Рав Элияу Лопьян — «Я не машгиах»

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1521
я не машгиах

Продолжение. Начало здесь.

«Я – не машгиах»

В своей великой скромности, рав Элияу с исключительным уважением относился ко всему персоналу ешивы – людям значительно моложе его. Как-то раз в ешиву пришел человек, который не знал его. Он встретил рава Лопьяна и спросил его, где находится машгиах ешивы. Рав Элияу сразу послал его к гаону цадику раву Дову Яфо, сказав: «Я здесь не машгиах, я только немного помогаю машгиаху».

Раву Элияу было совершенно ясно, что человеку, который ищет машгиаха, нужен именно гаон рав Дов Яфо, – до такой степени, что он не счел нужным проверить, не ищет ли тот все-таки его самого… Рав Элияу также постоянно приходил на уроки главы ешивы гаона рава Элияу Мишковского, чтобы участвовать в обсуждении изучаемой темы наравне с прочими учениками.

В тот период гаон рав Барух Мордехай Эзрахи еженедельно давал в ешиве урок алахи – еврейского закона. Рав Лопьян попросил у него разрешения приходить на эти уроки. Рав Барух Мордехай, разумеется, отказал – из уважения к учителю: как он может давать урок в его присутствии? Однако рав Элияу, который даже подумать не мог, что в этом может быть причина отказа, пытался уговорить рава Баруха: «Уважаемый рав, конечно, опасается, что я буду мешать на уроке своими вопросами, поскольку мне тяжело понимать изучаемое. Обещаю Вам, что ничего не буду спрашивать». Рав Барух Мордехай и все присутствовавшие там были поражены скромностью рава Лопьяна, который был уверен, что причина полученного им отказа – в его непонятливости и в том, что он будет мешать…

Его смиренность и самоустранение перед великими мудрецами поколения были поистине удивительными. Во время Большой конференции «Агудат Исраэль» в Иерусалиме в 5724 (1964) году, его пригласили открыть конференцию чтением Теилим. Домочадцы рава Лопьяна, боявшиеся за его здоровье, просили не принимать это приглашение, но рав объяснил свое желание участвовать в работе конференции такими словами: «Я хочу исполнить одну заповедь – встать перед гаоном равом Моше Файнштейном». Ради ее исполнения он видел оправдание всем трудам и усилиям, которые от него в связи с этим потребуются!

Когда его навестил гаон рав Йехезкель Абрамский, рав Лопьян сказал ему: «Знайте, что ни одна молитва моя не проходит без того, чтобы я думал о Вас» (обо всем этом рассказал внук рава Элияу – рав Хаим Озер Гурвич).

«Трудиться, стремясь к благу для своего народа»

Его великая скромность соединялась с огромной осторожностью в отношениях между человеком и ближним, в которых он действовал, постоянно выверяя все поступки – с мудростью и знанием, как учит рабейну Йона в «Шаарей Тшува» (разд. 3, п. 13): «Ибо обязан человек трудиться, стремясь к благу для народа своего, и прилагать все усилия для надлежащего устройства [в материальном и духовном] дел ближнего… И это – из числа строжайших и главнейших предъявляемых к человеку требований».

Вот одна из историй, которые в полной мере учат нас этому. Молодой ученик из ешивы тихонит [для учащихся старшего школьного возраста, с религиозными и светскими предметами] пришел в ешиву в Кфар Хасидим, чтобы собственными глазами увидеть, что представляет собой ешива «чистой Торы». Придя, он встретил рава Лопьяна, который спросил его, среди прочего, сколько времени он предполагает там пробыть. Тот ответил: «До четверга».

Однако в четверг, получив самые благоприятные впечатления от увиденного, гость решил задержаться до исхода субботы. В пятницу, увидев его в ешиве, рав Элияу позвал его к себе. Присутствовавшие там в тот момент были в смущении: быть может, рав собирается укорять молодого человека за то, что тот не держит свое слово? Но когда тот пришел, рав Элияу ласково спросил его: «До какого времени Вы остаетесь в ешиве?» – и, получив ответ, сказал ему: «Вы прежде говорили, что остаетесь до четверга, и потому, надо полагать, Вы не приготовили себе субботних одежд. Идемте со мной в мою комнату, и я дам Вам для субботы и верхнюю, и нижнюю одежду». И он не оставил своего гостя, пока тот не заверил его, что у него есть в ешиве друзья, которые позаботятся о его одежде.

«…и прилагать все усилия для надлежащего устройства дел ближнего»

Стремление рава Элияу принести пользу ближнему было столь сильным, что он думал о вещах, казалось бы, далеких от него и вообще от понятий возвышенных. Тем не менее, рав Лопьян старался обратиться к мироощущению даже самого простого человека, чтобы понять, как он может помочь и принести ему благо.

Эта история произошла, когда он отдыхал во время каникул вместе с несколькими главами ешив и других мудрецов в доме отдыха Совета ешив. В первый день пребывания, отдыхающие собрались, чтобы установить часы совместных молитв. Было предложено как нечто само собой разумеющееся начинать утреннюю молитву в семь часов, как принято в ешивах. К общему удивлению, рав Элияу воспротивился этому предложению и попросил перенести время молитвы на половину восьмого, – как он объяснил, чтобы работники кухни могли поспать еще полчаса.

