззренческую беседу, которая продолжалась больше двух часов. [Важно отметить, что рав Шломо Лоренц был депутатом Кнессета, что полностью противоречило мировоззрению адмора.]

Главный мой вопрос к адмору был такой: могу ли я услышать от него, без посредников, какова причина его сопротивления движению «Агудат Исраэль»? Я обрисовал ему, как бы это способствовало освящению Имени Всевышнего и укреплению нашего народа, если бы все еврейство харедим оказалось организованным в рамках одной организации.

Адмор из Сатмара ответил, что его сопротивление обусловлено четырьмя основными обстоятельствами.

1. По его мнению, нельзя участвовать в правительстве вместе с кофрим [отрицающими основы веры], а «Агудат Исраэль» участвует.

2. Нельзя участвовать в выборах в Кнессет, который не признает законов Торы, а «Агудат Исраэль» участвует.

3. Нельзя брать деньги у сионистской «а-Магбит а-Меухедет» [американская еврейская благотворительная организация] и тем самым придавать ей законность с точки зрения Торы, в то время как большая часть ее денег идет на цели запретные, – а «Агудат Исраэль» берет у нее деньги.

4. Школы «Бейт Яаков» для девочек существуют вопреки сказанному нашими мудрецами о том, что «каждый обучающий свою дочь Торе – как будто обучает ее вещам пустым» (Сота, 20а). [См. «Ликутей Алахот» Хафец Хаима, где он обосновывает обучение девочек Торе в наши дни и обязывает к этому.]

После того, как адмор закончил говорить, обстоятельно объясняя, по каким причинам все названные им вещи запрещены, я задал ему следующий вопрос. Представим себе, чисто теоретически, что я смогу повлиять на «Агудат Исраэль» настолько, что в ней будет принято мнение адмора по всем этим пунктам. Допустим, что ради единства всех харедим стоит уступить даже в тех вещах, которые в «Агудат Исраэль» считаются жизненно важными и заповеданными. Согласился ли бы в этом случае адмор объединиться с «Агудат Исраэль»?

Но вместо ответа адмор из Сатмара спросил меня: «И каким же, Вы полагаете, будет мой ответ?»

Я сказал: «По моему мнению, адмор не согласится войти в “Агудат Исраэль”, даже если она примет все те условия, упомянутые адмором. Мне кажется, есть еще одна причина его сопротивления этой организации».

Наш учитель рассмеялся, и сказал: «Действительно, Вы правы… Но я хотел бы спросить: почему Вы решили, что таким будет мой ответ?»

Я сказал: «Ведь я из Венгрии, и в прежние годы (в 1934-м) мне довелось видеть решительное сопротивление, которое оказывал адмор организации “Агудат Исраэль”, хотя наши представители еще не сидели в правительстве, и мы не шли на выборы в Кнессет, поскольку не было еще государства Израиль и не существовал “А-Магбит А-Меухедет”. Тем не менее, адмор противился нашей организации со всей решительностью и силой!»

Наш учитель рассмеялся и сказал: «Хочу спросить Вас опять: если так, то какова же, как Вы полагаете, причина моего сопротивления “Агудат Исраэль”?»

Я ответил ему следующее: «Я не уверен, но мне кажется, есть причина, или по крайней мере одна из важнейших причин, помимо четырех указанных. Адмор не заинтересован в том, чтобы его хасиды смешивались и оказывались в одной организации с другими группами евреев-харедим. Верно, они тоже харедим во всех отношениях, – но в каждой группе, естественным образом, есть свои особенности, будь то к добру или нет. Например, я знаю, что адмор ценит изучение Торы у евреев России и Литвы и знает об их Б-гобоязненности, – но они чрезвычайно далеки от путей хасидизма, и в определенных вещах их пути не находят одобрения у адмора. И подобное тому – с евреями Германии. Я уверен, что адмору известно, насколько они скрупулезны в исполнении Торы и заповедей, – но я понимаю, что он сопротивляется их терпимости к нееврейскому образованию, например, учебе в университете и т. п. То же самое – и в отношении еврейства других стран Европы и Америки, где кроме хороших сторон можно найти и дурные. И, по моему разумению, адмор полагает, что будет лучше, если каждая группа и каждая часть еврейства останется сама собой, не навлекая на себя испытаний и опасностей и учась друг у друга плохому».