Рав Элияу проверял себя даже в самых малых делах. Каждый раз, совершив омовение рук, он наполнял водой сосуд для того, кто будет делать это после него. Даже в легкой, машинальной операции наполнения сосуда водой он видел особое усилие, видел в ней что-то такое, в чем можно помочь ближнему.

Также и обязанности, от которых люди обычно стремятся уклониться, он без колебаний брал на себя. В это просто невозможно поверить: в какой-то день, когда уборщик не вышел на работу, ученики застали нашего рава Элияу убирающего в туалете ешивы!

Из того же сострадания к ближнему и сердечного участия исходит и высказанное им мнение, что не следует отращивать мальчикам волосы до трехлетнего возраста, поскольку это причиняет им неудобство в том, к чему не обязывает закон (по свидетельству моего зятя, рава Хаима Озера Гурвича, который был внуком рава Лопьяна). [Однако повсеместно принятый обычай – не стричь мальчиков до трех лет.]

Потеря времени, которое должно быть посвящено изучению Торы, наносит ущерб на войне

В период, когда усилилось общественное давление на учащихся ешив в связи с тем, что они «уклоняются от военной службы и не вносят вклад в защиту Родины», рав Элияу решил укрепить молодых учащихся, на которых эта атмосфера оказывала давление и порождала у них ощущение своей ущербности. Он сказал следующее: «Сказано в Писании (Йеошуа, 5:13-14): “И было, когда был Йеошуа в Йерихо, поднял глаза и увидел: вот, стоит пред ним муж [ангел], и меч обнаженный в руке его. И подошел Йеошуа к нему, и сказал ему: ты за нас или за недругов наших? И сказал тот: нет, я – начальник воинства Г-спода! Теперь пришел я”. Пишут наши мудрецы (Мегила, 3а), что ангел этот сказал Йеошуа: “Накануне вы не принесли постоянную послеполуденную жертву, а сейчас – теряете время, которое должно быть посвящено изучению Торы!” Спросил его [Йеошуа]: “Из-за какого [из этих грехов] ты пришел?” Сказал ему: “[Из-за того, который вы совершаете] сейчас, пришел я”. Другими словами, из-за греха уклонения от изучения Торы. Если так, то почему же ангел приходит в одеждах начальника воинства Всевышнего? Если его претензии – уклонение от изучения Торы – претензии не военачальника, а главы ешивы, то он должен был прийти в одеждах главы ешивы! Но это и доказывает то, о чем я хочу сказать! Претензия из-за уклонения от изучения Торы сама по себе была военной! Когда уклоняются от изучения Торы во время войны, это проблема не религиозная, это – ущерб в ведении войны! Без Торы невозможно победить на войне!»

Изучение Торы – не за счет других людей

Ученик рава Элияу, рав Моше Аарон Штерн, рассказывал следующее: «Когда я был еще молодым аврехом, случилось мне как-то пропустить несколько дней в ешиве. Рав Элияу пришел ко мне домой, выяснить причину моего отсутствия. Я сказал ему, что кроме того, что квартира эта, в которой мы живем, маленькая, в ней еще течет вода по стенам. Дети заболели, и мне пришлось остаться, чтобы помогать жене. Рав Лопьян внимательно осмотрел квартиру и сказал: “По моему мнению, Ваша жена имеет право потребовать от Вас развод! Ведь Вы обязались, согласно ктубе, содержать ее и предоставить ей квартиру для проживания! А эта квартира не годится, чтобы в ней жили люди, и потому жена Ваша имеет право на развод!”

Я начал оправдываться и сказал, что у меня, как у авреха, нет никакой возможности арендовать квартиру лучшую, чем эта, но рав Лопьян начал упрекать меня: “Да разве это оправдание тому, чтобы твоя жена и дети жили в помещении, годном лишь для коровника? Поезжайте за границу, вплоть до того, чтобы собирать там подаяние, – и исполните свой долг перед членами Вашей семьи!”

Рав выразил готовность помочь мне найти источник пропитания, но я взмолился перед ним, говоря, что хочу продолжать учебу. Услышав это, он сказал, что, как ему кажется, я гожусь быть машгиахом (духовным руководителем) в подходящем для меня учебном заведении. И я действительно стал машгиахом в талмуд-торе Каменица».

Средства связи – для укрепления веры

В заключение, приведу одну мысль в сфере морали и страха перед Б-гом, высказанную равом Лопьяном, который имел обыкновение анализировать и по-своему объяснять то, что происходит в мире.

Он приводит стих в конце книги Коэлет (12:13): «Делу конец – всему услышанным быть; Б-га бойся и заветы Его соблюдай», и к нему – «Таргум» (перевод на арамейский язык Йонатана бен Узиэля): «”Делу конец”: все сделанное в мире втайне – в будущем откроется и услышано будет всеми людьми, – и поэтому сказано, что надо бояться Б-га».

Наше поколение, ослабшее в вере, по сравнению с прежними, удостоилось воочию увидеть то, о чем говорит этот стих Коэлет. Были изобретены средства связи, показывающие, каким образом можно услышать и увидеть во всем мире дела человека, который говорит и действует в одном каком-то месте. Изобретение это приходит, чтобы внедрить в наши сердца веру в то, о чем говорит мишна (Пиркей Авот, 2:1): «Глаз видит и ухо слышит, и все дела твои в книгу записываются».

Перевод – рав П. Перлов

http://www.beerot.ru/?p=32610