На эту мою оценку точки зрения адмора я не получил от него ответа, – но, как мне кажется, он принял сказанное.

Я вновь и вновь пытался найти возможности для сотрудничества, хотя бы частичного, но усилия мои оказались безуспешными. Адмор отвергал любой вариант сотрудничества, хотя и отмечал, что ему известно, что в «Агудат Исраэль» есть великие мудрецы Торы и большие праведники. И он высоко оценил тогда гаона рава Аарона Котлера и многие его свершения, а также других великих мудрецов.

Почему адмор пожертвовал системе «а-Хинух а-Ацмаи»?

Когда наш учитель посетил Лондон – как мне кажется, в 5718 (1958) году – господин Гарри Гудман, глава Исполнительного комитета «Агудат Исраэль» в Европе, опубликовал в газете организации «Агудат Исраэль» в его честь статью «Добро пожаловать». В числе прочего г-н Гудман рассказывает в своей статье, что, когда он сам был у адмора в Нью-Йорке, тот дал ему две тысячи пятьсот долларов на нужды «а-Хинух а-Ацмаи» [образовательной системы «Агудат Исраэль»].

Когда Й. Д., один из деятелей «Нетурей Карта» [группа, отколовшаяся в 1938 году от «Агудат Исраэль» из-за своих крайних позиций против сионизма, а затем – и против государства Израиль] прочитал эту статью, он поспешил к адмору, чтобы сообщить ему, что газета, принадлежащая «Агудат Исраэль», оклеветала его, написав, будто он, не дай Б-г, пожертвовал деньги в пользу «а-Хинух а-Ацмаи».

Наш учитель ответил ему так: «То, что написано там, – правда; я действительно пожертвовал деньги». И, увидев удивление собеседника, добавил: «Когда кто-то критикует какое-то дело, он должен уметь и помочь, чтобы было ясно, что критика была по существу. И еще: верно, я против того, чтобы дети из семей харедим учились в школах этой системы. Но я не против того, чтобы дети из всех тех семей, которые не посылают их в талмуд-торы и хедеры, включая детей из восточных общин, учились в школах “а-Хинух а-Ацмаи”». И когда Й. Д. позволил себе оспаривать мнение адмора, тот попросил его уйти.

«Здесь берут у меня деньги – и дают советы…»

Однажды, когда адмор был в Иерусалиме, там проходили выборы в местные органы власти. Отношение ребе из Сатмара к участию в этих выборах было положительным, в отличие от выборов в Кнессет. Из плакатов от его имени, расклеивавшихся по городу, можно было понять, что он просит идти голосовать, чтобы укрепить представительство харедим в муниципалитете.

Деятели из «Нетурей Карта», которые, вопреки мнению адмора, противились также участию в выборах в муниципалитет, срывали и замазывали его плакаты. Услышав от этом, наш учитель сказал так: «В Америке и во всем мире у меня спрашивают советы, что делать, и дают мне деньги [пидьён – по хасидскому обычаю]. А здесь, в Иерусалиме, – берут у меня деньги и дают советы…»

Его мнение по поводу «истории с Йоселе»

[Нашумевшее дело (1960-1962 г.) о тайном вывозе в США шестилетнего Йоселе Шухмахера, организованном его дедом из общины «Нетурей Карта» с целью уберечь внука от нерелигиозного воспитания, которое ему дадут родители.]

У нашего учителя было постоянное правило, которому он никогда не изменял, закон, обязательный к исполнению: судить в каждом вопросе сообразно обстоятельствам его. Рассказывал мне р. Й. Д. Н., один из важных хасидов адмора, что, когда Йоселе Шухмахер был тайно вывезен в США, к адмору домой пришла г-жа Рут Бен Давид (Блой), – как известно, она была главной фигурой в тайном вывозе и сокрытии мальчика. Она просила Й. Д. Н., который был приближен к адмору, рассказать тому о многих трудностях, с которыми было связано сокрытие Йоселе, – для того, чтобы тот посодействовал и приказал своим хасидам мобилизоваться для помощи.

Выслушав это, адмор сказал следующее: «Кто сказал, что это похищение и все с ним связанное, – на пользу Йоселе? Ведь нет сомнения, что в конечном счете “Шин Бет” [израильская контрразведка — Служба общей безопасности] найдет его! Вы не знаете, какая у них сила? Я не удивлюсь, если окажется, что люди из “Шин Бет” вращаются и в наших Домах учения, переодетые хасидами. После того, как Йоселе схватят, он станет вести образ жизни совсем как нееврей и сделается гораздо хуже, чем был бы, если бы его не похищали…»

В конечном счете адмор из Сатмара не согласился выразить свою поддержку тем, кто участвовал в этом деле, и тем более помогать им. И, как говорят, «мудрец прозорливей пророка»: спустя короткое время предсказание ребе осуществилось самым точным образом.

Рассказ этот, когда я его услышал, удивил меня. Известно, что похитителями Йоселе были люди из «Нетурей Карта», и можно было полагать, что адмор из Сатмара, в котором эта группа видела своего руководителя и духовный авторитет, наверняка будет согласен с их делами. Но я нашел подтверждение того, что адмор действительно был против похищения, в книге рава Александра Дейча, который был чрезвычайно близок к адмору.

Стало ясно, что наш учитель не бросается в крайности с закрытыми глазами, а судит о всяком деле по сути его. Увидев, что похищение это – дело негодное, хотя на первый взгляд и соответствует мировоззрению «ревнителей», он без колебаний воспротивился ему.

Компромиссы – только в «Хошен Мишпат»

В ходе своего визита в Антверпен в 5712 (1952) году в одном из выступлений адмор спросил: почему в книге «Арбаа Турим» [сокращенно «Тур» – свод законов, предшествовавший «Шулхан Аруху»] ее автор [рав Яаков бен Ашер] изменил порядок излагаемых законов в сравнении с их порядком в Торе? В Торе мы сначала видим главу Мишпатим – «Правопорядки» – с имущественными законами, а далее уже приводятся законы о запрещенном и разрешенном, тогда как «Арбаа Турим» открывается разделом «Орах Хаим» [правила повседневной жизни и молитв, законы благословений, субботы, праздников и постов], затем следует «Йоре Деа» [законы запрещенного и разрешенного, затем «Эвен а-Эзер» – законы о браке и разводе[, тогда как раздел «Хошен Мишпат», посвященный имущественным законам – последний.

Наш учитель объясняет это так. В начале раздела «Хошен Мишпат» (гл. 12) сказано, что есть заповедь идти на компромисс [в имущественных спорах], и суд, в котором многие тяжбы завершаются компромиссом, достоин похвалы. И потому, если люди сначала станут изучать «Хошен Мишпат» и привыкнут к компромиссам, то далее, при изучении остальных частей Торы, относящихся к разделам «Орах Хаим», «Йоре деа» и «Эвен а-Эзер», они будут идти на компромиссы и там. Но ведь компромиссы в исполнении заповедей нашей святой Торы равнозначны отмене Торы! И потому автор «Арбаа Турим» внес изменения в порядок законов и поставил на первое место раздел «Орах Хаим», чтобы приучить нас к недопустимости компромиссов [в приведенных там законах]; и в имущественных законах, которые есть в «Йоре Деа» и относятся к пожертвованиям на изучение Торы, тоже нет места для компромиссов. И лишь в последнюю очередь, когда уже изучена вся Тора «без компромиссов», можно изучать раздел «Хошен Мишпат», в котором им есть место.

Перевод – рав Пинхас Перлов

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара
| Рав Шломо Лоренц

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий